Save me (Be my sky)Фикрайтер

Save me (Be my sky)

1 Балл2 Балла3 Балла4 Балла5 БалловОценка: 5,00 ( голосов: 1)
Загрузка...


Другие фанфики автора


Размер : Макси(Max)

Статус фанфика: Закончен

Возрастное ограничение: 18+

Описание :

Мировая известность, слава, продуманный до мелочей публичный образ, возможность получать всё, о чём мечтаешь, занимаясь любимым делом. Но занавес закрывается, аплодисменты стихают, маска падает с лица, и душераздирающий безмолвный крик "Помоги мне..." раздаётся в тишине закулисья. Услышит ли она его? Сможет ли спасти?

Комментарий автора:

В процессе чтения не забывайте заряжать указанный плейлист ;))
Спасибо :*
Присутствует нецензурная лексика.

Особенности фанфика:

Это первая часть саги о бантанах.

 

 

Глава 1.

Когда идёт дождь,
У меня появляется едва ощутимое чувство,
Что у меня есть друг,
Который продолжает стучать в мои окна
И спрашивать меня: «Хорошо ли ты справляешься?»
И я отвечаю: «Я все еще заложник жизни:
Живу не потому, что не могу умереть,
А потому, что меня тут что-то держит». («Rain»)

(playlist — BTS: Wings: Outro)

Казалось, пол малого зала хореографии второго этажа накалился до такой степени, что вокруг него начинали плавиться и стены. В зеркале напротив мелькали, соревнуясь друг с другом, то до невозможности плавные, то до умопомрачения чёткие, дерзкие движения женского тела.

Танцовщица полностью отдавалась бьющей через край энергии музыкальной композиции. Звуки из колонок помещения окатывали её мощными потоками, и временами было ощущение, что воздух остановился, а её тело беспощадно кромсает его, ныряя вперёд, кидаясь в стороны, взлетая вверх, и будто обречённо обрушиваясь вниз. Блестящая от пота кожа раз за разом обнажала напряжённые мышцы шеи, плеч, рук и лодыжек. Волосы, собранные в хвост, при поворотах и прыжках каскадом взлетали и рассыпались сквозь воздушные потоки по плечам и спине.

Она танцевала на пределе. Как в последний раз. Вкладывая в танец все свои чувства, эмоции, свою душу. Она щупала тонкую границу между «что я уже могу сделать» и «на что ещё я способна». Её спутниками сейчас были упорство, мечта и невыносимая любовь ко всему происходящему на данный момент.

Музыка наполняла каждую её клеточку, ритм стучал в венах. Она прикрывала глаза от удовольствия, когда звучала особо цепляющая сердце гармония, подпевала одними губами, когда начинался самый любимый отрывок песни.

Чёрная маска, закрывающая нижнюю половину лица, во время интенсивной тренировки стала влажной, и дыхание слегка начало сбиваться.

«Давай, давай, не останавливайся, не сдавайся, расправь крылья, лети, вперёд!», — мысленно твердила она себе, и с новыми силами бросалась в омут радужных аккордов, несущихся куда-то в поднебесье.

Вместе с последним звуком песни её удивительно гибкое тело как по приказу замерло, и блестяще-живописно низверглось на пол…

Она лежала без сил с закрытыми глазами, раскинув в стороны руки и ноги. Правая рука потянулась было к маске, чтобы опустить её и, наконец, отдышаться, но.. внезапный шум за чуть приоткрытой дверью заставил её быстро убрать руку от лица.

Она за секунду вскочила из положения лёжа, согнув ноги в коленях и качнувшись на немного согнутой спине вперёд.

Когда девушка добежала до двери и толкнула её от себя, в тёмном коридоре уже никого не было. «Странно», — прошептала она, и уже хотела зайти обратно, но… её внезапно остановил еле уловимый запах парфюма с нотками мускатного ореха и бергамота..

Запах, который говорил о том, что кто-то наблюдал за ней минуту назад…

 

 

Глава 2. 

Перейди через границу зимы,
И, пока снова не придёт весенний день,
Пока не зацветут цветы,
Останься здесь подольше. («Spring day»)

(playlist — BTS: Lost)

Было 9 часов утра. В холле возле большого зала хореографии толпилось много народа. Парни из подтанцовки частично сидели и стояли, сонно подпирая стены, а некоторые что-то весело обсуждали, хохоча и периодически жестикулируя непонятности руками, ногами и головами.

Ранние солнечные лучи били в прозрачные стёкла широких окон холла, согревая ребят и придавая позитивного настроя на целый день.

Тэхён тихо сидел на подоконнике, оперевшись о его край спиной, и согнув одну ногу в колене. Его взгляд был направлен куда-то сквозь облака за окном. Спокойное выражение лица выдавало обычный для него вечный недосып, и, конечно, нескончаемый поток самых невероятных логических цепочек и ассоциаций, не поддающихся анализу.

Рядом, «лёжа» щекой на стене и скрестив руки на груди, стоя досматривал свой сон Юнги. Чуть поодаль от них Чонгук как обычно исподтишка доставал Джина болючими пинками. Хоуп и Чимин мирно беседовали у соседнего окна. Рэпмона нигде не было видно, наверняка пошёл решать какие-то важные вопросы.

Тэ иногда поворачивался к друзьям, и одаривал то одного, то другого сонной улыбкой, стараясь показать, что он не отрывается от коллектива, и как бы насколько это возможно активно участвует в их бурной деятельности.

— Что это с Тэ? — вдруг спросил Хосок у Чимина, скользнув взглядом на слишком уж отстранённого Тэхёна.

Чимин сразу напрягся. Он думал, сказать Хоупу или лучше не говорить, но всё-таки решился.

— Вчера Юнги опять не очень хорошо подшутил над Тэ, помнишь? Тэ вроде как нормально отреагировал, но мне показалось, что его это сильно задело. Сильнее, чем всегда. Он никогда не рассказывает, что у него на душе, но… Согласись, вчера было слишком уж жёстко.

Хосок опять перевёл задумчивый взгляд на Тэ, тот вдруг посмотрел в его сторону, словно почувствовал, что говорят о нём, и улыбнулся в ответ. Хоуп тоже улыбнулся и подмигнул ему. Тэхён снова отвернулся в окно.

— Ну да. Вчера Шуга переборщил, я считаю. Вчера я не особо обратил на это внимание, но сейчас да. Было жестковато копировать улыбку Тэхёна. Обиделся парень крепко. Я его таким грустным с нашего преддебюта не видел, — поддержал Чимина Хоуп. — Надо его подбодрить может? Как считаешь?

— Считаю, отличная мысль, Хоуп-хён! — с радостью одобрил его предложение Чимини. — Может выпить позовём вечером?

— Айщщ!, Чимин-щи! — возмутился Хосок. — Ты кого подбодрить хочешь? Тэхёна или себя? Иди, иди отсюда, алкоголик малолетний!

Хоуп весело замахал руками в сторону Чимина, а тот, в свою очередь, смеясь, стал уворачиваться от любимых подзадников Хосока, орущего шутливые проклятия. Чимин пятился к подоконнику, на котором грустил меланхоличный Тэ.

— Тэхён, дружище, спаси! Убивают с утра пораньше! — потехи ради спрятался заливающийся смехом Чимин за плечо Тэ.

Тот понял попытку ребят его растормошить, как мог искренне улыбнулся им, и мило потрепал Чимина за пухленькую щёку.

— Ты в порядке? — спросил Тэхёна Джей-Хоуп, посерьёзнев, но при этом крепко схватив за широкую футболку попытавшегося удрать от него Чимина.

Тэ снова вымучил улыбку на своём печальном лице, и показал Хосоку большой палец вверх.

— Не принимай всё близко к сердцу, братишка. Знаешь, с этим долго не живут. А ты должен жить долго и счастливо. Ибо так говорю тебе я, твой хён, — Хоуп свободной рукой дружески похлопал Тэ по плечу, продолжая другой рукой тянуть за футболку Чимина в свою сторону.

— Пусти! — хохотал Чимин. — Я сейчас макнэ нажалуюсь, пожалеешь, хён!

— Айщщщ, как это нечестно, тяжёлую артиллерию подключать! — изображая крайнюю степень осуждения, покачал головой Хосок.

— Чонгук-щииииии!!!!!!! — заверещал «пленный» Чимин, завидев макнэ, который шёл мимо и ничего не подозревал, жуя чипсы из пакета. Чонгук повернулся на зов, увидел друга, и с каким-то животным азартом в глазах сменил курс в их направлении, прибавив шаг.

— Мамочка-Джиииин, на помощь!!!! — засмеялся, и заорал не своим голосом Хоуп Сокджину.

— Ну уж нетушки, детушки!!! С меня на сегодня хватит этого надоедливого макнэ!!! — улыбаясь, крикнул Джин, и намеренно со скоростью света потерялся в толпе.

— Предатель Сокджин, — сквозь смех чертыхнулся Хосок. Он отшвырнул Чимина к стене, и ринулся в толпу, ловко огибая траекторию несущегося на него Чонгука.

Тэхён отреагировал на происходящее коротким смешком. Ему нравилось наблюдать за этим дурдомом, а в хорошем настроении он и сам не прочь был принять участие в подобных игрищах. Ему вообще нравилось наблюдать. За всем. И за всеми. Именно поэтому через мгновение его улыбка исчезла, а взгляд замер в одной точке. Чимин, всё ещё находившийся рядом, и наблюдавший за Тэ, тоже перестал улыбаться, и повернул голову по направлению взгляда друга.

Оказалось, наконец пришёл Сон Сондык, которого все так ждали. Но не один. С Рэпмоном и ещё троицей девушек-танцоров. А это значило, что настало время прогона хореографии их концертных номеров для выступления на грядущих по календарному плану церемониях награждения.

Юнги внезапно проснулся, отклеился от стены, и как ни в чём не бывало уверенной походкой направился к Рэпмону.

— Он вообще сейчас спал, или где? — округлил глаза удивлённый Чимин, но Тэхён ему не ответил. Он всё ещё пристально смотрел в сторону Намджуна.

— А они здесь зачем? — тихо спросил Шуга у РМ, когда тот подошёл к нему, и кивнул головой в сторону девушек.

— Не хватает людей для хореографии, которую мы утвердили к выступлениям. Сондык предложил попробовать заменить отсутствующих девушками-танцорами. Нам, в принципе, без разницы, так ведь? Уже нет времени искать кого-то ещё. По крайней мере, мы попробуем с ними, а если не будет устраивать, есть смысл немного изменить некоторые танцевальные моменты, согласен со мной? — пояснил Рэпмон.

— Пусть танцуют. Если менять хорео, придётся и много чего другого подстраивать. Времени действительно нет. Постараемся, — твёрдо ответил ему Юнги. Намджун улыбнулся и кивнул ему, радуясь, что общий язык в этом вопросе найден и он принял правильное решение.

Девушки в черных масках, закрывающих нижнюю часть лица, держались особняком от присутствующих в холле молодых людей, и, так же, как и все, ожидали приглашения в зал. Две из них скромно озирались вокруг, и с любопытством разглядывали всё и всех. Одна же стояла, скрестив руки под грудью, немного отставив левую ногу в сторону. Девушка в модном фиолетовом спортивном костюме глядела куда-то в коридор, и казалось, окружающие вещи мало её интересуют.

Почувствовав на себе пристальный взгляд, который сверлил её уже целую минуту, она вдруг повернула голову и тотчас безошибочно встретилась вопросительным взглядом со взглядом с любопытством изучающего её человека, который сидел на подоконнике в другом конце холла. Будучи неожиданно обнаруженным, он выпрямился, но взгляда не отвёл. Молодой мужчина в чёрной толстовке с накинутым на голову капюшоном медленно поднял руки, изобразил пальцами фотоаппарат, и навёл его на девушку. Она с интересом продолжала смотреть на него. Подмигнув незнакомке, словно воспользовавшись вспышкой и сделав воображаемый снимок, парень опустил руки, соскочил с подоконника и брутальной неторопливой походкой направился в зал.

 

 

Глава 3. 

Услышь моё сердце,
Оно само зовёт тебя.
В этой темноте
Ты — свет. («Save me»)

(playlist — BTS: Embarrassed)

На репетиции, когда выдался небольшой перерыв, Ви в изнеможении припал к стене рядом с попивающим воду Хоупом, отнял у того бутылку, и допил всё до последней капли.

— Спасибо тебе вселенское за воду, хён! Ты такой милый, хён! — поблагодарил сам себя вежливый Хосок вместо невежливого Тэхёна.

— О!.. Да, спасибо тебе, милый хён, — передразнил его дерзкий бутылочный воришка. — Похоже, я ещё не умер.

— А должен был? — съязвил Хоуп.

— Вообще — да, разве не похоже на то? — недовольно воззрился на хёна Ви. — Я устал. Я есть хочу. И спать хочу.

— Айщщщщ, Тэ! Ладно бы это ныли Мон или Джин! Чего жалуешься? У тебя всё нормально получается. Надо только чуток подучить. Не стони. Смотри, даже Шуге нравится сегодня махать ногой. Левой, — уточнил Хосок и махнул рукой куда-то прямо перед собой.

Ви посмотрел вперёд, проследив за взглядом хёна. Затем они оба одинаково нахмурили брови, одновременно наклонили головы вправо, разглядывая потуги Юнги, потом синхронно замахали ему руками, показывая, что тот мотыляет ногой не туда. На что Шуга показал им средний палец, и продолжил размахивать ногой куда ему вздумается. Тэхён улыбнулся, а Хосок больше не мог смотреть на это позорище, и надвинул на глаза бейсболку.

С минуту они сидели молча. Ви крутил в руках пустую бутылку, выстукивая по ней пальцами незамысловатый ритм. И вдруг неожиданно спросил:

— Что это за человек такой? Клон Куки что ли?

— Где? Кто? Зачем? — приподняв вверх козырёк бейсболки, заинтригованно поинтересовался Хоуп.

— Она, — ткнул пальцем в сторону Тэхён.

Хосок перевёл взгляд куда было указано. Там стояла девушка в фирменной футболке зелёного цвета, серых спортивных леггинсах, в чёрной маске, закрывающей нижнюю часть лица, и что-то пыталась объяснить Чонгуку. Она который раз показывая макнэ, как нужно подниматься с пола, отталкиваясь боковой частью стопы без помощи рук. Тот слушал во все уши, не отрывая от танцовщицы глаз, часто соглашался с ней кивком головы, и пытался повторить некоторые фишки хореографии, которые она ему демонстрировала. И, надо сказать, как обычно он всё схватывал на лету — талантливый человек талантлив во всём.

— Вон, даже ты решил отдохнуть. А в этих двоих какие-то инопланетные батарейки стоят. Чон может есть, пить и спать, когда танцует. Интересно, она тоже так умеет? — задумался Ви.

— Так. Это что, намёк? Нарываешься? — шутливо толкнул его в бок Хоуп. — Айщщщ, я старый больной хён! Меня танцующим из утробы матери вытащили, доброго ей здоровья! До сих пор танцую и танцую! Имей уважение, макнэ! Нет, вы только посмотрите, уже и отдохнуть бедному трудяжке Хосоку нельзя, сразу рейтинг падает!

Ви расхохотался, Хосок тоже, и оба, хохоча, повалились на пол.

— И всё-таки. Кто она? — повторил свой вопрос Тэхён, когда они отсмеялись до коликов в животе.

— Она молодец, — ответил скрытный Хоуп.

— То есть, мне самому её спросить? — повернулся к нему Ви.

— Да. Спроси. У меня много дел, некогда разговоры разговаривать, — подтвердил ухмыляющийся Хосок, и уселся поудобнее у стены, снова надвинув бейсболку на переносицу.

Тэхён хмыкнул, и поднялся на ноги. Оказавшись рядом с Чонгуком, он шепнул что-то на ухо младшенькому. Тот округлил глаза, быстро извинился перед девушкой, и стремительно убежал из зала.

Ви подошёл к незнакомке ближе. Потом приблизился ещё немного. Замер на месте, и молча стал разглядывать её глаза. Девушке стало не по себе от продолжительного затишья. Но уйти было как-то некрасиво, и она спросила:

— Это что, гипноз?

Он ответил не сразу.

— У тебя необычные глаза. Какой это цвет? Я вижу тёмно-бирюзовый.

— Я привыкла отвечать «что-то между голубым и зелёным», — пожала плечами незнакомка.

— Сыграем в «камень-ножницы-бумага»? На желание, — вдруг спросил Ви.

— А разве можно желать чего-то от незнакомого человека? — вопросом на вопрос ответила подозрительная девушка.

— Ты удивишься, — загадочно произнёс молодой человек, ставя пустую бутылку на пол рядом с собой.

— Заманчиво, — задумчиво проговорила девушка. — Ладно. Только, чур, не мухлевать. И не желать вещи, которые желать нельзя в данной ситуации.

— Говоришь так, будто я уже выиграл, — немного удивился Ви, приподняв одну бровь.

— Говоришь так, будто делаешь внушение, — парировала незнакомка. — Давай на «три».

— Окей, — не отрывая взгляда от её глаз, согласился Тэхён. — Раз.

— Два, — продолжила девушка.

— Три! — закончил счёт Ви, и они одновременно вытянули руки навстречу друг другу.

Тэхён опустил взгляд вниз, и она увидела, как впервые уголки его губ довольно разъехались в стороны.

— Поздравляю, это было круто, — искренне восхитилась его уверенностью в себе незнакомка. — Что ж. Давай, желай.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— А желание-то будет или как? — засмеялась девушка, и, заметив его озадаченно приподнятые брови, добавила: — Ну, там, прокукарекать на весь зал. Или пнуть кого.

— Это и есть моё желание. Узнать твоё имя, — пояснил Ви, и повторил: — Как тебя зовут?

— Меня зовут Рин, — улыбнулась девушка странному, но забавному, как ей показалось, молодому человеку.

— Я Ви, — улыбнулся ей в ответ Тэхён.

Он наклонился, взял с пола свою пустую бутылку, и ещё раз улыбнулся ничего не понимающей девушке:

— Увидимся, Рин.

Повернулся, и пошёл обратно к дремлющему у стены Хосоку. А Рин осталась стоять, не в силах разобрать, что это сейчас было вообще.

— Ну что, спросил? Что так долго? Всю свою биографию тебе рассказывала? — Хоуп не спал.

— Спросил. Она не кореянка, да? — уточнил Тэхён.

— Разрез глаз ни разу не наш, не находишь? Неужели пока ты с ней стоял, не рассмотрел? — опять начал поддразнивать его хён.

— Рассмотрел. Они у неё что-то между голубым и зелёным, — повторил Хосоку Ви слова Рин о цвете её глаз. — А ещё она слишком смелая. Слишком гордая. Слишком находчивая. Наверняка непокорная. Слишком фит. И эгьё от неё не дождёшься, скорее всего.

— Ууууу, да ты психолух, братишка! — пошутил Хосок. — Это всё ты за пять минут определил? Святые лошадки! Ты меня пугаешь. А вообще.. Какая тебе разница? Тебе ж с ней не жить. Танцор она классный, от бога, можно сказать. Не лучше меня, конечно. Норм так. Этого достаточно, я считаю. …Или нет?

— Как думаешь, Чонгук меня убьёт? Я ему сказал, что видел, как Джин нашёл его тайник с чипсами и унёс их, — перевёл тему Тэ.

— Айщщщ! Да хоть бы убил уже. С тобой невозможно разговаривать. Пойду, сделаю пару па-де-труа, — изображая ворчливого деда, Хосок поднялся с пола, держась за спину, и поковылял на танцпол.

Ви перестал улыбаться и посмотрел направо, в угол зала.

— Рин, — шёпотом произнёс он в никуда почти одними губами.

— Тэхён-щиииии!!!!!!!! — вломился в помещение разозлённый, запыхавшийся, но постепенно расплывающийся в садистской улыбке и потирающий ладони младший макнэ. — Тебе не жить! Беги, Ви! Беги до Токио!!!

— Чёрт, — подорвался с пола хохочущий Ви, и молнией помчался прочь от Чонгука.

 

 

Глава 4. 

Послушай, не убегай.
Послушай, останься на пару минут.
Послушай, побудь со мной.
Потому что скоро ты будешь ждать меня. («Look Here»)

(playlist — SHINee: View)
(playlist — BTS: Blood, Sweat & Tears)
(playlist — Taehyung: Singularity)

С той репетиции прошло уже четыре дня. И все эти четыре дня Джин, Рэпмон и Тэхён не покладая тел по 12 часов убивали себя в малом зале хореографии. Потому что так Сон Сондык сказал. А ещё сказал, чтобы им помогала выучить все эти страшные движения та самая девчонка. Рин.

