Фанфик - Жажда Фикрайтер

Жажда

1 Балл2 Балла3 Балла4 Балла5 БалловОценка: 5,00 ( голосов: 2)
Загрузка...


Другие фанфики автора

жажда

Костер догорал, поленья жалобно трещали, будто прощаясь с затухающим пламенем. И несмотря на то, что ночь близилась к рассвету, и птицы голосили, встречая первые лучи солнца, драконорожденная чувствовала необъяснимую тоску.
Хотя, если вспомнить, что именно привело ее сюда, все становилось понятным.
Носком сапога девушка пододвинула к костру обгоревшую головешку, и пламя жадно накинулось на нее, выбросив в воздух сноп искр. В миг яркий свет осветил высокие сосны, что частоколом окружали ее ночлег, и притаившихся в кустах хищников. Которые впрочем не решались атаковать, будто чувствуя драконью силу путницы.
Судьба вдоволь посмеялась над ней, даровав талант, который оказался ныне ненужным. В былые времена люди слагали легенды о великих подвигах Довакина, сражавшего злое драконье племя. А что теперь? Она шесть лет скитается по земле, уже и не надеясь обрести приют. Перебивается случайными заработками, в лучшем случае позволяет себе переночевать в придорожной гостинице, в худшем — среди руин разграбленной гробницы.
Собственно, золото и драгоценные камни привлекали ее меньше, чем залежавшееся дерьмо дворняги, единственное, до чего она мечтала добраться, — так это до древних свитков, сохранивших хоть какое-то упоминание о драконах. В Скайриме не осталось ни одной библиотеки или даже развалин, некогда считавшихся хранилищем манускриптов, которые бы она не исследовала в надежде найти хоть намек на завалявшегося ящера, с которым бы она померялась силой. А еще до свербения в пазухах хотелось поглотить мощь поверженного соперника!
Девушка вновь ударила сапогом в землю, сковырнув верхний влажный слой плодородной почвы, и засыпала им углубление, вырытое под кострище.
Солнце уже полностью показалось над острыми выступами скал, прогревая своими лучами промерзший за ночь воздух. Впервые дышать стало свободно. То ли сказался кратковременный отдых, то ли утоленный голод, но Эльгарда почувствовала себя полной сил. Она легко подняла с земли оружие: закинула за спину лук и колчан со стрелами, приторочила к левому бедру удлиненный одноручный меч. Толстый подбитый мехом плащ, что последние дни служил ей постелью, она накинула на плечи, словно не ощущала его тяжести, и покрыла капюшоном растрепанные рыжие волосы.
Остатки вчерашнего пира драконорожденная аккуратно собрала в листы пергамента и сложила в мешок с припасами. Путь до ближайшего города неблизкий, а она намеренно выбрала самую дальнюю дорогу, на которую ей настоятельно рекомендовали не соваться.
Идти было легко, по крайней мере, пока она не подошла к подножию гор, облюбованных еще накануне вечером. Где-то здесь произрастает редкий вид трав, за который ей была обещана горсть золотых монет. Но манила ее сюда вовсе не жажда наживы. Где-то внутри зрела уверенность, что здесь она найдет ответы на давно терзающие ее вопросы.
Вокруг этих мест давно ходят слухи, что звери сюда не заходят, а если в окрестностях появляется шайка отчаянных разбойников, то через день о ней уже никто не вспоминает.
Эльгарда, конечно, понимала, что селяне часто сами сочиняют байки. Им просто скучно становится жить, если кто-то срочно не выдумает какое-то древнее зло или таинственный манускрипт, о котором рассказывал подозрительный путешественник. И пусть его никто в глаза не видел, но все уверены, что в этом манускрипте содержатся знания обо всем, что некогда существовало на земле.
Началась почти отвесная скала, и девушке приходилось хвататься за уступы, чтобы карабкаться вверх. Поношенные перчатки обросли бахромой, силы медленно таяли, как изморозь с западной стороны скалы. Солнце поднималось все выше и поглощало тени. Воздух прогрелся. В плаще становилось невыносимо жарко.
«Еще немного, еще чуть-чуть», — убеждала она себя.
Последний уступ. Девушка закинула наверх мешок, лук и стрелы, из последних сил подтянулась на руках и взобралась на вершину скалы. Здесь была ровная площадка, можно передохнуть.
Расстелив плащ, Эльгарда сразу же заснула, даже не вспомнив о еде и воде. И эта холодная каменная постель показалась ей мягкой периной, память о которой сохранилась из далекого детства, когда еще она не знала о силе Довакина, что текла в ее крови, и о страшных смертельных схватках людей с драконами.