«Что же ты за зверь такой, Рин?… С чем тебя едят?», — рассуждал про себя Ви в очередной вечер усиленных тренировок. Он сидел, положив руки на спинку стула, оперевшись на них подбородком, и наблюдал за девушкой в обтягивающем чёрном спортивном комбинезоне с накинутой на него сверху свободной серой футболкой, которая открывала взору изящное правое плечо.

Рин помогала Джину освоить сложный пируэт, который сначала тому никак не давался в силу не слишком большой и искренней любви к танцам. На очередной его попытке девушка вдруг искренне с восторгом воскликнула: «Вау, Джин! Вот сейчас это было очень сексуально! Браво!» На слове «сексуально» Рэпмон поперхнулся водой, которую пил, ожидая своей очереди: лидер округлил глаза и в смятении посмотрел на Джина. Тэхён выпрямился, приоткрыл рот, не веря своим ушам, и пожалел, что задумался и профукал такой исторический кадр. Сокджину же хотелось застрелиться на месте от смущения. Он густо покраснел, но смог-таки выдавить из себя что-то вроде «Подумаешь… Я ещё и вышивать могу, и на машинке, м-м-м… тоже, м-м-м…»(с).

Рин не сразу поняла свою оплошность. Она явно была ещё не в тех отношениях с ребятами, чтобы такое говорить. Да и вообще в этой стране такое не очень принято между едва знакомыми женщинами и мужчинами.

Девушка попыталась мило улыбнуться, и замять эту неудобную для них всех ситуацию.

— Давай закрепим последний раз, Джин. На самом деле ты очень способный. Постарайся просто не думать о движении. Ты его уже отточил, твоё тело всё отлично запомнило, поверь, — старалась подбодрить его Рин. — Теперь просто танцуй душой.. Ну, как тебе лучше объяснить… попробуй получить удовольствие от того, что делаешь. Давай, ещё разочек. Пусть это зеркало-зритель треснет от одного вида твоей пластичности!

Рэпмон заулыбался, сложил руки на груди, и приготовился запечатлеть в памяти знаменательный момент, когда Джин сломает зеркало, даже не притронувшись к нему. Не одному ж Намджуну всё постоянно ломать..

— Давай, мамочка-Джин, раскачай этот танцпол! — громко проскандировал Джун.

— Давай, Джин-хён, не подкачай! — поднял вверх большие пальцы обеих рук Ви.

— Легко сказать «давай», когда ты столько лет танцевал так, будто тебя в миксере вертело и до конца так и не довертело! Это ж вам не луковицу шинковать, — огорчённо отозвался Джин, потом попросил: — Рин, давай вместе сначала. Я так буду поувереннее. Наверно.

— Конечно, не вопрос, — с радостью согласилась Рин и встала рядом с ним. — Ииии раз, два, три, четыре!…

Дальше дело пошло быстрее и продуктивнее. Оказалось, что Джин все годы до этого момента просто тупо ленился. За что он и получил от Мона знатную братскую оплеуху, когда они оба закончили свою тренировку.

— Фуууух. Я на сегодня всё, — радостно объявил Сокджин, и стал вытирать полотенцем лицо. — Пойду, скончаюсь на своей родной кровати. Но перед этим надо бы заглянуть на кухню, скушать пару тарелочек вкусного рамёна. Джун, ты со мной?

— Какие пару тарелочек, жердяй? Ты всю тренировку талией нормально двигать не мог! Потому что твои тарелочки рамёна по бокам торчали! — напомнил другу Намджун. — Я пас. Мне надо посидеть хотя бы часика четыре в студии, работы много.

— Эээ! Не трогай рамён, воздухоед! Это святое! А бока мои вообще даже в мыслях не смей упоминать, ты их не достоин. Шпинат тебе в салат, да на них молятся миллионы! — показательно обиделся Джин.

— И что они нашли в этих отвисших боках?…, — тихо пробормотал Рэпмон, укладывая своё полотенце в небольшую спортивную сумку.

— Рамён, наверно, нашли. Голодные, наверно. Я бы даже сказал, изголодавшиеся. По рамёну, конечно. А не то, что ты там себе подумал, — захихикал Джин.

— Я подумал, что тебе пора уже пойти и скончаться на своей кровати, — улыбнулся ему Рэпмон. — Ви, до завтра. Хорошей тренировки. Не ложись поздно. Рин, ты тоже. Спасибо тебе, что помогаешь. До завтра.

— Файтинг, — добавил Джин, и махнул Тэхёну и Рин рукой в знак прощания.

— Спасибо. До завтра, — по-очереди помахали им руками оставшиеся в зале молодые люди.

— С чего начнём? — спросила Рин, немного отодвинув от подбородка маску, чтобы подуктивно подышать воздухом.

Тэ встал со стула и начал разминать мышцы рук, попеременно прижимая каждую к груди.

— Ты никогда не устаёшь? — опуская руки, и неспеша направляясь к центру зала, поинтересовался Ви.

— Устаю. Иногда просто валюсь от усталости, — спокойно ответила девушка, затем подошла и встала немного поодаль.

— Когда я наблюдаю за тобой, мне кажется, что ты могла бы танцевать вечно. Как механическая балерина, — поделился с ней своими мыслями молодой человек.

Рин недоверчиво посмотрела на него, стараясь как можно правильнее воспринять фразу «я наблюдаю за тобой». Потом отогнала от себя тревожные мысли, и сказала:

— Я живу танцем. Дышу им. Я испытываю восторг, когда танцую. Это мои крылья, если хочешь. Поэтому усталость я чувствую в основном, только когда вваливаюсь в душ, — пояснила Рин, но поняла, что сказала лишнее, и быстро поправилась: — То есть, когда оказываюсь дома.

«Восторг.. Крылья… Интересно… Про душ я, пожалуй, помозгую перед сном», — размышлял Ви, разглядывая её в зеркале.

— Может пару раз «Blood, Sweat & Tears» пройдём? Потом начало «Singularity», Сондык говорил, что с ним есть проблемы, — предложил после нескольких секунд молчания Тэхён.

— Идёт, — с готовностью ракеты отозвалась Рин.

Она была готова ко всему.

Но не к тому, что с первыми звуками мелодии песни Тэхёна настолько подменят.

Переведя взгляд в зеркале на своего партнёра, она увидела абсолютно другого человека. Это был не Ви, это был ВИ! Поразительно дерзкий, терпкий, дикий, и невероятно чувственный Ви. Каждое его движение — страсть, эмоция, глубочайшее переживание очередной музыкальной фразы. Мимика, пластика, ритмичность — всё выглядело так, словно он УЖЕ выступает перед тысячами поклонников. Куда делся задумчивый, странноватый, забавный мальчик?

Рин так растерялась, наблюдая за тем, как соблазнительно он опустился на пол и приподнял вверх бёдра, что даже забыла несколько движений. Она и раньше выполняла подобное хорео с ребятами разного пола, но чтобы её бросало в жар от танцевальных па своих коллег — никогда! А тут..»Боже всевышний, да что со мной такое?», — мысленно спрашивала себя девушка. «Так, Рин, дыши, дыши глубоко, милая. Это наверно пмс. Лучше тебе не смотреть сейчас на мужские бёдра. Совсем. Отвернись, и продолжай танцевать», — молча наставляла она себя на путь истинный. Но глаза её не слушались, и взгляд как проклятый опять съезжал на танцующего рядом молодого мужчину. «Эта шея…. Произведение искусства!… Блиииин…. Нет, Рин, ты больная!… Такое о его шее представлять!.. И почему тебя шеи Джина и Рэпмона так не заводили полчаса назад?», — в отчаянии вела сама с собой мысленный диалог девушка.

Тут музыка остановилась.

— Ты в порядке? — услышала Рин сквозь туман в голове беспокойный и прерывистый из-за сбившегося дыхания голос Ви.

— Да, — постаралась как можно более уверенно отозваться девушка. — Просто… Слишком жарко. Мне нужна вода.

С этими словами она поспешила развернуться и пойти к своей сумке.

— Честно говоря, да. Здесь жарковато, — подтвердил с другого конца зала Тэхён.

Рин достала бутылку воды, открыла её, приподняла маску снизу и стала делать жадные глотки. Это ощутимо привело её в чувства.

— Ну как, тебе полегче? Ещё раз попробуем? — послышалось позади.

Рин обернулась, придерживая оттопыренную вперёд маску, чтобы ответить, и вдруг.. шумно выплеснула изо рта несостоявшийся последний глоток воды.

— Ты чего? — удивился Ви, и вкрадчиво спросил. — С тобой точно всё хорошо?

— Лучше не бывает, — судорожно замотала головой Рин, оглядывая Тэхёна, который за время поглощения ею воды успел снять толстовку и остаться в одной наполовину мокрой майке.

«Ещё раз??? Да ты наверно шутишь!», — мысленно возмутилась его предложению Рин.

— Нет. С этим номером у тебя всё шикарно. Давай дальше, — отчеканила бедняга, и включила «Singularity».

— Как скажешь, — равнодушно согласился Ви, и воспроизвел для Рин начальный кусок следующего хорео.

— Ну что скажешь? — спросил он, остановившись. — Сондык считает, что у меня проблема со второй рукой. Ну, которая якобы не моя. А её.

— Кого …»её»? — растерянно переспросила еле живая Рин.

— Вешалки, — поднял брови Тэхён.

— Вешалки? — снова растерянно переспросила Рин; наконец, сознание начало к ней возвращаться. — А! Вешалки! Ну конечно. Да! Точно! Кхм-кхм. Не очень похожа. То есть… похожа, конечно. Но может.. надо… знаешь… кхм-кхм… чувственнее.

— Покажи, как, — подсказал ей Ви.

Миллиарды мыслей пронеслись в этот момент в её голове. И ни одна из них не была связана с танцем. «Надо собраться, Рин!», — про себя прервала их поток девушка. — «Расслабься. Иди и покажи ему, как надо. А то ещё подумает, что ты ненормальная. А об этом никто не должен знать, кроме тебя!».

Она рванула с места, быстрым шагом подошла к нему и приказала:

— Смотри в зеркало.

Ви повиновался. Рин сглотнула и, пытаясь держаться уверенно, продолжила:

— Запоминай положение моей руки на своём теле, — она торопливо прикоснулась вмиг похолодевшей от нервного напряжения ладонью к его горячей ладони, отчего он чуть заметно напрягся.

Рин мученически вздохнула.

— Запоминай движения, — уже тише сказала она.

Тэхён стоял смирно, и внимательно наблюдал за Рин в зеркале. Затем её ладонь невесомо скользнула вверх по его сильной руке к не менее мужественной шее, и застыла. Ви внезапно повернул голову и как-то немного ошалело посмотрел на Рин. Но всё же, следуя сценарию, аккуратно отбросил её руку от себя.

Сердце Рин уже выскакивало из груди. И практически совсем выскочило, когда по тому же сценарию она подняла свою отбивающую мелкой дрожью ладонь и накрыла ею его приоткрытые влажные губы. Ладонь обдало горячим дыханием. Зрачки Рин в ужасе расширились, и она резко отдёрнула руку вниз.

— Продолжим завтра. Уже поздно, — скороговоркой произнесла она, быстро отвела взгляд от лица Ви, затем отвернулась от него, и поспешно зашагала к своим вещам.

Тэхён стоял на том же месте как вкопанный. Он совершенно потерялся во всех этих новых ощущениях. «Жесть… Где я?», — проносилось в его голове по кругу.

Рин занималась сбором своей сумки и в процессе немного успокоилась. Удары сердца восстанавливали свой обыденный ритм. «Домой, домой, в спасительный душ», — мысленно твердила себе она. И тут…

— Хочешь кофе? — послышалось рядом за её спиной…

 

 

Глава 5. 

Даже если будет тяжело и больно,
Я полечу, я смогу.
Если ты будешь держать меня за руку,
Мне больше ничего не страшно.
Если ты и я будем вместе,
На моих губах будет сиять улыбка («A supplementary story: You never walk alone»)

(playlist — B.A.P.: Coffee shop)

— Я попросил для тебя раф с имбирным сиропом, корицей и душистым перцем. Держи. Это согреет, — протянул Тэхён стаканчик горячего напитка Рин.

Девушка аккуратно приняла его и благодарно кивнула. Отодвинув внизу маску от лица, она просунула под неё трубочку, и с наслаждением втянула обволакивающую теплом ароматную жидкость.

Молодые люди стояли возле перил каменного моста, положив на них локти, и в полном молчании смотрели вдаль. На город опускались сумерки. Шаги прохожих становились всё более размеренными, спокойными, немного усталыми. Приглушённый звук полупустых вечерних автобусов завораживал.

Тэхён надвинул капюшон толстовки на лицо посильнее, и приподнял тёмные очки вверх на голову. Хоть его телохранитель и находился недалеко, вести себя беспечно было весьма рискованным занятием.

— Как часто ты выходишь? — всё ещё глядя на постепенно затухающее небо, спросила Рин.

— Редко. Очень, — отозвался Ви, не поворачиваясь к ней. — Особенно после того, как Чими в сети угрожал смертью какой-то сумасшедший.

— Тебе страшно? — Рин, наконец, взглянула на него.

Тэ опустил голову, и тихо вздохнул.

— Безумно. Временами. Накатывает,- он посмотрел на Рин, и добавил: — Но я ни о чём не жалею. Ни на что бы не променял свою нынешнюю жизнь. Своих братьев. Эйфорию во время выступлений, когда сердце от счастья из груди выскакивает. Когда хочется смеяться и рыдать одновременно. Это непередаваемо. Музыка для меня всё. Крылья. Как танец для тебя.

Рин мгновение не говорила ни слова, разглядывая его красивое лицо. Она заметила, как загорелись его глаза, когда он рассказывал о музыке. Ей это было знакомо.

— Ты странный, знаешь это? — спросила девушка.Выражение лица Тэхёна сразу изменилось, взгляд потух. Он отвернулся. Рин запереживала, что ляпнула что-то не то, потому что ей показалось, она увидела в его глазах боль. Очень давнюю. Ту, которая может при случае поглотить его целиком и лишить счастья навсегда.

Рин придвинулась к нему, наклонила голову, чтобы увидеть его глаза:

— Ви? — позвала она.

Молодой человек снова повернулся к ней, и она убедилась, что была права в своих предположениях.

— Что ты видишь, когда смотришь на небо? — вдруг спросила его Рин.

Тэхён приподнял брови, потом взглянул вверх над собой, раздумывая, и, хоть не сразу, но ответил:

— Свободу. Жизнь. Бесконечность, — а потом задумчиво продолжил. — Когда я смотрю на небо, я чувствую … силу и спокойствие. Оно даёт мне надежду. Желание лететь выше. Отдавать больше. Видеть шире. Но… иногда мне интересно размышлять о том, насколько высоко можно взлететь в небо. И насколько это больно — падать с облаков. Я думаю, что… небо — это жизнь и смерть одновременно. Каждый сам выбирает, чем оно в итоге окажется.

— А что выбираешь ты, Ви? — спросила заинтригованная Рин.

Тэхён не ответил. Вместо этого он отшутился:

— Я выбираю тёплую кроватку и сладкий сон, — он улыбнулся как ни в чём не бывало. — Ты уже допила?

— Я допила. Спасибо за кофе. И за прогулку. Давно мне не было так комфортно в компании, — сделала ему комплимент Рин.

— Я рад, — искренне ответил Ви. — Мне кажется, или ты замёрзла?

— Если честно, начинаю околевать, — призналась девушка. — Ещё минут десять, и буду бегать среди прохожих, пулять пальцами снежинки и сосульки во все стороны, и петь «Let it go!».

— Поехали в общежитие, — рассмеялся Тэхён, опустил на глаза очки, и приобняв её одной рукой за плечи, а вторую сунув в карман джинсов, повёл к машине. Там их ждал не менее продрогший телохранитель.

Когда Рин была со всеми почестями усажена на заднее сидение машины, Ви неожиданно извинился. Он попросил подождать его пару минут, и куда-то сбежал, не взирая на протесты своей охраны.

— Вот вечно с ним одно беспокойство, — распереживался и отчаянно хлопнул себя по ноге телохранитель парня, но тут же вспомнил о пассажирке на заднем сидении, и тихо сказал: — Извините. Волнуюсь просто. Он мне уже как родной.

— Ничего. Я Вас понимаю. Хотя знаю этого удивительного человека всего несколько дней, — посопереживала мужчине Рин.

Тэ вернулся быстро. Он подбежал к машине, и осторожно протянул в окно со стороны водительского места стаканчик кофе сидящему за рулём телохранителю. Тот мгновенно растаял, заулыбался, и половину пути благодарил Ви за заботу.

Тэхён сидел рядом с девушкой, и смотрел на почти полностью окунувшийся в ночь город, который пролетал за окном. Рин наблюдала то же самое в своём окне, и размышляла.

Через некоторое время её начало клонить в сон. Молодой человек почувствовал, как обмякшее тело Рин прислонилось к его плечу. Он без разговоров повернулся, сгрёб задремавшую девушку в охапку за талию, притянул к себе, и уложил её голову поудобнее к себе на грудь.

Ви стал раглядывать её закрытые глаза, брови. Потом тихонько отодвинул прядь волос с её щеки. Его стало разбирать любопытство. Пальцы потянулись к маске Рин, легли на её край, и не спеша потянули ткань вниз.

За аккуратным носиком показалась узенькая верхняя полоска губ. Пальцы Тэхёна коснулись её, замерли, а потом… потянули маску обратно вверх.

Уже у двери её комнаты, когда Ви расплылся в своей очаровательной улыбке, поклонился в знак прощания и развернулся уходить, Рин остановила его за руку. Он обернулся и вопросительно посмотрел на девушку.

— Знаешь, Ви, мне кажется, небо принимает всех одинаково, — сказала она внимательно взиравшему на неё молодому человеку. — Здоровых, больных, низких, высоких, странных, обычных… Каждый может летать так высоко, как пожелает. Нужно просто никогда не забывать, откуда ты взлетел, и стараться никогда больше не смотреть вниз. Не смотри вниз, Ви, смотри на летящих рядом с тобой.

Тэхён опустил взгляд. А когда снова посмотрел на Рин, произнёс:

— Зови меня Тэ. Для друзей я — Тэ.

После этого он повернулся и зашагал к лифту.

 

 

Глава 6. 

Кто мы? Восходящие на вершину BTS!
Кто мы такие? Мы поглотим тебя без страха,
Потому что в нас есть огонь!
А ну-ка, ещё выше!
Если ты нас не знаешь,
То самое время поинтересоваться, кто мы такие!
Кто? Восходящие Пуленепробиваемые! («The Rise of Bangtan»)

(playlist — BTS: The Rise of Bangtan)

— Пять шпрот мне в компооот…. Вииии!!!!!!!!!!! — Джин закричал так громко, что птицы за окном вспорхнули с дерева, и, сталкиваясь друг с другом, беспорядочно спикировали на землю.

— Я! — вбежал на кухню перепуганный Тэхён. — Здесь! Что?

— Почему! Твой! Телефон! Лежит! В холодильнике! В пакете! С овощами!??? — негодовал шокированный поразительной находкой хён.

— А, это?.. Потому что он перегрелся, — спокойно ответил Ви, будто всё было в порядке вещей. — А овощи лежат ближе всего к морозилке, там холоднее.

— Ещё раз его здесь увижу — нашинкую его в свой суп из водорослей!!! Айщщщщ! В следующий раз голову свою в холодильник засунь, гений!

— Совет свой себе посоветуй, — очень тихо проговорил Тэ, и скорчил одну из своих знаменитых мосек с закатившимися глазами и улыбкой до ушей.

— Поговори мне тут, мелочь! — шутливо замахнулся на него половником Сокджин.

Тэхён хохотнул, выхватил у Джина из руки свой телефон, получил от того половником по руке за то, что попытался стащить со стола лист пекинской капусты, и плюхнулся на диванчик потвиттить в ожидании завтрака от хёна.

Минут через десять на кухню бодро втанцевал Хосок с торжественными возгласами «А у нас уже десять миллионов подписчиков на VLive!».

— Десять…. миллионов…, — многозначительно прошептал он Джину прямо в лицо, и продолжил свой победный танец вокруг кухонного стола.

— Хоуп-хён? — окликнул его Ви, не отрываясь от экрана своего телефона.

— Мммм? — приплясывая в его сторону, пропел счастливый Хосок.

— Когда будешь АРМИ свой пресс показывать? — ехидненько протянул Ви.

— Не покажу, — срочно стал оттанцовывать от него назад к столу Джей-Хоуп.

— Десять… миллионов…, — повторил недавнюю многозначительную интонацию звезды танцпола Тэхён, и подмигнул: — Ты им обещал.

— Айщщщ, ладно, ладно! — сдался совестливый Хосок. — Так и быть. Отмечай 31 февраля в календаре!

— Ууууу, круто! — обрадовался Ви и полез в календарь телефона.

В это мгновение послышался смех стеклоочистителя, который стал набирать громкость с необыкновенной скоростью.

Тут до Тэхёна начало доходить.

— Так. Стоп. Подож… ??? Хосок???? Хосок-хён???! — позвал Ви в поисках исчезнувшего из поля зрения друга.

Ответом ему был звук ветра, и гогочущий на всю кухню Джин.

— Всё равно покажешь, Хоуп-хён! — крикнул с дивана ему вслед улыбающийся Тэхён.

— Нет-нет-неееет! — послышался удаляющийся звук голоса куражившегося Хосока.

— День дерьмо. Утро дерьмовое. Жизнь дерьмо. Есть пожрать? — прошлёпал мимо Джина и Ви спящий Шуга, и упал на стул рядом с барным столиком.

— И тебе не хворать, суши тебе в уши…, — раздражённо пробубнил в ответ Сокджин, яростно помешивая что-то вкусно пахнущее в сковороде.

— Тоже люблю тебя, бро, — щёлкнул языком Сахарок, и показал рукой жест «peace». — А захавать есть что?

— Будет что. Если ты прямо сейчас положишь свою башку на стол, и поспишь ещё полчасика, — улыбнулся Джин. — К завтраку разбужу.

— Чёрт, Джин-хён, ты лучший. Давай поженимся и будем всегда жить вместе, — предложил Шуга, лениво сунул в рот капустный лист, прожевал его и задремал на столе.

— Ага, давай. Родишь мне трёх мальчиков и двух девочек, — тихо съязвил Джин, посыпая в стиле Нусрета Гёкче солью своё блюдо в сковороде.

Чуть позже на кухне появились расстроенные Чимин и Чонгук, которые уселись на диван рядом с Тэ, образовав таким образом линию макнэ. — Ребят? Что случилось? Чего грустим? — искренне проявил к братьям участие Ви.

— Знаешь, хён, иногда бесит всё, — пожаловался Тэхёну Чонгук. — Вот каждый раз, когда натыкаюсь случайно в интернете на какую-нибудь фигню про себя, вот правда, стараюсь не реагировать. Но, блин, всё равно противно. Ощущение, будто к тебе в трусы залезли, в душу нагадили, и ушли. А ты сидишь и думаешь, за что, блин??

— Я тоже не понимаю, — поддержал Чимин младшего макнэ. — Мы всегда честны с поклонниками, у нас благие цели, благородные мечты. Мы всегда напоминаем людям, что на сцене — шоу, ничего личного. Даже фильм об этом сняли, чтобы они поняли нас, узнали нас лучше. Как так можно?

— Да чем же они на этот раз вас так задели? — поинтересовался Джин, шинкуя зелень неподалёку от мирно сопящего Юнги. — Пошутили по поводу роста?

— Нет, — ещё больше надулся Чимин. — Насчёт этого я уже перестал расстраиваться.

— Пририсовали пустышку в рот? — продолжил предполагать Сокджин.

— Нет, — возразил Чонгук, — пустышка — это даже забавно, мне идёт.

— Айщщщщ! Да что тогда? Я устал гадать, — приуныл Джин-хён.

— Погодите-ка, — стал рассуждать Ви. — «В трусы залезли»?… «Личное»?… Опять написали, что вы не традиционной ориентации?

— Хуже, — не сдувая щёчек, хмурил брови Чимин.

— Что может быть хуже?? — очень удивился Джин, нарезая сладкий рисовый хлеб.

— Да кто-то отфотошопил этих двоих, соединил в страстном поцелуе. Вот и киснут сидят, — подал сонный хрипловатый голос Юнги.

— БананЫ ж тебе в штаны! — подпрыгнул от неожиданности Сокджин и схватился за сердце. — Я был уверен, что ты спишь!

При этом он нечаянно уронил в салатницу пакет с приправой, и смеси высыпалось в два раза больше необходимого. Джин округлил глаза, постоял так несколько секунд, убедился, что никто не заметил прокола, а потом очень тихо пробормотал себе под нос:

— Лаааадненько. Так даже красивей.

— Серьёзно?! В поцелуе?! Фууууууу, гадость, — удивился и тут же скривился Тэхён. — Хорошие фотки хоть? Кинь мне ссылку, Юнги!

— Неее, там 18+, маленький ещё, — окончательно проснулся Юнги, и даже наградил Ви своей ухмылочкой. — Ладно, лови! Ты там тоже есть.

— Да вы что, совсем что ли? Блин, не до шуток, Тэ, Юнги-хён! Это же мерзко! — возмутился Чонгук, и сделал вид, что его тошнит.

Чимин попробовал отнять у Тэхёна телефон, но тот убежал с дивана, и спрятался за Шугу, который смирно жевал очередной лист капусты и улыбался.

— УУууууу, а ничего вышло! Как по-настоящему! Реально круто! — глядя на экран телефона, оценил фотки Ви.

— Что значит «ничего вышло»?! Что значит «реально круто»??! — разозлился Чимин. — Тэ, сюда подойди! Мухой!

— Блин, тролли фиговы! — разобиделся Чонгук, надвинул на глаза капюшон толстовки и отвернулся.

— Себя что-то не вижу, — не обратил внимания на угрозы Чимина Тэхён. — Так. Здесь нет. Здесь тоже…. Шуга, а с кем я там зажигаю по версии поклонников?

— Не поверишь. Со мной, — снова ухмыльнулся Юнги. — Я минут пять мысленно блевал, пока разглядывал. Но потом подумал, что если бы увидел себя в таких позах в паре с Джином, блевал бы дольше.

— Я бы блевал обильнее, — страшно скривился Джин.

— Вам что, наплевать?! Мы должны дать интервью по этому поводу! Пусть знают, что нам не нравится! Это обидно и гадко! Почему никто не думает, каково бы им было читать такое о себе и своих братьях или сёстрах? — не по-детски разошёлся Чимин, агрессивно жестикулируя руками.

— Какое ещё интервью? У нас всё на год вперёд расписано, жить некогда, — пришёл на звук повышенных тонов Рэпмон. — Что у вас стряслось?

Тэхён подошёл к нему и показал фото в телефоне.

— А, понятно. Ну, от этого никуда не денешься, — пожал плечами Джун. — Если люди вообще задумываются о подобных вещах, это вовсе не значит, что они неадекваты, или что они бы нормально восприняли такое, если бы это произошло на их глазах. У каждого свои скелеты в шкафу. У нас тоже есть, правда ведь? Мы же знаем, что мы нормальные мужики? Этого достато.. Оооо, а почему это меня запечатлели в таком недвусмысленном ракурсе именно с Джином?? Это даже не логично. Почему я снизу? Я же лидер!

— Дай посмотреть! Дай посмотреть! — подбежал к ним заинтригованный Сокджин. — Ваааа, а я здесь вообще роскошный! Смотри, Джун, как я тебя…

— Давай-ка я помогу тебе готовить, — прервал его Рэпмон и начал толкать Джина к плите. — Говори, что делать?

— Нууу… Яйца … свари…, — давился от смеха Сокджин, и слёзы текли по его прекрасному лицу.

Тэ убрал телефон, и вернулся на диван к остальным макнэ. На кухню снова прискакал заводной Хосок.

— А что, готов ли завтрак? Хосочек хочет нямкать! — кружась возле плиты и заглядывая за спины Намджуна и Джин-хёна пожаловался голодный Хоуп.

— Почти, — лягая его ногой и отгоняя от плиты, ответил Джин. — Всё зависит от того, сварил ли Рэпмон, не побоюсь этого слова, яйца.

— А чего его бояться? — изумился Хосок, и стал танцевать и распевать слово «яйца» на мотив «Fire».

Тут уж макнэ не выдержали и подскочили к нему на помощь.

— Айщщщ, дети! Рэпмон, ты яйца сварил? — спросил Джин, помешивая нечто невероятно аппетитное в сковороде.

— Не знаю, — послышался сбоку испуганный голос Намджуна. — Джиииин… Они какие-то странные. Не двигаются, будто умерли.

Джин попытался сдержать новый приступ смеха, когда повернулся и увидел своего товарища, с ужасом в глазах заглядывающего в кастрюлю, и нерешительно тыкающего кулинарной лопаткой в яичную скорлупу.

— Спокойно, Джуни, — вкрадчивым тоном произнёс Джин, и начал изображать полицейского. — Медленно, очень медленно опусти лопатку, вот тааааак. Хорошоооо. Теперь аккуратно налей в кастрюльку два стакана водыыыы. Таааак. А теперь… ЩАЗЖЕОТОЙДИОТПЛИТЫИБОЛЬШЕНЕПОДХОДИКНЕЙРАДИСВЯТОГОБАТАТАИСЫНАЕГОРЕДИСА!!!!

Рэпмон не ожидал такой громкой развязки, в испуге отскочил от плиты назад, и врезался в тумбочку с разными склянками, которые немедленно посыпались на пол.

— Мон, — засмеялся Шуга, — если бы существовала награда за неуклюжесть, ты бы и её уронил.

— Если бы существовала такая награда за неуклюжесть, ты бы и её спёр, — показал ему язык Джун.

— Так! Давайте к столу все! — объявил Джин.

— Джин-хён, мне салат не клади, он чот какой-то слишком… красивый сегодня, — как бы невзначай предупредил Юнги своего соседа по комнате.

— Ууу, Шайтан! — тихо ругнулся Джин, с опаской поглядывая на проницательного Шугу.

— Бантаны к завтраку готовы!!! — отрапортовали остальные, уже сидя за столом и стуча по нему вилками.

 

 

Глава 7. 

Что если я уйду?
Если я уйду, будешь ли ты грустить? («Love»)

(playlist — BTS: Lost)

По вечерам в коридорах общежития царила приятная, дорогая сердцу тишина. Его обитатели настолько уставали за день после работы в агентстве, что силы оставались максимум на компьютерные игры.

Рин редко садилась за игры. В большинстве случаев её хватало только на душ и телефон. С телефоном, упавшим на лицо во время дрёмы, она обычно и засыпала.

В этот вечер она привычно плелась по коридору в свою комнату после танцевального марафона изнурительных тренировок. Голова не варила, руки болтались как верёвки, ноги пружинило как после посещения батутного клуба. Это была приятная усталость, однако Рин всё же мечтала скорее оказаться рядом с подушкой. Или хотя бы упасть рядом с кроватью. Но «скорее» никак не выходило, ноги еле волочили измотанное тело.

Перед поворотом в крыло, где располагалась комната девушки, её ждал неожиданный сюрприз. Дверь хозяйственного помещения, которую она только что минула, распахнулась позади неё, и оттуда высунулась рука, которая резко схватила ничего не подозревающую Рин за локоть. Вторая рука стремительно зажала ей рот, накрытый маской, тем самым не дав девушке закричать, и размахивающая ногами и руками девушка в синем свободном спортивном комбинезоне исчезла в глубине едва освещённой комнаты. Дверь закрылась на замок.

— Тише, тише, это я, — послышался знакомый голос у самого её уха.

Рин сразу перестала брыкаться, широко раскрыла глаза, и с бешеной скоростью повернулась в кольце рук «похитителя» на 180 градусов.

— Тэ!!!!!!!… Блин, дурак что ли, так пугать?! — визжащим шёпотом накинулась на парня Рин.

Несмотря на то, что она была вне себя от его поступка, мозг по независящим от неё причинам успел отметить, как ему шла белая футболка, которая виднелась из-под стильного чёрного спортивного костюма. А ещё он изменил цвет волос на фиолетово-серый. Это неспроста.

— Прости, — хмыкнул Ви. — Я не хотел, честно. Хотел сделать сюрприз. Не так я себе это представлял.. Но получилось прикольно. Я доволен.

— Чего прикольного?! Я думала, маньяк какой! Думала, всё, мне конец! — разнервничалась Рин. — Господи… Как теперь успокоиться?… Я тебя убью, клянусь…

Тэхён улыбнулся, продолжая обнимать девушку за талию и глядя ей в глаза.

— Что случилось? Зачем ты меня сюда притащил? Решил швабру подарить? — освобождаясь из его объятий, съязвила Рин.

— Просто. Соскучился, — Ви нехотя разжал руки. — Мы сегодня целый день не виделись.

— А разве нам так необходимо видеться каждый день? — уточнила всё ещё рассерженная Рин.

Уголки его губ опустились в исходное положение. Девушка скрестила руки под грудью и посмотрела на него в ожидании ответа на свой вопрос. Тэхён сделал несколько шагов назад, прислонился к противоположной от девушки стене и сказал:

— Вечером нас собирал Ши Хёк. Завтра мы летим на съёмки в Лос-Анджелес. На неделю. Без подтанцовки.

Что-то рухнуло в груди Рин, но она постаралась не подавать вида. Хотя слова не шли на ум, и она не знала, что сказать. Вернее, не знала, что бы он сейчас хотел от неё услышать.

— Да ладно тебе. Хватит дуться. Я же извинился, — мягко напомнил Ви, а потом с незнакомой ей доселе проникновенной интонацией в голосе спросил: — Будешь скучать?

Рин чувствовала, что грань близко, и почему-то Тэхён пытался нащупать её. Зачем-то ему это было нужно. Девушка решила перевести всё в шутку.

— По тебе? — с иронией в голосе уточнила она.

— Нет. По стряпне Джин-хёна, конечно, — теперь уже пришла очередь Ви раздражаться. — Я же вроде задал конкретный вопрос.

— По нашим беседам? — продолжала забавляться Рин.

— Угу, — откликнулся Ви.

— По нашим шуточкам? — подмигнула она.

— Угу, — снова отозвался молодой человек, хотя уже начал терять терпение. Он не мог сообразить, почему она намеренно увиливает от прямого ответа на прямой вопрос.

— По редким прогулкам? По играм в настолки в перерывах между тренировками? — вошла было в раж шутница.

Тут Тэхён неожиданно оттолкнулся от стены, и быстрым шагом подошёл к девушке, оттеснив её к стене напротив.

— Рин, — жёстко произнёс он, прижав её за плечи к прохладной поверхности стены. — Ты будешь скучать без меня эти семь дней?

Рин перестала улыбаться под маской. Она даже немного испугалась этой настойчивости друга.

— Буду, — выпалила она. — Буду, конечно, не волнуйся. Все семь дней.

— Спасибо, — негромко поблагодарил Тэхён. — Прости ещё раз, что с сюрпризом накосячил.

— Ага, — напряжённо ответила Рин, чувствуя, как молодой человек отодвигается от неё.Она видела, что он расслабился, успокоился, и у неё на душе тоже стало легче. Хотя и не понятно было, какого чёрта с ним творится.

— Доброй ночи, — пожелал он, обернувшись в дверях, и исчез.

Рин вышла следом. Ви был уже в пяти метрах от неё. Она смотрела ему в спину, но он так больше и не обернулся.

— Ну и денёк…, — растерянно пробурчала Рин, и продолжила путь к своим «апартаментам».

 

 

Глава 8. 

То, что было между нами,
Уже не изменить.
Надеюсь, что ты помнишь:
Ты — моя. («Best of me»)

(playlist — (G)I-DLE: What’s in Your House?)
(playlist — JooYoung: Same as you)

Рин казалось, всё будет как обычно. Тренировки, еда, сон — и так по кругу. Но в первый же день после отлёта бантанов в агентстве стало заметно спокойнее: исчезла суета, поубавилось веселья, — будто что-то высосало из него энергию. Часы тянулись медленно, а штудирование хореографии казалось топтанием на месте.

Но объединяло всех связанных в той или иной степени с ребятами из BTS людей, начиная их стаффами и танцорами, и заканчивая АРМИ, одно: каждый раз, когда американские передачи с их участием транслировали по телевидению, все эти люди бросали дела, и бежали к экранам поболеть за родных мальчиков.

Рин не была исключением, и тоже наблюдала за успехами за границей новых друзей. Переживала и как могла поддерживала. Правда, в виде бонуса, в отличие от остальных неравнодушных, у неё имелась возможность общаться с ребятами в их общем смс-чате, куда они открыли ей доступ за несколько недель до своего путешествия. Списывались они редко, поскольку все были почти постоянно заняты.

Заканчивался первый день стартовавшей недельной рутины. Рин валилась от усталости, и, шагая по коридору общежития, мечтала быстрее попасть в родную комнатку, нырнуть в тёплый душ, а из него перенырнуть в не менее тёплую постельку.

Наконец, она закрыла за собой дверь в прихожую и сняла надавившие за день кеды. Ноги сразу отозвались внизу приятным покалыванием. Рин бросила на пол спортивную сумку, и поплелась в гостиную. Её соседка, добродушная и наивная китаянка Мей, по совместительству визажист Чимина и Джина, сидела на полу перед большим экраном телевизора, и поедала вок.

— Приветики! — поприветствовала её Мей. — Как день прошёл?

— Привет, — устало поздоровалась Рин, и упала лицом в диван, раскинув руки в стороны. — Бобик сдох.

Мей, не отворачиваясь от экрана, усмехнулась, и с шумом втянула в рот очередную порцию спагетти.

— Ты себя не жалеешь, — прожевав, сказала она. — Хотя, чему удивляться, здесь все такие. Чимин танцует по пятнадцать часов в день до обмороков. Намджун спит по два-три часа в сутки, всё сочиняет свои шедевры в студии. Юнги вообще по несколько дней может не спать, тоже песни пишет без остановки. Джей-Хоуп с Чонгуком изводят себя хореографией, вечно всё доводят до идеала. И Чимин за ними тянется. Убивают себя. А ведь идеала-то не бывает, Рин, говорю тебе. Вот, например, выучил Джин танец в прошлом году, мучил себя, по десять часов в день скакал, плакал, когда не видел никто. Бывало, крашу его для интервью, на него как накатит, и уголки глаз такие влажные становятся, носом шмурыгнет тихонько.. Мне его так жалко было! А ведь зачем всё, Рин? Он многим и таким нравился, каким был, когда всё только начиналось. И голос его, и его танцевальные партии. Сейчас он уже вон как вырос профессионально! Старается, выкладывается наравне с остальными. И что? Всё равно люди его унижают, оскорбляют в интернете, смеются над ним…

Мей всегда много разговаривала. Этот словесный взрыв редко когда можно было прервать. Но Рин привыкла. Ей даже нравилось, что Мей не любила тишину и старалась заполнить её, тогда как сама Рин не очень любила болтать попусту, но и тишина для неё казалась слишком тяжёлой.

Рин уже задрёмывала под поучительно-философскую тираду Мей, но тут услышала, что Мей плавно перешла на очень любопытную тему, и открыла глаза вся во внимании.

— … мне часто кажется, что Тэхёна вот-вот прорвёт, знаешь. Вот смотришь на него — всегда подвижный, туда-сюда бегает, со всеми поговорит, всех успокоит, приободрит, забавный такой. Бывает, как начнёт дурачиться, так и его братья, и мы всем составом с девчонками животы надрываем от смеха. Я тоже, как и многие, думала, что он вот такой вот позитивный по жизни, типа Хосока, но ещё светлее. И тут, представляешь… Только по-секрету! Никому-никому, обещай?

Мей приложила указательный палец к губам, призывая Рин молчать.

— Ты же знаешь, что я не люблю трепаться с кем бы то ни было о других. Обещаю, конечно, — подтвердила девушка, всё ещё валяясь на диване и даже не подняв головы, чтобы выглядеть равнодушной к этим внезапным интимным излияниям подруги.