Ей снилось пламя, изрыгаемое из пасти огромной как дворец твари. Хлопанье кожистых крыльев по воздуху. Оглушающий рев, от которого стыла кровь. Она дождалась своего часа — это ее бой! Меч в руках скорее помеха, и перевязь колчана натирает плечо. Девушка пытается набрать в легкие больше воздуха, собрать дарованную ей силу в тугой комок и вытолкнуть ее из груди вместе с криком, что сразит монстра. А если не сразит, то хотя бы покалечит. Тварь щерится, чешуя на спине встает дыбом, хвост бьет по земле. А Эльгарда готова разразится Голосом Бури:
— Ааааааааааааааа!
Громкий вопль пробудил девушку ото сна.
День клонится к закату, лес внизу заботливо укутан в сумерки, но здесь, в горах, еще светло. И ей почему-то тепло, хотя холодный ветер взъерошивает волосы.
— Чего орешь? — раздался за спиной тихий раскатистых голос. — Не уж-то придавил ненароком?
Одним прыжком драконорожденная оказалась на ногах, рукоять меча, подхваченного с земли, уверенно легла в ладонь. Заняв оборонительную стойку, она обернулась на голос.
Здесь, на вершинах гор, она была готова увидеть кого угодно (мало ли кого нелегкая судьба занесет сюда в поисках сокровищ или тайн?). Но вместо одинокого путника или шайки разбойников, напротив девушки оказался дракон. Его чешуя лоснилась и в лучах заката отливала богатым сиреневым цветом. Он лежал, вытянувшись вдоль вершины скалы, а его крыло нависало над девушкой словно шатер.
— Был дождь, — пояснил дракон, заметив удивленный взгляд девушки. – Вы, человечки, такие слабенькие, что, промокнув, сразу подхватываете простуду.
Вот она, возможность встретиться в схватке с достойным противником! Вот она, надежда поглотить сущность сраженного дракона! Тогда ее мощь станет поистине велика, и равной ее силе уже не будет! Дракон! Настоящий! Возможно, самый последний из всего их рода.
Ну, как же это делается? Девушка бесшумно открывала рот, пытаясь извлечь из него не то, чтобы ту’ум*, но хотя бы какой-то звук. Вот так, долгие, упорные тренировки на кабанах пошли дракону под хвост!
Ведь эта тварь, даром, что выглядит такой спокойной и безмятежной, проглотит и не подавится. Надо отступить! Перегруппироваться — и атаковать!
— Ну, я пойду? — ноги Эльгарды шаркнули к обрыву.
— Ну, иди, — лениво отозвался дракон и прикрыл глаза.
Девушка пятилась, размышляя над тем, приснилось ли ей это все или перед ней действительно говорящий дракон. Вообще, драконы умеют говорить? Как-то же они обучали людей пользоваться Голосом? Но с другой стороны драконорожденные способны понимать язык драконов. Так что появилось сперва, рептилия или яйцо?
Шарк-шарк. С обрыва вниз покатились камни.
Почему же он не сожрал сразу? Сыт? Или предпочитает кошатину? Может быть, вегетарианец?!
Почему не пользуется своим Голосом, чтобы убить ее?
Почему спокойно отпустил? Уверен, что нагонит, едва заурчит в животе? Или его ту’ум ударит ей в спину, едва решится бежать?
Нога сорвалась, и девушка потеряла под собой опору.
Она же на вершине горного кряжа! Позади — пустота!
Эльгарду прошиб холодный пот, она поняла, что летит вниз. Душа покинула ее тело раньше, чем драконорожденная попыталась вспомнить, как Голосом остановить падение. Видимо, просто не судьба ей выбраться отсюда живой.
Встряхнуло. Огнем обожгло запястье руки, которой она пыталась зацепиться на камни. Зажмурившись, девушка прислушалась к своим ощущениям. Кажется, падение прекратилось. Ее тело висит в воздухе, мерно покачиваясь из стороны в сторону. Бедро саднит от удара о камни.
Испуганно воительница открыла один глаз, затем второй, и посмотрела наверх. В метре от нее застыл юноша с протянутой к ней рукой. Он держал ее крепко, его пальцы надежно обхватывали ее запястье, не позволяя ладони соскользнуть.
— Отпустил же с миром, — заговорил человек, вытягивая девушку наверх, и этот голос она узнала. — Чего ты надумала с обрыва прыгать?
— Случайно, — проговорила она, вновь оказавшись на вершине горы.
Он смотрел на нее через полуприкрытые веки, с выражением безмятежности на красивом лице. Его длинные волосы необыкновенно сиреневого цвета неторопливо развивались по ветру. Не смотря на стужу, он был почти раздет: лишь свободного покроя брюки из выделанной кожи да длинный сюртук на голое тело. Такой высокий, каких в своей жизни Эльгарда никогда не встречала.