— Так вот, — тише заговорила Мей. — Однажды забегаю я в гримёрку под конец концерта, надо было взять салфеток, ребятам поправить макияж перед следующим номером. Залетаю, — а там никого, только Ви в углу сидит, всхлипывает. Боже мой, какой он был беззащитный, как ребёнок! Ну, он сразу при виде меня вскочил, конечно, пронёсся мимо быстрее ветра вон из гримёрной. Я такая в шоке стою, ничего понять не могу. Когда с салфетками вернулась, он уже как ни в чём не бывало улыбался во весь рот, с ребятами беседовал. Это уже потом я случайно в интернете наткнулась на видео, кто-то из фанатов снимал близко к сцене. Перед своим сольным номером у него была сложная танцевальная партия на общей песне. И на телефон засняли, как после этой песни он сидел на сцене, пытаясь отдышаться. Рин, он так тяжело дышал, будто сейчас прямо там умрёт. Ему плохо было! А потом Ви пришлось почти сразу выйти петь сольно. Песня красивая, Рин, просто душу рвёт на части, послушай обязательно! Так вот, там в конце очень высоко петь нужно, и он тогда не смог хорошо этот кусок песни исполнить. А сколько сил потратил на репетиции, уроки вокала брал! Я слышала, как он Чимину говорил, что переживает за своё выступление, песня для него сложновата, говорил, ноты слишком для него высокие, и ему трудно их брать. Ох, Рин… Бедняга. И никому не показал, как расстроился. Никому не сказал ничего. Ещё и ребята ему после концерта высказали честно, что было не очень. Они это не со зла же, всегда говорят друг другу всё честно, чтобы помочь. И он им так улыбался, благодарил за мнение. Знаешь, он всегда улыбается, даже когда его обижают. Мне иногда так жалко его.. А в интернете потом писали, что у него голоса вообще нет. Вот тебе и изматывал себя неизвестно ради чего..

Рин внимательно выслушала Мей, и ей стало так грустно, так больно! Она живо представила забившегося в угол гримёрки рыдающего Тэхёна, такого беспомощного, ранимого.. Если бы она была там тогда, если бы увидела его в таком состоянии, она бы обязательно обняла его крепко-крепко, никому не дала бы его в обиду! Рин и подумать не могла, что он такой. Ви казался ей задумчивым, любознательным философом, забавным трудолюбивым мальчиком, который постоянно говорил и делал такие вещи, которых от него никто не ждёт. Да, она чувствовала его грусть, которую он прячет от окружающих. Но так делают практически все. «Тэ, Тэ… Почему ты ни с кем не делишься своими чувствами? Это же очень плохо может закончиться…», — огорчилась про себя Рин.

— Ой, сейчас начнётся! — воскликнула Мей, отложила коробку из-под съеденного вока, и захлопала в ладоши.

— Что начнётся? — не поняла Рин.

— Передача с BTS! Они там должны выступить с двумя песнями! — сообщила ей подружка. — Боже мой! Я так волнуюсь за Джина! Он усердно учил всю прошлую неделю английские фразочки! Хоть бы всё получилось!

Рин уселась на диване в позу лотоса, обняла подушку Чим-чим, и приготовилась следить за ходом шоу. Хотя ей очень хотелось в душ и баиньки.

Надо сказать, шоу удалось. Мальчишки показали всё своё обаяние, весь свои шарм, и, конечно же, юмор. Английский Джина тоже оказался на высоте. А в конце передачи состоялось долгожданное фанатами выступление группы BTS с двумя новыми композициями.

Рин тревожилась за каждого из молодых людей. На особо «скользких», свойственных американским интервью моментах она тревожилась вдвойне и с силой сжимала в руках подушку, надеясь, что ребята удачно выкрутятся, или что всех их спасёт мудрый и хитрый парень Намджун.

Выступление поразило Рин с новой силой. «Господи! Ну как?! Как им удаётся за несколько секунд превращаться из милых детей в сексуальных маньяков??», — не могла понять девушка. В процессе просмотра передачи она наблюдала за Мей, и ей представлялось, что сейчас так же, или ещё хлеще, ведут себя за экранами телевизоров обезумевшие поклонницы где-то в других странах. Бьются в истериках, рыдают, кричат имена ребят как раненые лоси, облизывают экраны и мониторы, скупают книги «Корейский за сутки», покупают билеты в Сеул…

Рин стала следить на экране за Тэхёном. И через некоторое время поняла, что открыла для себя двух Тхёнов: милашку Тэхёна, и рокового мачо Тэхёна. Это были два разных человека. Причём второго она не знала и боялась. Но он был просто «огонь», с этим спорить бесполезно. Пряди цветных волос прикрывали бездонные глаза с голубыми линзами, верхние пуговицы рубашки были расстегнуты и обнажали красивую мощную шею и ключицы, а черные кожаные брюки обтягивали умопомрачительную мужскую фигуру и все её детали, на которых Рин не хотелось заострять внимание. Девушка впервые видела его выступление с этого ракурса. Обычно на репетициях всё выглядит менее живописно, и более технично. Без сценического образа, без этих томных взглядов, и без слишком откровенных движений.

— Мей, я пойду в душ, — быстро предупредила соседку Рин, и отправилась в ванную.

— Хорошо, я буду досматривать за нас двоих! — отозвалась подруга и продолжила в лицах подпевать слова песен, и качаться в такт мелодиям.

Уже позже, когда голова Рин коснулась подушки, она зашла в чат бантанов, и оставила им сообщение: «Так держать! Это было здорово! Болею за вас вместе со всем агентством. Джин, ты прекрасно справился, файтинг!;)». Через мгновение телефон вжикнул:

Мон-Рин: «Спасибо, Рин! Ваша поддержка очень важна для нас»

Юнги-Мону: «Джун, ты человек или автоответчик, мать твою?» %)

Юнги-Рин: «Свээээг!)))))»

Джин-Рин: «Ну всё, теперь я не только красавчик, я — бог! :-D»

Юнги-Джину: «Смени свои старческие смайлы, богиня. Бесишь)))»

Рин: :D

Мон-Джину: «Завтра будешь новую фразу на английском учить, бог должен знать как минимум две! :P»

Мон-Юнги: «Фак ю, маза фака!))»

Джин-Мону: «О, эту что ли? Эту я уже знаю! :-P»

Юнги-Мону: «nln )))))»

Хосок-Рин: «Беги, Рин, сейчас начнётся)))»

Рин-Хосоку: «Я только с тренировки %)»

Чонгук-Рин: «Видела сегодня? У меня получилось!!! Уиииии!

n/»

Чимин-Джуну: «Мон-хён, скажи пароль на компе, я хочу поиграть»

Хосок-Рин: «Молодец! Прессак будет как у меня! :DDDD»

Мон-Чимину: «Отойди от компа, Чимин!!!!!»

Юнги-Мону: «Это фиаско, братан :DDD»

Рин-Чонгуку: «Вообще было шедеврально! Моя соседка по комнате мысленно родила от тебя :DDD»

Джин-Юнги: «Я знаю пароль ХДХДХД»

Юнги-Мону: «:DDDDDDDDDD»

Юнги Джину: «nn/»

Рин-Хосоку: «Только не это, я спать!)))))))»

Мон-Джину: «Скажешь — третью фразу выучить заставлю! :Х»

Чонгук-Рин: «О_О *испуганно озирается по сторонам* Кто ещё это видел???? :DDD»

Мон-Рин: «Не смущай Чонгука, он ещё маленький о таком думать))))))»

Чимин-Мону: «Мон-хён, я подобрал! :P Тут какие-то вкладки у тебя открыты, можно посмотреть?»

Мон: «Фаааак»

Юнги-Мону: «*пацталом*»

Хосок-Рин: «Подожди, что значит «только не это»? Я тебе его даже ещё не показывал!))))»

Тэхён-Хосоку: «И не покажешь!»

Юнги-Тэхёну: «???????»

Чимин-Тэхёну: «???????»

Джин: «Всем пока, я пошёл за мороженкой :-P»

Чонгук-Тэхёну: «??????????»

Хосок-Тэхёну: «Значит тебе покажу! *шлёт фото*»

Мон-Хосоку: «Хоуп, *рука-лицо* ты в общак кинул…»

Джин-Хосоку: «У меня красивее :-P»

Хосок: «Сорри, ребята, промахнулся… :DDDDDD»

Мон-Хосоку: «Удаляй давай! Рин даже отвечать перестала. Совсем что ли?»

Тэхён-Мону: «У неё обморок или уснула, одно из двух))»

Чимин-Мону: «Мон-хён, выпусти меня из туалета, я больше не буду! ;(»

Хосок-Тэхёну: «Ты чего такой дерзкий? Айщщщ, прекращай дерзить, а то пониже фото сделаю и вышлю!))»

Юнги-Хосоку: «Не надо, Хоуп, я и так плохо сплю о_О»

Мон-Хосоку: «Только не в общак!!!»

Чонгук: «не надо!!!»

Тэхён: «неееееет!!!»

Чимин: «пупок что ли?…. *задумался*»

Джин-Хосоку: «Мы знаем, что у тебя больше всех, не утруждайся. Но у меня красивее :P ХДХДХД»

Чонгук-Джину: «Мы???? Я не знал!!! О_О»

Мон-Джину: «Теперь и Рин знает, фак… дурни»

Тэхён-Чимину: «Да-да, Чими, у него самый большой пупок :DDDD»

Чимин-Тэхёну: «О_О неееет, до меня дошлоооо! Фуууууу! Хосок-хёёён!))

Хосок-Мону: «Она спит. Удаляем сообщения, а то завтра проснётся, прочтёт, сломает неокрепшую детскую психику..))))»

Чонгук-Хосоку: «Ты мне жизнь сломал, хён! *хнык-хнык»

Чимин-Хосоку: «И мне!!!! :((((»

Чонгук: покинул чат

Тэхён: покинул чат

Юнги: *да вообще насрать))* покинул чат

Чимин: *туалетный S.O.S.* покинул чат

Хосок: покинул чат

Мон: покинул чат

Джин: *ест мороженку* Вот мы с тобой и одни… Сокджин… любовь моя :-***»

Мон: зашёл в чат. печатает…

Джин: ладно, ладно, стираю, ухожу *хнык* :-((»

Джин: покинул чат

Мон: *выжидает*

Джин: зашёл в чат

Джин: покинул чат

Мон: покинул чат

А тем временем Рин и правда задремала. Усталость сделала своё дело. Но сквозь сон она всё же услышала как вибрировал телефон, и открыла глаза. Она нащупала его рукой под подушкой и поднесла к сонным глазам. Попытка сфокусировать зрение на экране удалась не сразу. Но когда это случилось, Рин подорвалась на кровати, уронила телефон на одеяло, скорее надела свою чёрную маску, нащупала телефон, протёрла глаза, и, приняв видео-вызов, ответила шёпотом:

— Ты чего так поздно звонишь?

— Прости, пожалуйста, — искренне сожалеющий голос появившегося на экране Тэхёна прогнал последние остатки сна Рин. — Не хотел тебя будить. Просто… мало свободного времени. Я сейчас, наконец, один в комнате. Захотелось услышать тебя. Как ты?

— У меня всё нормально, — шёпотом успокоила его Рин. — Подожди, я перемещусь в ванную. Не хочу разбудить Мей.

— Окей, жду, — оживился счастливый Тэхён.

Рин осторожно сползла с кровати, и на-цыпочках проникла в ванную комнату, закрывшись там.

— Ну рассказывай теперь, как дела, — тихо сказала девушка, присев на краешек ванны.

— Поверни, плиз, камеру немного правее, отсвечивает, тебя не очень хорошо видно, — попросил Тэ.

— Может не надо? На что там смотреть.. Я только что спала, так себе видок, — махнула рукой Рин.

— Надо. Можно и маску снять заодно, — поддразнил её Ви.

— Не можно, — показала язык под маской Рин. — Сначала тебе маску сними, потом тапочки..

— Да-да, футболку тоже можно снять, хорошая идея, — усмехнулся Тэхён и подмигнул ей. — Я серьёзно. Нас же никто не видит, сними маску.

— Не могу, контракт, — извиняясь, пожала плечами Рин. — Мемберам ни-ни.

— Хочешь, покажу выпрашивающую моську? — весело спросил Тэ.

— На меня такое не действует, — снова пожала плечами девушка. — Как твои дела?

— Хорошо, — улыбнулся Тэхён. — Съёмки, трени, опять съёмки, выступления. Даже по городу некогда погулять. А я очень хочу. Ты серьёзно смотрела наше выступление?

— О да, — закивала головой Рин. — Классно, мне действительно понравилось. Сегодня очень синхронно было, молодцы. И оператор вас ловил как надо.

— Тебе понравилось, как я справился со своей партией? — спросил Тэхён, желая получить конструктивную критику от Рин, и вместе с этим боясь, что она может разнести его в пух и прах. — Там на полу сцены не убрали провода, я пару раз чуть не навернулся. Сильно было заметно?

— Ты отлично справился, — показала ему большой палец Рин.

— Говоришь, чтобы не обидеть? — погрозил ей пальцем Тэ.

— Говорю то, что думаю, — улыбнулась под маской Рин.

— Стоп. Замри, — приказал он вдруг.

— Зачем? — удивилась девушка.

— Делаю скрин, — спокойно ответил занятый её фоткой Тэхён.

— Ну ладно, — Рин специально скорчила рожицу, сдвинув зрачки к переносице.

— Вот вредная, — немного расстроился Тэ. — Жалко что ли ?

— Кстати о выступлении, — хитро перевела тему девушка. — Откроешь секрет?

— Смотря что мне за это будет, — выразительно взглянул на неё Тэхён.

— Каким образом ты так быстро перестраиваешься? — задала вопрос Рин.

— В смысле? — не понял молодой человек.

— Ну сидишь такой весь милый, ребячишься, а потом начинается музыка — и всё, можно за тобой штабеля собирать, — уточнила Рин.

Тэхён попытался принять на себя серьёзный вид, но не смог. Он смутился, опустил голову, и Рин поняла, что он улыбается. Затем он снова поднял голову, посмотрел в сторону, издал неопределённый затяжной звук «ээээээ», будто обдумывал ответ.

— Кхм. Нас всех этому обучали перед дебютом. Хочешь посмотреть, как это работает? — улыбаясь во всё лицо, спросил Тэ.

— Оооо, даже не знаю. Вдруг я потом не очнусь, — засмеялась Рин.

— Я постараюсь не в полную силу показывать, — хохотнул он.

— Ну окей тогда. Давай, я готова, — поудобнее устроилась на своём месте улыбающаяся девушка и стала внимательно следить за происходящим на экране.

Тэхён ещё раз смутился, подавил смешок и повернулся к экрану лицом. Он выставил ладонь вперёд, прикрыв ею камеру, затем убрал ладонь, и Рин увидела милого Тэхёна, который немного наклонил голову влево, широко улыбнулся, приложив ладонь к щеке, чем воспроизвёл весьма «мимимишное» эгьё.

Рин улыбнулась под маской, и показала ему знак «окей».

Потом Тэ снова приложил ладонь к камере, убрал, и… Рин бросило в жар. Ракурс телефона поменялся, камера запечатлела Тэхёна сверху. Его взгляд стал хищным засчёт слегка опущенных век, губы приоткрылись, он уже не улыбался.

Свободной рукой девушка быстро ущипнула себя за ногу, чтобы очнуться и не дать понять парню, что творит с ней этот второй Тэхён.

— Ясно! — попыталась разрядить обстановку Рин. — Я поняла как это работает! Можно, я попробую?

Тэ вышел из образа и засмеялся:

— Чот на тебя не подействовало, — и добавил. — Попробуй. Только в маске будет не то.

— Я рискну сделать всё возможное, чтобы получилось в маске, — заверила его она.

— Окей, я готов, — объявил Тэ и тоже уселся поудобнее перед экраном.

Рин откашлялась, и постаралась перестать улыбаться. Она прислонила камеру телефона к груди, затем отодвинула телефон обратно, и Тэ увидел, что она воспроизвела эгьё, похожее на то, что показал он. Девушка склонила голову влево, глаза её улыбались, чуть прищурившись, а к щеке она приложила руку, показывая его фирменный знак «V».

— Неплохо, — радостно оценил Тэхён. — Я поверил, что ты улыбаешься. Давай второй лук.

Тогда Рин снова приложила телефон камерой к груди, но открывать камеру не спешила.

— Ну и где? Что так долго? Маску снимаешь? — подколол её ухмыляющийся Тэ. — Я же говорил, что в маске…

Он не успел договорить, потому что камера снова открылась, и Ви перестал ухмыляться.

Рин сидела к камере боком. Волосы её были уложены на одну сторону в небольшом беспорядке, подбородок приподнят, голова запрокинута чуть назад. Пальцы свободной руки расслабленно лежали на маске, там, где располагались губы. А с плеча, повёрнутого к экрану, была приспущена футболка, обнажая изящную ключицу. Томный взгляд смотрел в сторону камеры из-под слегка опущенных век.

У Тэхёна перехватило дыхание. Рин увидела, как он бесшумно сглотнул, потом его взгляд скользнул куда-то вниз себе под ноги. Она вышла из образа, и взволнованно спросила:

— Я что-то не то сделала? Извини… Я думала, у меня получилось..

— Ээээ…, — растерянно произнёс молодой человек; его взгляд испуганно метался мимо экрана. — Нет… Всё получилось.. Ты… Мне… Я должен идти, Рин. До связи.

— Тэхён? Что случилось? — окликнула его ничего не понимающая Рин, но Тэхён уже сбросил звонок.

Девушка посидела на краю ванны с удивлённым выражением лица ещё минуту, затем сняла маску, и в полном недоумении пошла спать дальше.

 

 

Глава 9. 

И чувства мои к тебе становятся всё сильнее и сильнее,
Но всё понять не могу, что ты ко мне чувствуешь («Beautiful»)

(playlist — Suga: Trivia: Seesaw)
(playlist — Jin: Epiphany)

Оставшуюся неделю Рин и Тэхён общались исключительно в чате. Он больше не звонил. Рин списывала эти изменения в нём на загруженность группы и отсутствие возможности Ви побыть одному в комнате отеля. Девушка же продолжала исправно тренироваться, чтобы улучшить свои навыки хореографии. В её далёких мечтах были сольные танцевальные номера вне команды BTS.

Ей нравилось здесь: много работы, много нового, дружная компания, интересные проекты, профессиональные хореографы, и, конечно, невероятная мотивация. Молодые люди занимались на совесть, добивались потом и кровью каждой следующей ступени, испытывая самые разные психологические и профессиональные проблемы. Этот опыт стал ценным для Рин, она была благодарна судьбе, которая случайно направила её однажды в это агентство в поисках работы.

Больше всех она была признательна Джей-Хоупу, который уже тогда ставил хорео многих номеров, и, заметив её способности, взял девушку под своё крыло. Он научил её никогда не сдаваться, и всегда искать способ добиться желаемого результата. «Если не получается закинуть ногу за уши, попробуй повернуться вокруг себя и закинуть уши за ногу», — любил повторять молодым танцорам Хосок, и Рин обожала его за его позитив.

Также никто не обратил внимания на ту его фразу в чате — «Подожди, что значит «только не это»? Я тебе его даже ещё не показывал!))))» про его пресс. Дело в том, что буквально через примерно полтора месяца их совместных танцевальных тренингов, когда он заметил, что Рин выгодно выделяется на фоне других девушек-танцовщиц, он рискнул пригласить её на свидание. Они встретились в кафе, Хоуп выглядел счастливым, был стильно одет, и даже принёс ей милый букетик цветов. Но чем больше они общались в тот вечер, тем больше понимали, что лучше остаться друзьями — так им было хорошо просто разговаривать обо всём на свете. На том и порешили. Но шутить по этому поводу Хосок так и не перестал.

Возможно, его и его коллег смущала её маска: всё-таки трудно угадать эмоции, когда не видишь половину лица человека, на которого смотришь. Однако, в условиях её контракта было чётко прописано, что ей нельзя снимать маску при ребятах. Рин очень нужна была эта работа, поэтому она строго придерживалась правил. Да и принципы никто не отменял.

В последнее время в голову Рин часто приходила мысль, что, в отличие от остальных, Тэ каким-то образом всегда чувствует её настроение, несмотря на маску. И её это немного беспокоило. У них завязалась дружба, но испортить эту дружбу она не хотела, поэтому старалась держать его на расстоянии, не рассказывая больше, чем ему нужно было о ней знать.

Так думала голова Рин. Но не сердце. Которое предательски переживало, когда от него не было смс в чате, когда он не приходил на тренировку, или когда приходил на тренировку, но почти не подходил к ней. Когда он не улыбался ей, или когда она не могла поймать ни одного его взгляда за день. Однако она прятала эти ощущения так глубоко, что почти их не замечала.

Ребята должны были вернуться уже послезавтра. В душе Рин очень ждала их приезда, но внешне всё шло как обычно, без изменений.Вечером, Рин и Мей поедали свой поздний ужин, сидя на полу у дивана в пижамных майках и шортах.

— Не беспокоишься, что Чинхо отнимет твою работу, пока ты тут прохлаждаешься? — поинтересовалась Рин у соседки.

— Неа, — уверенно ответила Мей. — Так как я, моих мальчиков никто не накрасит! Я старше Чинхо на десять лет, и опыта у меня будет побольше. Ребята мне как братья, и они всегда высоко отмечают мою работу. Видела их на концерте в Осаке? Красавцы же были, правда?

— Да они и без макияжа красавцы все, — махнула рукой Рин. — Иногда мне кажется, что твой макияж делает из ангелов дьяволов.

Мей залилась смехом.

— Это самая высокая оценка моего труда, которую мне кто-либо когда-то давал!

Рин тоже засмеялась, и они отвесили друг другу «пятюню».

— Хочешь, тебя накрашу? — вдруг подвинулась к девушке Мей. — Я вообще не понимаю, зачем тебя заставляют носить эту маску, когда ты танцуешь. Это же издевательство, в ней наверно жарко очень! А лицо у тебя очень приятное, так и просится под косметику.

— Ну уж нет, спасибо, соглашусь только если будет приказ сверху, — улыбнувшись, отказалась Рин. — А про маску мне было сказано,»чтобы не отвлекать ребят от работы». Вы-то замужем все, а мы — нет. Мы ведь с ними проводим очень много времени, и если каждая будет мелькать перед глазами своими красотами..

— Ха! А то вы не мелькаете! — воскликнула Мей. — С такими-то фигурами!

— Это рабочий момент, от него никуда не уйти! — поставила точку в этой истории Рин.

— Ладно, ладно, уговорила, — снова засмеялась Мей. — Давай, доедай уже, я пошла мыть посуду.

— Я уже почти, — откликнулась Рин, и продолжила жевать.

Параллельно, как и всегда по вечерам, девушка листала ленту новостей. В основном попадались только политика и происшествия. Но тут вдруг глаза поймали изображение со знакомым лицом и сразу пробежали по заголовку: «Ещё одна пара раскрыта: Ким Тэхён попался за поцелуями с известной певицей».

Рин замерла, перечитывая заголовок ещё раз. «За поцелуями»… «Пара»… «Тэхён»… Читать дальше не хотелось. Да и в принципе, ничего сверхъестественного не произошло. Она и Тэ просто друзья, у каждого своя личная жизнь. Когда-нибудь у каждого из ребят это случится. Они нормальные мужчины, желающие иметь семьи, детей, домик в деревне.. Умом Рин это понимала, и соглашалась с этим. Но почему-то есть резко перехотелось, в груди что-то сжалось, и слёзы стали проситься наружу.

После душа девушка легла в кровать, закрыла глаза. И тут зачем-то слёзы, которые она сдерживала до этого момента, сами покатились на подушку. Рин не понимала, какого чёрта с ней происходит и как это лечить.

В день возвращения BTS Рин была занята. Ей поручили набрать новых танцоров взамен ушедших. Она сидела на четвёртом этаже здания вместе с несколькими танцорами-коллегами, и отсматривала подходящие кандидатуры. В 11 часов утра Рин вздрогнула от внезапно начавшихся криков на улице, но в отличие от остальных, понёсшихся к окнам, девушка осталась сидеть на месте. Она знала, приехали их звёзды.

В три часа дня все решили прерваться и перекусить. Рин устало потёрла затёкшую спину, и вышла из зала.

На кухне было не протолкнуться: народ собрался вокруг Джина, который что-то очень смешно рассказывал в лицах, и подойти к холодильнику не представлялось никакой возможности. Рин решила, что с ребятами она поздоровается позже, когда всё это сумасшествие закончится. Спустившись к автомату с шоколадками и соком на втором этаже, девушка кинула несколько монеток и стала ждать покупку.

Крепкие мужские руки обхватили её талию сзади и прижали к себе. Рин вскрикнула от неожиданности, но тут её ухо обдало горячим дыханием:

— Привет. Скучала?

— Господи… Да когда ж ты перестанешь подкрадываться?! — взбесилась Рин. — А если бы я ела шоколадку?!

— Я бы тебя откачал, — ещё крепче обнял её Тэхён. — Ну так что, скучала или нет?

— Мне сейчас очень некогда, пора идти, — освободилась из его объятий девушка. — Рада, что с тобой всё хорошо. Позже увидимся.

Рин повернулась и пошла к лифту. Растерянный Тэ стоял у автомата, почёсывая голову. В автомате осталась лежать шоколадка Рин.

Весь оставшийся день они с Ви не виделись. То ли это она его хорошо избегала, то ли это он не пытался её искать.

Вечером, когда Рин, пару раз машинально шарахнувшись от подозрительных дверей в коридоре своего общежития, наконец оказалась дома и собралась пойти в душ, зачирикал телефон.

— Слушаю, — ответила Рин, даже не успев посмотреть, кто звонит.

— Выходи, жду тебя возле подъезда. Не выйдешь — зайду сам, — как-то ультимативно произнёс Тэхён и положил трубку.

— Алло!?… Алло!? — позвала Рин, потом посмотрела на экран, и поняла, что абонент отключился.

— Чёрт тебя подери! — выругалась девушка, и ринулась к шкафу.

— Что такое? — спросила обеспокоенная Мей. — Опять твой тайный ухажёр?

— Он мне не ухажёр! — ругаясь, остервенело швыряла вещи в шкафу Рин. — Он исчадие Сеула!

— Ну если симпатичное исчадие, то ему простительно, — подмигнула Мей, и спросила. — Хочешь, накрашу?

— Много чести! — отказалась от предложения взбешённая Рин.

— Вот, надень это, я сегодня погладила, — протянула ей подленько улыбающаяся соседка.

— Спасибо! — схватила протянутые ей вещи Рин и понеслась в ванную.

Тэ немного нервничал. У него было к себе много вопросов. Например, «Зачем я её преследую? Может ей это неприятно?», «Как я мог забыть, что труселя Чонгука такие узкие?», «Почему я так соскучился, что даже пропустил поход с братьями в боулинг?», «Сколько пощёчин я получу за свои сегодняшние косяки?», «Может, надо было купить цветы?»..

И в этот момент на ступеньках показалась она. С распущенными волосами. В высоких туфлях. В коротких шортах. В обтягивающей майке и свободной рубашке сверху. «Она точно решила меня прикончить», — подумал Тэхён, занервничал ещё сильнее, и всё же решительно направился к ожидающей его Рин.

— Что за угрозы в три часа ночи? — недовольно полюбопытствовала она. — Тебе не приходило в голову, что у человека могут быть дела в такое время?

— Прости, — растерялся Тэхён. — Ты не успела поесть?

— Не только поесть! — раздражённо ответила Рин. — Я в дом зайти не успела. Пришла уставшая, в провонявшемся потом костюме, голодная. Ты вообще в курсе, сколько нужно времени девушке, чтобы собраться?

— Ээээ…, — впал в ступор Ви. — Ты переодевалась для меня?… Кхм… Типа… как на свидание?…

Тут пришла очередь Рин впадать в ступор. И правда, с чего это она решила, что он пригласил её, например, прогуляться? Может, он позвал её на пять минут, просто пообщаться.

— Я… нет… Я не…, — потерялась Рин, но потом выпалила первое, что пришло в голову. — Я всё равно собиралась в магазин! Мей попросила. Поэтому переоделась. Но позже собиралась. А потом подумала, поговорю с тобой, и в магазин. Так… что ты хотел?

Тэхён совсем ничего не понял, но потом вспомнил, зачем пришёл, и ответил:

— Пойдём. По дороге куплю тебе шаверму.

— По дороге куда? — удивилась девушка. — Ты же дал понять, что это не свидание?

— Не свидание, — подтвердил Тэхён, и еле заметно улыбнулся. — Всё скоро узнаешь.

Он взял взволнованную Рин за руку, и повёл к машине.

Прошло уже около получаса поездки: девушка успела доесть свой ужин, купленный Тэхёном; Тэхён успел разглядеть со всех сторон красивые стройные ноги Рин и то, что выше; оба они успели испереживаться по поводу предстоящего разговора.

Машина остановилась возле пляжа. Было поздно, и там не было почти ни души. Только несколько влюблённых парочек, гуляющих на берегу, мужчина, выгуливающий собаку, да девушка, совершавшая вечернюю пробежку перед сном. Тэ взял заранее приготовленный плед, помог Рин выйти из машины, и повёл её к мостику.

— Знала бы, что надо будет идти по песку, ни за что не надела бы эти туфли, — провалившись несколько раз в мягкую поверхность берега каблуками, пробурчала девушка, потом остановилась и хотела разуться.

— Даже не думай об этом, — резко остановил её Тэ. — На, держи плед.

Она в замешательстве взяла плед, а молодой человек неожиданно поднял её на руки, и понёс дальше. Рин попыталась было воспротивиться, но Тэ приказал не дышать, сидеть смирно, и крепко держать одеяло. Девушке пришлось повиноваться. Она обхватила Тэ одной рукой за шею, и весь путь до мостика молча вдыхала сквозь маску запах его волос и аромат парфюма. Который что-то ей напомнил. Но вспомнить, что именно, ей так и не удалось.

Несмотря на то, что Тэхён всячески отрицал факт свидания, оделся он не хуже Рин. Очередная сногсшибательная белая футболка под голубым приталенным жакетом с подвёрнутыми до локтей рукавами, тесные чёрные джинсы и белые кеды. На шее как всегда оригинальная цепочка. И эти слегка растрёпанные фиолетово-серые волосы…

— Пришли, — вдруг отозвался Ви, но опускать Рин на ноги не спешил. — Плед не потеряла?

Когда он повернулся к ней, их лица оказались близко друг к другу. На некоторое время взгляды молодых людей встретились. Первой очнулась Рин.

— Хочешь заработать грыжу? — спросила она.

Тэ хотел совсем другого, но промолчал и нехотя осторожно поставил девушку на досчатую поверхность мостика. Затем взял плед, и постелил его у самого края. Рин разглядывала блики на воде.

— Рин? Иди сюда, — мягко позвал Тэ. — Садись.

Девушка подошла к пледу, уселась удобней и свесила ноги вниз. Вопреки её предположениям о том, что Ви сядет рядом, он устроился сзади неё, обнял Рин за талию, и так же свесил ноги вниз. Она округлила глаза, и не могла проронить ни слова, чувствуя своей спиной тепло его груди, и его горячее дыхание на своём затылке.

— Ну так в чём дело? — своим тихим завораживающе-глубоким голосом произнёс ей в ухо Тэхён.

— Ты про что? — напряжённо переспросила девушка.

— Почему была такой колючей днём? — уточнил он.

— Я тебе не ёжик, — съязвила Рин. — Всё нормально, тебе показалось.

— Нормально, Рин, — это когда твой друг приезжает из долгой поездки, а ты его обнимаешь, улыбаешься, и говоришь, как рада видеть. И ещё что скучала, как и обещала.

— Нормально, Тэ, — это когда твой друг не вырубает телефон на середине разговора без объяснений, пишет сообщения всю неделю, а не один день, и не скрывает, что у него появилась девушка, — выпалила возмущённая Рин.

Она в этот же момент пожалела о своём поступке. И зачем вообще нужно было предъявлять столько странных упрёков.. другу? И с чего бы вся эта злость на него?

— Стоп. Ты ревнуешь? — поразился Тэ. — Рин?

— Да ради бога, с чего бы это? — отпиралась она, к своему ужасу понимая, что так и есть. — Ты же считаешь меня своим другом! Так почему я из новостей такое узнаю, а, дружище?

— Ты ревнууууешь, — улыбнулся Тэхён. — Вот уж не ожидал. Прикольно.

— Ты меня плохо знаешь. Ты ошибаешься, — раздосадованно ответила Рин.

— Так давай познакомимся получше, — предложил счастливый Тэ. — Скажи мне, как звучит твоё полное имя?

— А как долго ты с ней встречаешься? — ответила вопросом на вопрос Рин.

— Я первый спросил, помнишь? — улыбаясь во весь рот, напомнил ей Тэхён.

— Как я могу быть уверена, что ты потом ответишь на мой вопрос? — не сдавалась Рин.

— Друзья должны доверять друг другу, — тихо ответил ей Ви. — Доверься мне, Рин.

Девушку душили слёзы, она уже не могла разобрать, то ли от обиды, то ли от осознания того, что он смог проникнуть в её сердце глубже, чем она сама этого хотела.

Рин чуть наклонилась в сторону в его стальных объятиях и умоляюще посмотрела ему в глаза. Он молча ждал её ответа. Потом вдруг медленно поднял руку к её лицу, осторожно прикоснулся тыльной стороной ладони к щеке в маске, нежно ведя её вниз к подбородку девушки. Рин словно парализовало: она не могла двигаться, и только смотрела на него как зачарованная, не в силах дышать. Когда ладонь Ви достигла её рта, он бережно приподнял подбородок Рин, и не спеша очертил большим пальцем контур её губ, которые до сих пор оставались для него тайной.

В голове девушки забили колокола и завыли сигнальные сирены. В почти полуобморочном состоянии она смогла внять им, и заставила себя закончить эту пытку, от которой веяло совсем не дружбой, и совсем не забавой.

— Айрин. Меня зовут Айрин, — тихо произнесла Рин, немного отстранившись назад и вернув туловище в прежнее положение: она села прямо, повернувшись к Ви спиной.

— Айрин…., — шёпотом повторил Тэхён, снова опустив руку на талию девушки. — Красивое имя. Такое северное. Почему ты не хочешь, чтобы тебя называли полным именем?

— Это уже второй вопрос, — отрезала Рин. — Ты не ответил на свой вопрос, помнишь?

— Меньше читай жёлтую прессу. Вот мой ответ, — спокойно сказал Ви. — Моя… Мой друг первым узнает от меня такую новость, поверь.

Тело Рин вмиг обмякло. Тэхёну показалось, что она вдохнула воздух, когда он начал отвечать на её вопрос, и выдохнула его только тогда, когда он закончил говорить. Его сердце пело, танцевало, он не мог скрыть улыбку.

— Да кто ж вас, звёзд, знает, — послышался голос Рин.

Похоже, она хочет перевести всё в шутку.

— Нас, — поправил Тэ. — В пятницу ты с нами выступаешь на церемонии.

— Серьёзно?! Круто! — ахнула девушка, а потом шутя спросила. — Надеюсь, начинающим звёздам к новостям в жёлтой прессе готовиться не надо?

— Зависит от твоего везения, — поддержал шутку Тэ. — Я в этом весьма не везучий. Однажды чуть не врезался в Гука на сцене, он навстречу бежал. Я его на ходу придержал за талию, чтоб оба не свалились. А утром в твиттере написали, что я его чуть ли не изнасиловал.

— Может, у тебя выражение лица было соответствующим? — засмеялась Рин.

— Да вроде просто улыбнулся по-братски, — пожал плечами молодой человек. — Давно уже прихожу к мысли, что лучше мне вообще не улыбаться. И не двигаться. И не петь. А то мало ли не так поймут..

— Нет, улыбаться надо. И петь. У тебя очаровательная улыбка и прекрасный голос, правда, — серьёзно сказала девушка.

Тэхён от удовольствия закусил нижнюю губу.

— Как и твои ноги, — не смог удержаться он, за что получил тычок локтем под ребро, и они с Рин начали смеяться.

— Слушай, у меня эти самые очаровательные ноги замёрзли, не пора ли по домам? — пару минут спустя пожаловалась девушка.

— Чёрт, прости, вот я болван, — заволновался Тэ. — Я себе не прощу, если ты заболеешь. Давай, помогу встать.

Тэ встал первым, и Рин сразу ощутила, как холодно на улице без его тепла. Он протянул ей руку, она поднялась и Тэ, закутав её в плед, снова подхватил совершенно смущённую девушку на руки и понёс к машине.

Уже возле общежития, ни с того ни с сего обняв Рин сзади за талию, Тэ еле слышно спросил:

— Так…ты скучала?

— Мне пришлось, я же обещала, — сострила она.

Тэхён вздохнул, выпустил Рин из своих рук, и, с грустной улыбкой помахав на прощание, направился к автомобилю.

— Тэ! — позвала она его, когда тот был уже в шаге от машины и обернулся на её призыв. — Очень!

Тэхён расплылся в улыбке, и в самом роскошном расположении духа отправился домой, ни секунды не печалясь о пропущенном боулинге.

А Рин ехала в лифте к себе в комнату, улыбалась, вспоминая минувший вечер, и надеялась, что странные ощущения чего-то твёрдого и пульсирующего в месте, где соприкасались её копчик и его пах, когда они сидели на мосту, — это совершенно не то, о чём она подумала.

 

 

Глава 10. 

Всё, что я могу делать — это повторять твоё имя.
Нет.. Но по крайней мере признай свою вину.
Теперь действительно придётся сказать «прощай» («Let Go»)

(playlist — BTS: Wake up)

До церемонии вручения очередной музыкальной премии оставались считанные дни. Вначале ребята из группы трудились над своими номерами всемером, и уже после того, как результат оказался на должном уровне, к ним присоединилась танцевальная группа, в которой участвовала и Рин.

Их шоу обещало быть бомбой, настолько хорошо они постарались: на высоте были и вокал, и хореография, и музыка, и сама концепция задумки. Все работали слаженно, среди артистов царило отличное настроение и взаимопонимание, всё шло как надо.

Кроме странного поведения Тэхёна. Первые пару дней он работал без устали, как машина. Ребята даже не узнавали его. Он упорно учил танцевальные движения, доводя их практически до идеала. Каждую свободную минуту он практиковал свои вокальные навыки, раздвигая для себя границы собственного голосового диапазона. Рэпмон с Джином в тайне не могли нарадоваться на макнэ, но в то же время они не могли понять, что стало причиной такой резкой перемены в их младшем братишке.

Многое прояснилось, когда молодых людей объединили для репетиций с танцорами. Уже практически перед самим событием на их вечерний прогон номеров зашёл Ши Хёк. Он-то и понял, где собака зарыта, когда ему удалось час понаблюдать за работой команды.

— Джун, что с Ви? — поинтересовался Ши Хёк у Рэпмона во время перерыва.

— Сам понять не могу, — озадаченно пожал плечами лидер. — Эти три дня он какой-то невнимательный. Слишком уж задумчивый. Я пытался с ним поговорить, выяснить что-то, но так ничего и не добился. Возможно, просто подустал. До этого он трудился похлеще Чонгука, прямо как никогда.

— Правда? — искренне удивился тот.

— Угу, мы все были поражены. За ним даже Чимин не успевал, — подтвердил Рэпмон. — Ладно, мне пора идти, надо ещё шесть номеров прогнать.

— Иди, иди, Джун. Вы молодцы, — похлопал его по плечу Ши Хёк, и стал внимательно наблюдать за Тэхёном.

Вскоре ему-таки удалось определить, откуда дует ветер.
После репетиции Рин попрощалась со всеми ребятами до завтра, и пошла собираться домой.

— Погуляем сегодня? — услышала она над ухом знакомый тихий голос.

— Нам бы хорошо выспаться сегодня, — улыбнулась Тэхёну девушка. — Завтра выступать, мы должны быть свежими как огурцы. Может отложим?

Тэ показал свою умоляющую моську с подрагивающей нижней губой, отчего Рин рассмеялась и ответила:

— Ну ладно, ладно, давай сегодня. Только недолго.

— Я заеду в одиннадцать, — подмигнул Тэ, и скрылся среди снующих по залу молодых людей и девушек.

Рин не могла спрятать улыбку, сердце так и порхало. Она застегнула сумку, накинула на спортивную чёрную майку толстовку, и вышла в коридор. Возле лифта её и остановил внезапно подошедший Ши Хёк.

— Девушка, можете уделить мне несколько минут Вашего внимания? — серьёзно спросил он.

Рин знала кто это, поскольку именно этот человек принимал её на работу. Он казался ей добрым и справедливым, но каким он был на самом деле, она не предполагала.

— Да, конечно, — с готовностью выслушать что угодно, ответила она.

— Скажите, что Вас связывает с Тэхёном? — в лоб задал неожиданный вопрос мужчина.

— Мы… Ну, мы друзья. Коллеги, — немного занервничав, объяснила Рин. — Что-то не так?

— Возможно, — задумчиво произнёс Ши Хёк, сверля её проницательным взглядом. — Знаете… Сейчас мальчикам предстоит целая обойма мероприятий. Им нужно быть собранными как никогда, чтобы показать лучшие результаты. Они долго и много трудились, где-то переступали через свои амбиции, где-то ломали себя, в чём-то себе отказывали. Было очень тяжело. Вы согласитесь со мной, что они заслужили, наконец, награду за все эти лишения и жертвы?

— Конечно, — негромко ответила Рин, не понимая, к чему он ведёт, но начиная нервничать сильнее.

— Тэхён — милый молодой человек. Добрый. Чуток чудаковатый. Несомненно очень привлекательный, — начал он.

— Нет-нет, у нас с ним ничего такого! Это просто дружба. Как и с остальными ребятами, — перебила его Рин, пытаясь оправдаться, поскольку подумала, будто её подозревают в ином.

— Может быть, для Вас это просто дружба, я не спорю, — согласился с ней Ши Хёк. — Но для него, я уверен, — нет. Я его знаю много лет, всякое бывало. С девушками, я имею в виду. Много поклонниц, симпатия от коллег по сцене — это, конечно, особым образом меняет человека, когда до этого ничего подобного не испытывал. У него был ряд отношений, мы этому не препятствуем. Обычно. Но в случае с Вами — это другое.

— Вы ошибаетесь. Он просто одинок, и … не все ребята могут его выслушать и понять правильно. В этом всё дело, — решительно отмела его подозрения Рин.

— Поверьте мне, они все по-своему одиноки. Это удел творческого человека. Но … Что касается Вас… Как он смотрит на Вас… Это серьёзно. И.. это не слишком положительно влияет на его работу. А поскольку Тэхён работает в команде, то под угрозой и результат всех остальных. Включая меня и тех, от кого зависит каждое их выступление, — намекнул ей мужчина.

Рин выглядела подавленно, и одновременно так, будто ей открыли глаза на истину, которую она раньше не хотела замечать.

— Он видел Вас без маски? — прищурившись, поинтересовался Ши Хёк.

— Нет, — без раздумий ответила девушка.

Ши Хёк несколько мгновений разглядывал её лицо, стараясь понять, не врёт ли она. Когда он убедился в обратном, сразу доброжелательно улыбнулся и сказал:

— Насколько я помню, Вы человек уже достаточно взрослый. Я помню, как принимал Вас на работу. Я также вижу, что Вы усердно стараетесь, и многое у Вас получается лучше, чем у остальных. Мне бы не хотелось прерывать наше с Вами сотрудничество, и поэтому… Поэтому я прошу Вас ограничить общение с кем бы то ни было из ребят. Поймите правильно, если бы Вы здесь не работали — это было бы не так опасно. Но сейчас от того, насколько точно Вы выполните мою просьбу, зависит не только наше, но и Ваше будущее.

— Я поняла Вас, — упавшим голосом ответила Рин.

— Я рад, что мы договорились, — кивнул ей Ши Хёк. — Хорошего вечера.

— Хорошего вечера, — откликнулась потерявшая присутствие духа Рин, и мужчина вскоре скрылся в темноте коридора.

Девушка нажала кнопку лифта, и ушла в себя. Много мыслей вертелось в голове. Многое пришлось осознать и принять, хотя было тяжело, и местами даже больно.

— Всё в порядке, Рин? — услышала она сквозь раздумья обеспокоенный голос Хосока, который подошёл к лифту. — Что с лицом?

— Э… Всё нормально, — быстро собралась девушка, и даже крайне близко к оригиналу изобразила подобие улыбки. — Просто устала. И решала, не пойти ли мне по лестнице. И-таки пойду-ка я пешком. До завтра, Джей. Хороших снов.

— До завтра, — растерянно проговорил Хоуп, и тут же попытался её приободрить на прощание. — Пусть тебе приснится весёлый хоровод Хосоков.

Рин издала короткий, но какой-то грустный смешок, махнула ему рукой и пошла к лестнице.

Хосок остался стоять в недоумении.

Рин понуро брела по лестнице вся в своих мыслях. В районе второго этажа она остановилась, достала из кармана спортивных штанов телефон, и, написав смс, медленно продолжила путь к выходу из здания.

В это время Тэхён пытался дозвониться до Рин, набирая её номер уже в четвёртый раз. Но она не брала трубку.»Что случилось, Рин? Чёрт… Возьми трубку», — мысленно просил её Тэ. А в глазах его застыла её смс’ка: «Прости, Тэ, сегодня встретиться не получится. Ничего серьёзного. Не звони».

 

 

Глава 11. 

Мы должны верить только в нас,
Мы не должны отпускать руки друг друга,
Мы должны быть вместе всегда. («Love maze»)

(playlist — Big Bang: Bang bang bang)

Церемония музыкальной премии шла полным ходом, но парни сидели в зале как на иголках. А всё потому, что за полчаса до этого к Хосоку обратились участники другой мужской k-pop группы с просьбой помочь им с их непредвиденным форс-мажором: основная танцовщица вывихнула ногу на лестнице за сценой, и им срочно нужна была достойная замена. Необходима была профессионально занимающаяся хореографией девушка, которая смогла бы минут за пятнадцать выучить нужные движения и выступить с ними. Когда Хосок повернулся к Рин и вопросительно кивнул ей, она сначала неуверенно пожала плечами. Тогда он взял её за руку, подтянул к себе, и на ухо прошептал: «У тебя всё получится. Когда-то надо сделать шаг вперёд. Сейчас отличная возможность. Я помогу». И Рин согласилась. Никто из ребят ничего не знал. Даже Намджун ничего не знал, и успел только заметить, как они вдвоём ушли за ребятами из группы «Дипси».

Прошло почти полчаса. Хоупа нигде не было, телефон не отвечал. Рин тоже как сквозь землю провалилась. Ребята сидели в зале и не находили себе места. Особенно переживал Ви. Хотя выражение его лица было отстранённым, и даже в какой-то мере безразличным, его истинное состояние выдавали побелевшие костяшки пальцев, которыми Тэ до боли в запястьях обхватил поручни своего сиденья.

— Я уже слышу их жалобный треск, остынь, Тэ, — участливо шепнул ему на ухо Чонгук, быстрым взглядом указав на подлокотники.

Это замечание немного отрезвило Тэхёна, и он постарался расслабиться. Но мозг его был всё так же напряжён, и он как бы невзначай наклонялся вперёд каждые пятнадцать секунд, зыркая на Намджуна, чтобы выяснить, смог ли тот дозвониться до недоступного Хосока.

Прошло пять минут, пока ведущие произносили на сцене свой текст, когда, наконец, по залу эхом пронеслось громкое «Встречайте, великолепные «Дипси»!». Оглушительные аплодисменты и выкрики фанатов объявленной группы усилили эффект начальной драм-линии зазвучавшей песни. Декорации расползлись в разные стороны под ритмичное мерцание цветных прожекторов, и на экранах по одному в объективах камер материализовались харизматичные мемберы кей-поп-команды «DeepSea» в своём роковом образе из их нашумевшего клипа. Их чёрные кожаные обтягивающие костюмы выгодно подчёркивали в меру накаченные мускулы.

Музыкальные конкуренты BTS умели подать себя, и уже на первом припеве женская составляющая публики неистово подпевала своим кумирам. Да что там! Большинство присутствующих на церемонии айдолов повскакивало со своих мест, чтобы целенаправленно накалить атмосферу в зале, и отправить этим фанатов в долгий эстетический нокаут.

Чтобы не выделяться среди всей этой вакханалии, предусмотрительный Джин, а за ним и все мемберы BTS кроме всегда верного себе спокойного полу-трупа Сахарка, тоже поднялись со своих стульев и начали зажигать в свойственной им манере. Арми взревели от восторга, тысячи телефонных камер мгновенно развернулись на ребят.

На втором куплете пританцовывающий Ви повернул голову в сторону выступающих артистов. Ему стоило очень больших усилий продолжить танцевать и гримасничать на камеру, когда на сцене возникла женская фигура в знакомой черной маске, прикрывающей нижнюю часть лица.

Ей чертовски шёл образ, в котором она танцевала, зажигательно раскачивая танцпол в опасной близости от одного из вокалистов во время его партии. Пластика её тела была просто нереальной. Изящная плавность движений, и одновременно их чёткость и динамика делали танцовщицу похожей на кобру, извивающуюся по поверхности стального пилона. Её невероятные пируэты в ботфортах на шпильках рождали в голове Тэхёна совершенно невообразимые для его воспитания картины.

— Так. Я в замешательстве, — насторожился Чимин. — Это там с Сиёном… Это… наша Рин?

Вопрос был задан риторический, поэтому адресовался каждому из группы.

— Похоже на то, — ухмыльнулся Юнги, вставая со стула, и начиная двигаться в ритме танца, чего от него вот уж совсем никто не ожидал. Фанаты взревели.

Рэпмон странно посмотрел на Шугу, затем, всё ещё продолжая пританцовывать, ответил так же риторически куда-то в воздушное пространство прямо перед собой:

— Если Ши Хёк узнает…

В этот момент его телефон агрессивно вжикнул, и он тут же добавил, глядя в смс:

— А он уже знает, и очень-приочень сильно в ярости. Где, мать его за обе ноги, Хосок, во имя святого Сеула и династии Корё?!

— Намджуни, только без паники! — пропел ему в ухо беспечный Сокджин. — Хочешь шутку?

— Ты серьёзно?! — обалдел Рэпмон. — Шутку? Сейчас? А похоже, что мне до шуток? О, боги..

— Не сейчас, Джин-хён, — взмолился взволнованный Чимин.

— Джин-хён, не надо шуток! Младший макнэ тебя любит, но младший макнэ тебя больно побьёт за кулисами, — шутливо пригрозил старшенькому Чонгук.

— Шуга? Ви? — весело спросил мнения оставшихся невозмутимый Джин.

Ви не ответил, поскольку вообще был не на этой планете, а в голове у него в эти минуты размножались лунные кролики.

— Ой, да валяй уже, хён, достал, — улыбнулся Юнги, продолжая активно пританцовывать.

Джун стал в позу «рука-лицо», закатив глаза к небу.

— Отлично! Юнги дал добро, — подмигнул остальным задорно дергающийся в танце Джин. — Знаете, как называется хороший напиток?

— ……..

— Он называется Хосок (=»хороший сок»)!!! — и Джин тут же выдал победный смех стеклоочистителя.

— ???????

— Хосок! Где ты был? Я тебе уже телефон оборвал!! — прошипел Намджун, увидев неожиданно вынырнувшего из отплясывающей рядом человеческой массы Хоупа.

— Как где? Вопросы улаживал с руководством «Дипси». А где я должен был ещё быть? А телефон мой вот, на стуле лежит, не видишь что ли? Я его забыл, — отмазался тот, пробираясь к своему месту.

— А я им говорииил, что ты воооон он идёшь, — пожаловался ему Сокджин, исполняя сумасшедшие танцевальные коллаборации возле своего стула.

— Ага, ну да, так прямо и сказал, мол, смотрите, пацаны, вон идёт Хосок, — засмеялся Юнги.

Рэпмон застыл с офигевающим выражением лица, слушая весь этот когнитивный кошмар, и переводил взгляд то на одного психа, то на другого. Затем потряс головой, чтобы прийти в себя, и уже было хотел что-то спросить у Хосока. Но тут зал вдруг снова не по-человечески взревел, чем отвлёк ребят от их проблемы, и приковал их взгляды к сцене.

Оказалось, что «Дипси» перед выступлением быстро скорректировали часть хореографии своего номера из-за новой танцовщицы. Свет погас, и лишь луч одного единственного прожектора был направлен на Сиёна и Рин, которая стояла в его крепких объятиях. Ви непроизвольно шумно набрал воздух в лёгкие и забыл его выдохнуть. Чимин и Чонгук приоткрыли рты. Рэпмон стиснул зубы от переживаний. Шуга всё с той же лёгкой ухмылочкой на лице и неподдельным интересом взирал на происходящее. А Джин с Хоупом обнялись, притворяясь, что они в ужасе.

На словах «Я больше не болею тобой», которые Сиён произнёс хрипловатым голосом в стиле рэп, он резко оттолкнул от себя Рин, при этом достаточно сильно крутанув её вправо. Девушка за считанные секунды оказалась на краю сцены, исполнив по дороге туда бесподобный, почти невесомый тройной тулуп. Идеально синхронно, будто они с Сиёном репетировали этот момент месяцами, с ударом первого бита тело Рин замерло в геройской стойке а-ля «ноги на ширине плеч», лицом к зрителям.

Ви шумно выдохнул. А Юнги перестал ухмыляться, и напрягся, приоткрыв рот вместе с Чимином и Чонгуком.

На следующей реплике «Прощай» Сиён направил на Рин вытянутую руку и жестом, изображающим пистолет, точно под звук следующего удара бита «пальнул» в танцовщицу, которая в этот самый момент под звук удара этого же бита взлетела в вверх, выгнулась в прыжке, будто в неё попала пуля, и спиной вперёд, раскинув руки и закрыв глаза, полетела вниз за сцену.

Сиён стоял спиной к зрителям, поэтому никто не заметил, как его отпустило напряжение, и он улыбнулся, когда понял, что они с этой невероятной девушкой отлично справились.

Фанаты вскочили со своих мест, стали неистово аплодировать и с новой силой подпевать последний припев любимой песни своих кумиров.

Ребята из BTS, не сговариваясь друг с другом, подняли руки вверх и тоже зааплодировали вместе со всеми.

— Рин молодец, — с гордостью произнёс Намджун.

— Наша школа, — подтвердил радостный Джин.

— Не наша, а моя, — уточнил Хоуп. — Ты, Хён, вообще про танцы молчи. Вот молчи, и всё. У тебя что ни танец, то с элементами цыганских вкраплений.

— Вот это сейчас обидно было, Хосок. Вот обидно же, ей-богу, лимон тебе в бульон, — изображая цыганские потряхивания грудью, троллил того Джин.

Чимин и Чонгук восхищённо рукоплескали своей коллеге, и одновременно посмеивались над дурачествами своих хёнов.

Тэ хлопал громче всех, выкрикивал восторженные возгласы и звонко свистел.

Поражён, горд, рад, убит наповал — вот, что он чувствовал в эту минуту. Он был так счастлив, что ещё один человек, которого он знает, благодаря свободе творческих порывов царящих в их агентстве, смог подняться на ступеньку выше, и взять новый предел своих возможностей. Это обстоятельство его очень мотивировало идти дальше, не сдаваться, стараться больше и лучше.

«Айрин, ты мой луч солнца», — подумал Тэхён и улыбнулся.

 

 

Глава 12. 

Может, наступит день, когда мы проиграем,
Но это не сегодня! Сегодня мы боремся! («Not today»)

(playlist — Wanna One: Boomerang)

За два номера до своего выхода на сцену ребята пошли в гримёрку, чтобы подготовиться к выступлению. Увидев там среди переодевающихся танцоров Рин, которая уже была «укомплектована» и отдыхала, они направились к ней.

— Рин, дай пожму руку, — с восхищением в голосе сказал ей Рэпмон. — Я очень горд, что ты с нами. Это было действительно круто.

— Вот почему ты вечно не пропускаешь старших вперёд? Я тебя прощаю только потому, что ты наш лидер. Пошёл вон, — шутливо отпихнул его в сторону Джин, и обратился к девушке. — Рин, я умер и родился, когда увидел твоё выступление. Я твой фанат навеки. Будь с нами всегда.

— Это точно, — загалдели остальные.

Рин стояла, растерянная, смущённая от такого внимания, от таких лестных признаний и пожеланий. Она только и могла кланяться им в знак благодарности, и тихо лепетать «спасибо».

— Рин, а я подумал, вот было бы смешно, если бы тебя отбатутило обратно на сцену после падения, — засмеялся Чонгук.

— Это вряд ли, меня там внизу на батуте придержали специально подготовленные люди, не дали сбежать обратно. Иначе у Сиёна бы случился инфаркт, он дико переживал за номер, когда внесли изменения, — с улыбкой ответила ему Рин.

— Это точно, — дружески обнял девушку за талию Хосок, чем заставил Тэхёна понервничать. — Он меня раз десять спросил, справится ли Рин. На десятый раз мне уже хотелось самому за них двоих станцевать, чтобы он успокоился.

— Шпильки — это не твоё, хён, помнишь? — подмигнул ему Чимин, намекая на одно из шоу, где Хоуп пытался танцевать в женских туфлях и что из этого вышло.

— Айщщщщ!То есть в обтягивающем садомазо-костюмчике Рин я бы смотрелся очаровательно, ты считаешь? То есть, тебя только шпильки на мне смущают? — уперев руки в бока, забавы ради возмутился Хоуп.

— Ну в общем, так и есть, — тихо подтвердил Чимин, и стал пятиться за Джина.

Тэхён улучил момент, пока ребята отвлеклись на Чимина и Хосока, поймал взгляд Рин, и уже сделал шаг в её сторону, как вдруг в гримёрку вошёл Ши Хёк с парой помощников. Вид у него был однозначно раздосадованный.

— Ты, — обратился он к Рин, когда отыскал её глазами среди притихших присутствующих. — Как тебя зовут?

— Что-то не так? Что случилось? — заволновался Намджун.

— Джун, возникла проблема, мы должны разобраться. Не надо паники. Вам сейчас лучше готовиться, через двадцать минут выходить, — остановил его Ши Хёк, и снова повернулся к танцовщице. — Так как твоё имя, новая восходящая звезда?

— Рин, — приветственно поклонилась испуганная девушка.

— Полное имя, — уточнил Ши Хёк.

— Айрин, — немного помявшись, уже тише ответила она.

Сердце Ви неприятно кольнуло. До этой секунды только ему было известно её полное имя. Это было то, что связывало их, словно маленький, но важный для обоих секрет. Он потратил немало усилий и обаяния, чтобы узнать эти заветные буквы. А теперь приходит человек, который вот так просто рушит всё их таинство за один миг.

— Айрин, — сложив руки за спиной, Ши Хёк с любопытством стал изучать лицо взирающей на него Рин. — Ты договорилась об этом выступлении заранее, не взирая на свой контракт?

— Конечно же нет! Это вышло случайно. Неожиданно. Для всех, — попыталась защитить себя Рин.

— Она говорит правду, мы все свидетели, — поддержал её Рэпмон. — Ребята подошли к нам с просьбой. Их главный танцор подвернул ногу, а там очень сложная хореография, вот они и бегали по всем, искали, кто бы срочно смог справиться с этим.

— Это я предложил Рин, — выступил вперёд Хосок, — потому что знал, что она сможет. Она за пять минут по видео запомнила все движения. У нее хорошая память, я это знал. Я только помог ей по-быстрому освоить логику танца, прорепетировал с ней два раза, а дальше вы видели.

— Занятно. Но верится с трудом, — пробормотал Ши Хёк. — Особенно на фоне недавних событий с нашими бывшими стаффами, которые воровали вашу одежду, и незаконно продавали ваши фото в разные издательства.

— Простите, но я ни с кем заранее не договаривалась. Я хорошо изучила контракт, прежде чем его подписать. И мне дорога моя работа. Во всех смыслах, — твёрдо заявила Рин, хотя её уже начинали душить слёзы обиды и отчаяния. Она терпеть не могла, когда её обвиняли ни за что, и всегда принимала такое очень близко к сердцу.

— Хотелось бы верить на слово, но, как ты понимаешь, в свете недавних событий у меня получается не очень, — искренне пожал плечами Ши Хёк, пристально посмотрел на неё, и, несколько секунд спустя, добавил: — Мне придётся проверить твой телефон. Сейчас.

Рин округлила глаза, и, не сумев подобрать правильных приличных слов, только беспомощно звучно выдохнула.

— Но так же нельзя, — негромко пробубнил Чимин.

— Нет, стоп, Ши Хёк. Это вторжение в личную жизнь. Так не пойдёт, — попытался остановить его лидер. — Если тебе нужны доказательства, давайте вместе попробуем найти способ проверить её слова. Но не такой. Я против.

— Я согласен с Моном, — принял сторону Намджуна встревоженный Хосок.

— Ши Хёк, серьёзно, не надо так. Давайте все будем благоразумными, — высказался обеспокоенный происходящим Джин.

Чонгук стоял в смятении, раскрыв рот, и переводил растерянный взгляд с одного оппонента на другого. Его исполнительский настрой находился в критической ситуации, начиналась паника — самое страшное проклятие артиста.

Рин застыла посреди этого нелепого беспредела, сжала губы под маской, и старалась не разреветься. Она искала глазами Ви, но его нигде не было. Ушёл. Бросил её. Ни слова не сказал. От этого было ещё больнее. Друг, называется. Он был единственным, кто знал о ней больше других. И что же? Поверил, что она подлая врунья? «Отлично. Вперёд, воткни мне свой нож поглубже в сердце. Там всё равно уже нет живого места», — беспощадно стучало в голове Рин.

— До выступления пятнадцать минут, — громко остановил полемику Шуга. — Сейчас не время для того, чтобы выяснять подобные вещи. Нам нужно готовиться. Да, все напряжены. Но мы сами создали для себя не комфортную ситуацию. И теперь каким-то удивительным образом нам придётся вернуться в наш обычный режим готовности петь и танцевать. Потому что никто ради решения наших проблем шоу прерывать не станет. Давайте отложим выяснение отношений на попозже, хорошо?

— Лучше не скажешь, — вздохнул Рэпмон, взглядом поблагодарив вовремя вмешавшегося друга.

— Ну хорошо, — махнул рукой Ши Хёк, — Ты прав, Юнги. Готовьтесь, — оглядел он всех, и, обратившись к Рин, внезапно добавил: — Ты тоже, Айрин, готовься. Потом всё это обсудим. Если ты не виновата, я само собой разумеется принесу тебе свои извинения.

Рин вздрогнула, услышав своё имя из уст Ши Хёка, но кивнула головой в знак согласия.

— Стоп, а где Тэхён? — нервозно озираясь по сторонам спросил Намджун.

— Блин.. Ви?!… Тэхён?! … Ви-хён!?.. Тэ!? — стали звать молодые люди, бегая между танцовщиками по гримёрке, выглядывая в коридор. Но его нигде не было.

Рэпмон схватился за голову. Ши Хёк, Шуга и Хосок звонили Ви, но тот не отвечал на звонки. Чонгук пил воду без остановки, широко открытыми глазами уставившись в пространство.

Дверь распахнулась. С ноги. В гримёрку ворвался запыхавшийся мокрый Тэхён; он резко затормозил недалеко от Ши Хёка, остановился отдышаться, наклонился и опёрся руками о колени. За ним в комнату влетел Сиён, который еле переводил дыхание. Он не ожидал, что Ви так внезапно затормозит, поэтому врезался в него сзади, но успел остановиться и схватить Тэхёна за талию, чтобы того не унесло в стоящий впереди шкаф.

Тэ почувствовал неладное за спиной и тут же недоуменно выпрямился. Их поза однозначно была не однозначной.

— Срамота какая, йопта, — гоготнул Шуга, развернулся и спокойно пошёл в своё кресло, потому что почувствовал, что теперь всё будет хорошо.

Чонгук заржал как конь, и его сразу отпустило. Чимин засмеялся в ладонь, густо покраснел, и решил ретироваться на свой стул.

— Хотите шутку? — улыбаясь до ушей спросил всех Сокджин.

— Нет!!! — хором крикнули Рэпмон, Шуга и Хосок и прыснули от смеха.

Сиён в испуге отскочил от Ви и откашлялся. Тэхён вообще не отреагировал на подколы друзей, потому как его мысли были заняты абсолютно другим.

— Фен мне. Нужен, — неожиданно произнёс Тэ, и приземлился на своё кресло. — Я так бежал, что весь взмок. И посеял свой кроссовок. А ещё встретил по дороге Сухо. Он сегодня шикарно выглядит. Но это неважно. Как же жарко… Дайте воды, а?

Джин обречённо покачал головой, и кинул в Ви бутылку с водой. Но не рассчитал и попал в Чонгука. Младший макнэ подал бутылку Ви, и пошёл душить Джин-хёна. Тэ открутил крышку и залпом приговорил бутылку воды меньше, чем за полминуты.

Ши Хёк не понимал, что творится в голове Тэхёна, в головах ребят, да даже в его собственной голове сбоило не на шутку.

Тут Сиён поприветствовал всех, и заговорил:

— Ви сказал мне, что у вас произошло недопонимание насчёт ситуации «Дипси» и вашего танцора. Я пришёл со своим руководителем, чтобы прояснить это, и поблагодарить ваше агентство за то, что так нас выручили. Мы на самом деле очень признательны. Ваши хореографы и их подопечные невероятно талантливы. Для нас было честью работать с вами.

Он ещё раз поклонился Ши Хёку, мемберам, а потом повернулся к Рин, и отдельно поблагодарил её.

В этот момент в гримёрку вошёл вспотевший руководитель агентства Сиёна, который еле догнал их с Ви. Он оттянул галстук, чтобы вдохнуть в лёгкие побольше кислорода, поприветствовал всех, и они с Ши Хёком вышли для разговора.

Сиён откланялся, подмигнул Тэ, и с чувством перевыполненного долга ушёл к себе.

Всё вернулось в нужное русло, всё разрешилось. Все занялись приготовлениями к выступлению.

Ши Хёк заходил ещё раз, чтобы извиниться перед Рин. Она приняла извинения, но от случившегося в душе её застыла буря, которая готова была в любую секунду вырваться наружу, и которую она сдерживала как могла. Так бывает, когда накопилось.

Тэхён украдкой поглядывал на неё, и ощущал эту бурю всем сердцем.

«Не сейчас… Позже… Чуть позже», — повторял он мысленно, пока ему наносили на лицо тональный крем.

 

 

Глава 13.

Останови меня до того, как я тебя поцелую,
До того, как отдам тебе своё сердце… («Boy in luv»)

(playlist — Taehyung: Stigma)

На сцене всё прошло удачно. Все собрались и выложились на 150 процентов. Хотя Чимин по традиции нудил, что 150 — это мало, и они, естественно, могут лучше. На что вконец выдохшийся Джин ответил, что, мол, ладно, в следующий раз можно и на 151. Рэпмон одарил Джина братской улыбкой, и похлопал его по плечу. Это означало, что Джун доволен тем, как старшенький в этот раз постарался, и ценит его усилия.

После того, как ребята привели себя в порядок, им снова пришлось занять свои места в зале. Шёл заключительный час церемонии. Они подустали, и веселились на камеру не так активно, но всё же они умели это делать. Умели и практиковали.

— Куки, — тихо позвал друга Тэхён. — Сходишь со мной?

— Куда? — спросил Чонгук.

— Мне надо, чтобы ты постоял на стрёме, — на ухо ответил ему Ви.

— Ладно, — быстро согласился макнэ. — Всё равно пока скучно. А ещё мне жутко хочется жрать. Перехвачу пару пачек чипсов.

Ви кивнул, и они поспешно вышли из зала.

После пяти минут поисков он её нашёл. Она шла по коридору. Её тело было словно одна натянутая струна, которой достаточно маленького импульса, чтобы порваться на мелкие кусочки.

Тэхён догнал девушку, и обнял её за плечи одной рукой. Рин вздрогнула и напряглась, но увидев Тэ сразу расслабилась.

— Пойдём со мной, — участливо подтолкнул он её вперёд, и она равнодушно повиновалась.

Они зашли в комнату с костюмами BTS. В ней было безлюдно, и темно. Тэхён закрыл за ними дверь на защёлку, но свет включать не стал. Глаза быстро привыкли к сумраку комнаты, и он отчётливо видел, что Рин остановилась у окна.

Тэ неспеша подошёл к девушке и развёл свои руки в стороны.

— Иди сюда, — повелительным тоном шепнул он.

Рин послушно шагнула к нему. Он обнял подругу, прижав её голову к своему плечу. Тэхён нежно погладил её по волосам, и снова прошептал:

— Давай….. Я знаю, ты сильная девочка… Не любишь показывать свою боль другим… Знаю….. Но сейчас надо… Сейчас можно….. Мне можно….. Давай… Тебе станет легче… Ну же… Выплесни всё….. Я помогу…

Он почувствовал, как тело Рин начало тихонько подрагивать. А потом она зарыдала. Её руки крепко сжали талию Тэхёна. Он едва мог дышать, но почти не замечал этого.

Рин прорвало. Захлёбываясь слезами, она сбивчиво вспоминала всё, за что ей было так обидно сегодня. Жалела себя за то, что её обвинили без причины; за то, что добрая душа, и привыкла всем помогать, а заканчивается это часто плохо; за то, что с утра у неё прихватило спину так, что она чуть дуба не дала, но взяла себя в руки, и умудрилась пережить все эти перформансы, даже ни разу не пожаловавшись на недомогание; за то, что произошло вчера.

Через несколько минут плач перешёл во всхлипывания, а затем девушка и вовсе практически успокоилась. И тогда-то Рин вспомнила, что её голова до сих пор лежит на плече Тэхёна.

Она ослабила хватку рук, и услышала, как молодой человек глубоко вздохнул. Рин попыталась легонько отодвинуться от него, но он не отпустил. Она подняла голову и посмотрела на Тэ.

Лунный свет из окна рассеивался по комнате. Было тихо. Только слабое эхо басов звучащей где-то на сцене песни еле ощутимым гулом отдавало в пол.

Ви устремил на неё внимательный взгляд. Как будто обдумывая свою мысль. Затем неспеша наклонился к её лицу, и прикоснулся мягкими, тёплыми губами к уголку сначала одного глаза Рин, потом к уголку другого. Медленно. Осторожно. Нежно. Едва дотрагиваясь. Глаза её рефлекторно закрылись, а от поясницы до самой макушки пробежала дорожка приятного, но волнующего тока. На руках появились мурашки.

— Всё хорошо, Рин… Всё закончилось… Этот день закончился… Отпусти его… Живи сейчас, Рин…, — продолжал тихим низким проникновенным голосом произносить слова Тэхён.

Он прикоснулся к её щеке кончиками пальцев, на секунду остановился, а потом потянул чёрную маску вниз.

Рин испуганно распахнула глаза. В висках надсадно стучал пульс. Внизу живота сантиметр за сантиметром расползалось подозрительное завораживающее тепло. Она стояла как парализованная, хотя мозг кричал: «Сейчас он снимет твою маску! Он увидит! Увидит тебя!».

Его голос проникал глубоко в душу.

— Живи сейчас, Рин… Живи… Со мной… Будь… со мной….

Тэхён решительно дёрнул маску до самого подбородка Рин, закрыл глаза, и коснулся губами её губ.

Несколько секунд они стояли неподвижно, пока Рин вдруг не вывернулась из его объятий. Она судорожно натянула маску обратно, и часто дыша прошептала:

— Не надо так… Не делай так больше…

— Ты….. Прости, Рин… Я вдруг… захотел этого… Сам не знаю.., — в замешательстве отозвался Тэхён, продолжая стоять у окна и глядя на неё. — У тебя… есть кто-то?… Я не подумал… Прости…

— Я не кореянка…, — услышал он неожиданно в ответ и замер.

Рин ждала, Тэ молчал. Тогда она уже громче продолжила:

— Я даже не из Америки, Малайзии или Филиппин…

Он снова ничего не сказал.

Тогда Рин решила идти до конца. Быть до конца честной. Чтобы не впустить его в свою жизнь. И не жалеть о том, что может после этого случиться с ней, с ним, с их работой, с их будущим, о котором они так мечтали. Каждый о своём.

— Мне 29 лет… Я даже старше Джин-хёна, — грустно усмехнулась она сама себе, и попыталась оправдать его перед самим собой. — Тебе просто интересно, я понимаю… Это совершенно нормально. Но знаешь, наступит завтра… Всё будет ощущаться не так.., как сейчас… Знаешь, ты прав. Давай вместе забудем всё, что сегодня случилось. Это просто эмоции. Это пройдёт. Уже прошло… Спасибо, что позаботился обо мне сегодня, я правда очень благодарна… Ты настоящий друг.

Тэхён отвернулся к окну. Помолчал немного. Снова обернулся к Рин. Сделал шаг по направлению к ней, но резко остановился, когда в дверь постучали. Рин рванула к вешалкам и спряталась за концертными костюмами.

— Пс! Тэ, приём! Это Чонгук! Нам пора! — послышался за дверью громкий шёпот и хруст чипсов.

Ви некоторое время не двигался с места.

Мгновение спустя, стоя за вешалками, Рин услышала быстрые шаги Тэхёна к двери. Затем щелчок. Дверь открылась и захлопнулась за ним.

Она осела на пол и почему-то слёзы снова потекли по её лицу, на котором всё ещё пылали воспоминания о его бесконечно нежных, тёплых губах…

 

 

Глава 14. 

У меня нет тебя,
Но я думаю только о тебе и схожу с ума.
Почему ты так поступаешь?
Почему обманываешь?
Я предупреждаю в последний раз:
Не играй со мной! («Danger»)

(playlist — BTS: If I ruled the world)
(playlist — SF9: Now or never)
(playlist — BTS: Danger)

Следующий день выдался солнечным и тёплым, что обрадовало большую часть Сеула. Но не Юнги, которому пришлось встать ни свет, ни заря (аж в 10 часов утра!), чтобы заняться насущными делами в своей студии. Он некоторое время сидел на кровати, закутавшись в одеяло, и не мог понять, почему этой грёбаной ночью так светло?!

— Юнги, дорогуша, похоже одеяло напало на тебя и захватило в плен, — сонно пробормотал себе Сахарок, и стал как в замедленной съёмке отбиваться от уютного квадрата ткани, который со страшной силой манил его обратно.

В конце длинного десятисекундного боя Юнги решительно откинул на кровать побеждённое одеяло, и поплёлся в душ.

Уже намыливаясь, и напевая куплет из «Shake the world» (G-Dragon), он неожиданно услышал за шторой до боли знакомый голос:

— Юн, — тут Шуга с перепугу уронил мыло на дно душевой кабины, — тебе когда-нибудь хотелось… отношений с женщиной, старше на несколько лет?

Дверь душевой кабины с грохотом распахнулась. Мокрый Юнги стоял с удивлённо открытым ртом и безумным взглядом в чём мать родила, и таращился на Тэ.

— Мааатушки, пресвятые угодники…., — молниеносно отвернулся от него обескураженный Тэхён, и заслонил глаза одной рукой, пока второй пытался нащупать что-нибудь подходящее, чтобы тот прикрылся.

— Что ты только что сказал…??? — не доверяя собственным ушам переспросил огорошенный Шуга.

— Что слышал, — не оборачиваясь, протянул назад найденное полотенце Тэ.

Юнги не закрывая рта выключил душ, принял от Ви махровый дар, вытерся, обернул его вокруг своих бёдер и произнёс:

— Охренеть ночка… А… почему ты именно мне такие провокационные вопросы задаёшь?? Я что, похож на сексолога?

— Ты похож на человека, которого я могу об этом спросить, и не бояться, что ты будешь надо мной издеваться, — вдруг ответил молодой человек.

Юнги растерялся, запустил пальцы во всё ещё влажную шевелюру, вздохнул и осторожно спросил:

— Мелкий, ты…. влюбился что ли?

— Не знаю, — повернулся к нему Тэхён и сокрушённо добавил: — Я не знаю, Юн… Я запутался. Я не уверен, что это влюблённость, но… Когда она рядом, мне не хочется её отпускать… Она совершенно не в моём вкусе. Ни внешне, ни внутренне. Я бы не хотел создать с ней семью или что-то подобное. Она и не подпускает к себе близко. Иногда её вообще фиг поймёшь. Я её не знаю, фактически. И не знаю, хочу ли узнать. Но мысли постоянно кружатся вокруг неё. Иногда … мне хочется увидеть её, просто увидеть. Не знаю, что со мной….. Это лечится?

Шуга подошёл к макнэ, взял его за плечи, поглядел ему в глаза, помолчал несколько секунд, потом изрёк:

— Тэхён, пойдём в комнату. У меня есть виски. Без виски о Рин разговаривать бесполезно.

Тэ изумлённо воззрился на хёна:

— Как ты узнал???

— Не твоё дело, — так же невозмутимо произнёс Юнги. — И отдай мне дубликат ключей от моей комнаты. Ещё раз зайдёшь без разрешения — будешь месяц фальцетом петь. Шагай.

Тэхён в очередной раз поразился проницательности Шуги, и, послушно отдав ключи, направился в комнату.

Юнги поразился, что Ви, несмотря на все подколы с его стороны, пришёл с таким щепетильным дельцем именно к нему. Внешне рэпер был по традиции безэмоциональным, но внутри почему-то его распирало от счастья.

Вечером после следующего по плану выступления на ещё одной церемонии BTS отправились на афтерпати в модный клуб.

Рин тоже удостоилась чести туда попасть, поскольку после вчерашнего триумфального выступления с «Дипси» о ней зашумели СМИ и музыкальная составляющая интернета. Ши Хёку даже пришлось в паре-тройке телефонных разговоров отказать нескольким агентствам в перекупке их яркой танцовщицы. Чему он был очень удивлён. Однако, одно из поступивших по поводу способной девушки предложений его весьма заинтересовало и Ши Хёк крепко над ним размышлял.

Тэхён сидел за барной стойкой и неторопливо маленькими глотками потягивал мохито. Вокруг тусовались айдолы всех мастей: пили, ели, танцевали, разговаривали, смеялись.

К Рэпмону клеилась какая-то неизвестная певица, видимо одна из тех, кому нужна слава за его счёт — не в первый раз. Ви понял это по раздражённому выражению лица хёна.

Джексон зажимал в углу Лису, полагая, что их никто не видит, и что о них никто ничего не знает. Это продолжалось до того момента, пока Тэ не поймал озирающийся взгляд Джексона и не поднял бокал в его честь.

Минхо очаровывал своими историями Джина и Чимина, а Чонгук прятался от женщин и без конца ошивался поблизости от столиков с едой.

Хосок сидел за столом с Юнги и обсуждал с ним что-то до безумия важное. Скорее всего, речь шла о новом микстейпе Хоупа, который они готовили весь последний год. Между тем, Юнги часто оглядывался на Ви, чтобы убедиться, что у того всё в порядке.

— Можно? — вдруг послышался милый женский голос слева от Тэхёна.

Он обернулся, и встретился глазами с приветливо улыбающейся Хёрин. Тэ слегка поклонился ей и кивнул в знак согласия. Девушка элегантно села на стул и заказала у бармена бокал белого вина. Пока она доставала из сумочки карту, он опустил взгляд на её красивые, стройные ноги, довольно популярные среди молодых людей разных k-pop групп.

— Нравится? — внезапно спросила Хёрин, шутливо подмигнув Тэхёну.

— Да, — коротко, зато честно признался Тэ.

Хотя, если бы не мохито, вряд ли её ждал такой прямой ответ. В данный момент молодому человеку казалось, что он находится где-то между реальным и неральным мирами, и всё, что он скажет или сделает, не будет иметь никаких страшных последствий. Утренний разговор с Шугой прояснил для него много чего. Непросто было смириться с тем, что отношения с Рин — плохая затея не только из-за него, или из-за неё, но и из-за того, что это изменит много чего и кого вокруг. Рин он знал всего ничего, а значит важнее сейчас вовсе не она.

— Вау, — поразилась Хёрин. — Откровенно. Мне нравится. Такой ответ мне непривычен.

— Какой есть, — отозвался Ви, лениво поднося к губам бокал.

— Ты один? — спросила девушка.

— Нет, — снова честно ответил он.

— Я так и думала, — наигранно вздохнула Хёрин. — Такие очаровательные молодые люди не бывают одиноки. Жаль.

— Конечно, — подтвердил Тэхён, водя пальцем круговыми движениями по кромке бокала. — Вон моя банда, развлекается.

И он кивнул в сторону собравшихся за столиком Хосока и Юнги ребят. Хёрин глянула на них, затем повернулась обратно к Ви, и загадочно спросила:

— Как думаешь, могли бы мы помочь друг другу избавиться от нашего сплина?

Тэ посмотрел на неё, потом задал вопрос:

— Ты разговариваешь со мной первый раз, и не стесняешься делать такое предложение?

— Ну ты ведь не постеснялся признаться в симпатии к моим ногам? — спокойно сказала девушка.

— Я — мужчина. Женщинам не следует говорить подобные вещи. Тебя могут неправильно понять, — отрезал Тэ.

— Меня могут неправильно понять только «не мужчины», — улыбнулась Хёрин, и грациозно покинула своё место, оставив Тэхёна одного.

Не успел он вернуться к своим невесёлым мыслям, как его глаза случайно выцепили среди отдыхающих знакомый силуэт, и сердце предательски забилось быстрее.

Она была в обтягивающих голубых рваных джинсах, закрытой чёрной кофте с длинным рукавом, которая открывала часть плоского живота и симпатичный пупок, в чёрных босоножках с закрытым носом на высоком каблуке, и, конечно, в своей вечной чёрной маске на лице. Волосы были распущены.

Тэхён допил мохито одним глотком, закрыл глаза, но от этого видение не исчезло. Оно передвигалось по помещению, получало тонны внимания от противоположного пола, улыбалось своими прекрасными глазами в ответ на комплименты, звонко реагировало на шутки своим завораживающим мелодичным смехом, бесстыдно сверкало своим соблазнительным прессом.

«Боже, что я делаю?…», — думал Тэхён, стараясь прогнать эти неправильные мысли и эти ужасно странные эпитеты из головы.

— Всё нормально? — услышал он искренне взволнованный голос Шуги рядом с собой.

Впервые в жизни. Искренне. Взволнованный. Голос. Шуги.

— Нет, — признался Тэ, и опустил голову на стойку. — Убей меня.

— Давай я лучше домой тебя отвезу, — предложил ему лучший вариант Юнги.

— Я сам, — запротестовал Тэ. — Веселись, тебе необходимо развеяться. Не нужно, чтобы ребята что-то заподозрили. Скажешь, что я напился, и поехал к себе отсыпаться, ладно?

— Ну как знаешь, — согласился Шуга. — Но до машины я тебя доведу.

— Хорошо, — сдался Тэ.

Он покачиваясь слез со стула, Юнги обнял его рукой за талию, и повёл сквозь толпу к выходу из клуба. Последнее, что увидел Тэхён — это Рин, которая хохотала от шутки Сиёна, а тот, смеясь, положил ладонь на её обнажённый бок…

Это случилось снова. Крепкие руки уже проверенным приёмом затащили Рин в хозяйственное помещение её общежития. Лампочка в комнате горела ещё тусклее. Тэхён с силой прижал напуганную девушку к стене. Даже через маску она почувствовала слабый запах алкоголя.

— Господи! Тэ, что ты делаешь?! Совсем с дуба рухнул? Отпусти меня немедленно! — стала вырываться Рин. — Ты пил!

Тогда он ещё сильнее вдавил её в стену, и она перестала двигаться, потому что стало трудно дышать. Его сверлящий сумасшедший взгляд пригвоздил девушку к месту, где она стояла. В следующую секунду Рин услышала его низкий яростный голос.

— Не смей… играть… со мной,… Рин.

В тот же момент Тэ сорвал с её рта осточертевшую ему чёрную ткань, резко подхватил девушку под бёдра, приподнял и, пока она не успела опомниться, впился неистовым страстным поцелуем в её губы.

Рин некуда было деться: затылок впечатался в стену, его губы напористо прижимались к её губам, а настойчивый горячий язык толчками проникал в рот снова и снова.

Первые попытки оттолкнуть обезумевшего от страсти парня не привели к ожидаемому результату. Но он неожиданно ослабил хватку, и поцелуй постепенно превратился из бескомпромиссного в очень жаркий. Рин не заметила, как её тело стало отвечать Тэхёну взаимностью. По коже распространился приятный, волнующий, нарастающий волнами озноб.

Прошла целая вечность. И неизвестно, когда бы опомнилась девушка, если бы не услышала свой собственный стон удовольствия. Её глаза внезапно распахнулись, и, воспользовавшись тем, что Тэ потерял бдительность, Рин вывернулась, спрыгнув на пол, и отпихнула его от себя что было сил. Это возымело своё действие, и тяжело дышащий молодой человек отшатнулся на несколько шагов назад.

— Рин…, — вымученно позвал он.

— Не… подходи… ко мне! — прошипела с трудом глотавшая воздух девушка; потом отдышавшись и еле сдерживая слёзы заговорила: — Послушай, что я тебе скажу, Тэхён Ким… Я не твоя вещь. Я вообще не твоя и никогда ею не была… Я никогда не буду такой, какой ты хочешь. Я — это я. Непокорная. Своенравная… Амбициозная. Неправильная. Резкая… Грубая… Непослушная… Я не буду твоей мамочкой. Я не хочу прозябать дома и варить супчики. Я не хочу делить своё с другими и постоянно жить в подозрениях… Я не мечтаю об отношениях без обязательств… Я считала, ты мне друг, я не давала повода думать иначе. Так с чего ты решил, что имеешь право так со мной обращаться?

Тэхён шокированно смотрел на неё во все глаза, и не мог подобрать нужных слов, чтобы объяснить свой поступок, который он и сам не до конца понимал.

— Иди домой и проспись. Я гарантирую, завтра ты будешь жалеть о том, что сделал. С этих пор мы просто работаем вместе. И я очень надеюсь, что наше общение сократится с этого момента до «привет-пока», — добавила Рин, схватила с пола свою маску, расплакалась и выбежала из помещения.

Дверь захлопнулась. Ви медленно опустился на пол, сел, закрыл глаза, и, обхватив голову руками, уронил её на колени.

 

 

Глава 15. 

Мы направляемся из Нью-Йорка в Кали,
Из Лондона в Париж.
Куда бы мы ни направились — там вечеринка («Airplane pt.2»)

(playlist — BTS: Dope)
(playlist — Jk & RM: I know)

— Да. Хочу именно такой. И чтоб долго не смывался, — ткнула Рин пальцем в журнал, где пестрели всевозможные модные причёски. — К чёрту всё. Я не пай-девочка. Я танцевальная машина!

— Годно, — поддержала её выбор Мей. — Предлагаю корни чёрным немного отделить. Будет просто мега-горячо, Рин, зуб тебе даю!

— Зубы себе оставь, пригодятся, — улыбнулась девушка. — Давай, на всё согласна. Прощай, старая Рин!

— Если ты старая, то я какая тогда? — надула губки Мей.

— Ты в самом соку, — подмигнула ей Рин.

Мей взглянула в зеркало и встала в позу роковой соблазнительницы. Обе вдоволь насмеялись.

— За дело! — раздался героический возглас Мей, и она ушла мешать ярко-красную краску.

— Да что ж за….?!?!?! — вскочил рассерженный Чонгук, в сердцах ударив экраном своего телефона по ноге.

— Что такое?? — вскочил за ним перепуганный Чимин.

— Мама, я не хочу в школу…., — сел из положения лёжа на диване спящий Шуга, и сразу же упал спать обратно.

— Тээээ, — позвал Ви младший макнэ.

— Аааа, — вяло откликнулся из другого конца большого зала для хореографии Тэхён.

— Полюбуйся на это! РРРРРР, — злился Чон. — Как же достало..

— Чего там ещё? — вздохнул Тэ, направляясь к Чонгуку.

— Покажи, — с интересом попросил Чимин и встал по правую сторону от младшенького.

Тэхён подошёл к ним и встал по левую сторону от Чонгука. Наскоро пробежав глазами по очередной фееричной «догадке» фанатов, он уточнил:

— Это когда мы выступали на церемонии в Сеуле?

— Да, — кивнул Чон. — Когда ты попросил меня на стрёме постоять. Блин, если б знал…

— Мдаааа…, — почти безразлично протянул Тэхён. — Вот это фантазия. Я даже в страшном сне такое представить не могу.

— Нас, конечно, часто специально снимают в двусмысленных ситуациях, чтобы привлечь больше аудитории, — дочитав новость, поделился с ними своим мнением Чим. — Но вот так вот…, чтобы фанатская съёмка обычной человеческой ситуации была перевёрнута с ног на голову… Обалдеть, ребята.

— Это всё из-за тебя, Тэхён! — взорвался Чон. — Каждый раз говорю тебе, не хватай меня за задницу, не жмись ко мне, не пялься на меня так!

— Да ты сам то же самое делаешь! — взорвался в ответ Тэ, отчего Чимин подпрыгнул, и смирно сел на диван поближе к мирно сопящему Юнги.

— Я это делаю, когда говорят делать! А ты — постоянно! — не успокаивался Чонгук.

— Чонгук, полегче, — тихонько попытался остановить его Чимин. — Он всё-таки твой хён. На старших нельзя так…

Но Гука было уже не удержать.

— А пусть не занимается ерундой где не следует! Достал уже!

— Да пошёл ты, Куки! — крикнул ему Ви, сдёрнул с головы очки, со всего размаха разбил их об стену, и через мгновение скрылся в коридоре, хлопнув дверью.

Шуга проснулся.

— Да вашу ж машу… Две минуты вздремнуть не дадут… Капец вообще…

— Да а чо он?! — с обидой в голосе заныл Чонгук. — Сам виноват!

— Не надо было так, Чон, Тэ ведь не специально, он нас любит как младших братьев, вот и нежничает всё время, — встал на защиту Тэхёна Чимин. — Я ведь тоже часто делаю подобное ради шутки, или потому что так чувствую. Это нормально. Вечно ходить в маске невозможно, можно с ума сойти.

Чонгук нервно потёр шею сзади, и сел рядом с Чимином.

— Наверно, я и правда перегнул палку, — макнэ начинал волноваться. — Всё потому, что уже сил нет терпеть эти домыслы. Сорвался из-за этого мусора на родном человеке. Чёрт..

— Да покажи уже, в чём сыр-бор? — потребовал уставший от этих утомляющих перепалок Юнги.

Чонгук протянул ему свой телефон.

— Так-с. «Во время концерта Ви что-то шепнул на ухо Чонгуку. Чонгук кивнул. Ви вышел из зала. Чонгук последовал за ним через минуту семнадцать секунд…». Вот это точность! Шерлоку и не снилось, — прокомментировал Шуга и продолжил читать. — Так-с, чего там дальше… А, вот. «Через двадцать минут они вернулись в зал друг за другом. Оба тяжело дышали. Ви подкрасил губы помадой, потом дал её Чонгуку и тот сделал то же самое. Вигуки существуют!». И что?

Чонгук посмотрел на Юнги, выражая полнейшее изумление.

— Как что?? Ты понимаешь, на что они намекают?? — негодовал макнэ.

— Я вам всегда говорю, не палитесь. Вот какого хрена вам понадобилось шастать из зала посреди концерта вдвоём? — раздражённо спросил хён.

— Да а чо, спать как ты весь концерт? — съязвил Чонгук. — Ви попросил посторожить его у костюмерной. Я жрать захотел. Вот и вышли.

— Зачем посторожить? — прищурился подозрительный Чимин.

— Да. Вот нафига? Сам он сходить никак не мог? — задал тот же вопрос Юнги.

— Да откуда я знаю? — ответил возмущённый допросом Чонгук. — Он сказал, что кроссовки жмут, хочет посидеть без них, пока есть время.

— Ладно, верю, — согласился Шуга. — А помадой зачем оба пользовались?

— Айщщщ, я чипсы ел, говорю же! — разозлился Чонгук.

— А он зачем губы подкрашивал? — всё ещё с подозрением спросил Чимин.

— Без понятия! Может воды там попил, или ещё чего! Я вообще туда к нему не заходил и свечку не держал, — выпалил хмурый Чонгук.

— Он был один? — вдруг почему-то поинтересовался Юнги, погрузившись в свои дедуктивные размышления.

Чонгук и Чимин одновременно повернулись на голос хёна и вопросительно подняли брови.

— Что за намёки? — прищурился Чимин.

— Ну, я зашёл в столовую, а он пошёл в костюмерную, — почесал макушку Чон. — Когда я выглянул в первый раз, его уже не было в коридоре. А когда я хотел к нему зайти, чтобы проверить, всё ли хорошо, дверь была закрыта. Я не стал его тревожить и дальше стоял рядом с дверью.

— А когда он открыл, ты в комнате никого не заметил? — продолжил задавать странные вопросы Шуга.

— Да что ты докопался до него, Юнги-хён? На что ты намекаешь? — всё сильнее щурился Чимин и из-за этого уже почти ничего не видел.

— Нет, там никого не было, — уверенно ответил ничего не понимающий Чонгук. — А кто там должен был быть?

— А когда Ви вышел, он дверь за собой запер? Как он выглядел? — не унимался хён, игнорируя все вопросы, которые он считал лишними.

Чимин и Чонгук переглянулись.

— Ну… не запер, кажется, — попытался точно вспомнить этот момент Чонгук. — Да, точно не запер. Когда вышел, был какой-то потерянный. Но он же почти всегда такой, поэтому я не придал значения… А! Ещё первое, что он сказал, было «двадцать девять…».

И Куки постарался воспроизвести эту фразу в точности так, как произнёс её в тот загадочный вечер Тэхён. Получилось весьма убедительно, и Юнги предположил, что Тэ был поражён, когда называл это число.

— Ничего не понимаю… Хрень какая-то, — пробормотал Чимин.

— Не матерись, мать твою, — укорил его Шуга. — Тишина! Я думаю. Так. Двадцать девять… Двадцать девять… Хм… Двадцать девять…

Макнэ снова переглянулись и пожали плечами. И тут вдруг хён радостно воскликнул «А! Двадцать девять!», заржал, поднялся с дивана и вышел в коридор.

— Ты чего-нибудь понял? — спросил Чимина Чонгук.

— Айщщщ, да разве его можно понять? — обречённо махнул рукой в сторону двери Чим.

Тэхён мчался по коридорам с таким выражением лица, что идущие навстречу люди в ужасе шарахались к стенам. Он сейчас был так зол на весь мир, на себя, что ему хотелось скорее выплеснуть все свои негативные эмоции в комнате, как он обычно это делал. В одиночестве. На кровати. Крича в подушку нечеловеческим криком. Частично это спасало его, но с каждым днём справляться с гневом становилось всё сложнее.

Он едва успел увернуться от резко распахнувшейся двери, из-за которой появилась Рин. Они налетели друг на друга и тут же без промедления отшатнулись в стороны.

— Чёрт…, — ругнулся Тэхён, до этого момента успешно избегавший девушку три дня подряд.

— Чёёёрт…, — тихо протянула обалдевшая Рин, переведя взгляд на красные волосы Тэхёна, и осознавая, что судьба — настоящая злодейка.

Молодые люди немного замешкались, но уже через несколько секунд в темпе продолжили путь — каждый в свою сторону.

Вечером Ши Хёк собрал ребят в своём офисе на совещание по поводу предстоящего концерта в Таиланде. Неожиданно для всех к началу встречи к ним присоединилась Рин.

В условленный час все уселись за большой стол. Девушке досталось место между Ши Хёком, который сидел во главе «весёлой» компании, и Рэпмоном. Тэ сел напротив у другого конца стола, поближе к окну и подальше от Рин и Чонгука. Чимин грустил, потому что его лучшие друзья, Куки и Ви, были в ссоре: это случилось так не вовремя, прямо за несколько дней до концерта. Хоуп наблюдал за Юнги, который в этот вечер вызывал у него недоумение своим безумным поведением. А Юнги наблюдал за Рин и Тэхёном, загадочно ухмыляясь сам себе. Джин и Рэпмон активно не замечали расползшихся по всей комнате тараканов остальных, и обсуждали некоторые детали будущего шоу.

Совещание длилось больше двух часов. Рин ждала, когда же ей объяснят, зачем она здесь. Но время шло, а ответа так и не прозвучало.

Девушка стала скучать, и даже пару раз незаметно отвернулась, чтобы зевнуть. Несмотря на то, что произошло между ней и Ви, она тосковала по нему. И даже больше. Но обстоятельства требовали от Рин быть сильной, и сделать всё, чтобы Тэхён забыл её. Хотя сама она была уверена, что теперь никогда не сможет выкинуть его из головы, поскольку уже третий день подряд без передышки прокручивала в голове их поцелуй, как наркоман, который отныне хочет этого ещё больше и ещё дольше.

Рин долго держалась, чтобы не повернуть голову в сторону окна и хотя бы мельком не взглянуть на Тэ. Минуло полтора с лишним часа, девушка, наконец, решилась, и в ту же секунду попала в плен бездонных зелёных глаз, которые всё это время неотрывно наблюдали за ней из-под дьявольской красной чёлки. Рин быстро опустила взгляд себе на ноги, сердце колотилось с бешеной скоростью.

Улыбка Юнги разъехалась ещё шире, отчего Хосоку, который всё ещё за ним наблюдал, стало не по себе.

— А Рин тоже едет с нами? — внезапно услышала девушка вопрос Джина сквозь барабанную дробь, которую отбивало её сердце.

— Нет, Рин с вами не едет, — ответил Ши Хёк Джину, и все повернулись к нему с вопросом на лицах. — Нет, я не так сказать хотел. Она едет, но не с вами.

— А куда же тогда? — спросил его удивлённый Рэпмон, при этом встревоженно посмотрев на Рин, которая тоже ничего не понимала.

— Рин едет в Инчхон. Она примет участие в подготовке к церемонии открытия финала Чемпионата мира 2018 года по игре League of Legends. Организаторы сами связались со мной, и я дал согласие, поскольку это отличная возможность для Айрин показать, на что она способна, — поразил всех новостью Ши Хёк.

— О,.. Боже.. мой, — выделив каждое слово, проговорила Рин одними губами, и Рэпмон с гордостью и радостью по-дружески приобнял её, как бы поздравляя.

— Вау!… Классно!… Супер!…, — послышались восторженные восклицания мемберов со всех концов стола, а потом все они начали ей аплодировать.

Рин закусила нижнюю губу и растрогалась. Но тут же немного сникла оттого, что боковым зрением заметила мрачного Тэхёна, молча разглядывающего поверхность стола.

— Прошу внимания, — прервал их Ши Хёк. — Займу у вас ещё две минуты. Хотел сказать, что когда мы все снова встретимся, уже после этих мероприятий, нас ждёт ещё одно. Вас пригласили выступить на МАМА. Нам нужен неподражаемый номер, чтобы уделать всех под ноль. И мы с Джей-Хоупом уже продумали некоторые детали. Мы также абсолютно солидарны друг с другом в том, что нашей фишкой станет Рин. Уж после случая с «Дипси» я думаю, никто возражать не будет?

— Нет, конечно, что за вопрос? Это отличная мысль! — утвердительно кивнул Рэпмон, и остальные его поддержали.

— Мы попытаемся сделать нечто оригинальное, но с одним танцором вместо двадцати, — приоткрыл завесу тайны Ши Хёк, и тотчас всех обломал. — Ну да ладно.. Обсудим всё потом, при встрече. А сейчас всем спасибо, всем хорошего отдыха.

— Файтинг! — оживлённо крикнули хором в ответ все присутствующие, и на подъёме от мыслей о предстоящей интересной работе стали покидать здание офиса.

Рин была счастлива как никогда. Её мечты начинали сбываться. И ребята так радовались за неё, так искренне обнимали и поздравляли с предстоящими событиями. Хотелось оттолкнуться и взлететь высоко в небо, но… Но было одно «но». И это «но» звали Тэхён. Он подарил ей крылья, только, кажется, забрал её сердце…

Рин подошла к своему такси и уже хотела нырнуть в его согревающее тепло, но ощутила на себе чей-то взгляд. Она остановилась, обернулась. Тэ стоял рядом со своей машиной и смотрел на неё. Его рука чуть приподнялась и едва заметно махнула в сторону в знак прощания. Затем Тэхён опустил голову, поспешно забрался в автомобиль и… увёз сердце Рин с собой.

 

 

Глава 16. 

Мы выберемся отсюда… или нет.
Эти нескончаемые качели…
Пора их остановить («Seesaw»)

(playlist — BTS: DNA)

Вскоре агентство опять опустело почти на десять дней. Рин вызвали раньше ребят, и она уехала покорять новые вершины и зарабатывать баллы успеха для BigHit. Бантаны же упорно работали над подготовкой к концерту в Таиланде.

Без трудностей не обошлось. Через четыре дня после начала репетиций Тэхён простыл. Из-за этого пришлось готовиться не в полную силу, и ребята очень нервничали, сами того не желая срываясь на Тэ, которому и так было гадко. Однако не обошлось и без плюсов: благодаря Шуге, который неожиданно для всех стал открыто оберегать Тэхёна, тот помирился с Чонгуком. Работать стало намного комфортнее.

Когда одним вечером у Ви поднялась температура, ко всеобщему удивлению Юнги ворвался в комнату к больному в маске и с огромными пакетами в руках, прогнал всех за дверь, и вышел оттуда только один раз, чтобы сварить больному специальный суп по рецепту своей бабушки. Надо ли говорить, что Тэ стало лучше уже на следующее утро, а Сокджин потом месяца два терроризировал Шугу по поводу того, что тот, оказывается, умеет готовить, а Джин-хёну на кухне помогать отказывается.

Вступление группы BTS в Таиланде прошло на высоте. Отлично спродюсированное шоу и талант ребят добавили АРМИ тысячи поклонников по всему миру. В этом была и довольно большая заслуга стилистов агентства: серый цвет волос Чимина и особенно огненно-красный цвет волос Ви свели с ума миллионы девушек на планете.

Рин тоже оценила их труд, когда в свободный от приготовлений к церемонии день смотрела на YouTube отрывки прошедшего в Таиланде концерта BTS. Тэхён со своим невообразимым цветом волос казался неземным принцем. Не