— Волосы рыжие — значит, ты норд. — Юноша отступил на шаг и внимательно осмотрел девушку. — Наверняка владеешь оружием и хороша в сражении. Не просто же так таскаешь с собой и лук, и меч? И в тебе течет кровь драконов. Почему же при виде меня растерялась как девица на выданье?
— Ты живой.
— А ты — наблюдательна.
— Ты дракон!
— Я удивлен.
— Так все же драконы вымерли!
— Правда? Кажется, я проспал этот момент.
— Как долго ты спал?
— Как долго? — Он посмотрел под ноги. — Эта гора наросла поверх моего тела.
Девушка ахнула, прикрыв ладошками рот. Она даже представить не могла то время, когда здесь вместо гор простирались луга или леса.
— Я очень голоден, — протянул дракон в человеческом обличье.
Ну, вот и все — кульминация! Он точно вознамерился ее сожрать. Бежать некуда. Прошлая ее попытка не увенчалась успехом.
— В твоем мешке не найдется чего-нибудь съестного?
— В… в мешке? — Девушка решила, что она ослышалась.
— Ну, да, или ты решила, что я полакомлюсь тобой?
Становиться ужином для дракона совсем не хотелось. Эльгарда почувствовала, как древняя сила наполняет ее изнутри. В груди назрел огненный ком, что рокотал подобно буре.
— Назад! — рявкнула она, и поток ветра, разбуженного Голосом, оттеснил юношу.
— Да угомонись ты, дай пожрать. А то последний дракон на твоем веку подохнет с голоду.
Драконорожденная улыбнулась своим мыслям: это чудовище не казалось ей таким уж страшным. Даже напротив — он чем-то неумолимо ее притягивал к себе. Красивой ли человеческой внешностью? Бесспорно. Спокойным нравом и размеренным звучанием глубокого голоса? В точку! А самое главное — он может поведать ей о стародавних временах, о которых и летописей-то, наверное, не сохранилось.
Перспективы кружили голову.
Уже без страха воительница подступила к дракону, подхватив с земли походную сумку.
— Там немного, едва ли достаточно, чтобы утолить твой голод. Половина зайца, запеченного вчера на костре, да неощипанный фазан.
Юноша-дракон кивнул:
— Наберусь сил и отловлю дичь покрупнее. Давай все сюда.
Девушка кинула в собеседника мешком и тот поймал его на лету. Он уселся на землю, развязывая длинными пальцами узлы.
— Только, пожалуйста, больше не вопи. Я так ослаб за эти годы, что вряд смогу противостоять твоему Голосу.
Сказав это, дракон извлек из мешка еду и, развернув лист пергамента, оторвал заячью ногу от тушки и сунул в рот. Может, он и был безумно голоден, ел, однако, не спешно, тщательно пережевывая мясо, будто раздумывая, нравится ли ему пища.
По крайней мере стало понятно, почему он не убил незваную гостью, но все равно остается второй вопрос.
— Почему ты меня спас?
— Надеялся, ты меня покормишь, — ответил юноша с набитым ртом.
— И только поэтому?
— А какие еще нужны причины?
И правда, логику драконов даже драконорожденным не понять.
Покончив с пищей, монстр смачно рыгнул. Гора под ними задрожала, по лесу внизу прошел гул. С деревьев по всей окрестности в сумеречное небо взмыли стаи ворон.
— Промочи горло. — Эльгарда протянула дракону мех с вином, и тот опустошил его за два глотка.
Воздух огласил громкий «ик» — половина ворон замертво попадала наземь. Вокруг стало тише.
— Так-то лучше.
Едва парень поднялся, как небо над их головами закрыли два мощных крыла. Его тело вновь стало больше и обросло чешуей.
— Скоро вернусь. Постарайся за это время не покончить с жизнью каким-нибудь нелепым способом. — И дракон взмыл в небо, обдав девушку потоком ледяного воздуха.

 

Примечания:

*Ту’ум, Голос Бури, просто Голос, или драконьи Крики (ориг. Dragon Shouts) — разновидность магии в Нирне. 

 

Жажда обновлено: Ноябрь 5, 2016 автором: Анастасия Энн
Рейтинг: 1

Автор публикации

3
не в сети 2 года

Анастасия Энн

Не грусти, мы с тобой - музыканты, стихоплеты, создатели снов. Наше место - у волн необъятных, у прозрачных певучих ручьев. Все теряем - и вмиг обретаем под печальной и бледной луной, но лишь мы этот мир сотрясаем, он послушен вовек нам с тобой.

© Высокий дом, Джеймс Стоддард

Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 17-04-2016


Y Фикрайтер.ру

Опубликовано

 

Please log in to vote

You need to log in to vote. If you already had an account, you may log in here

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика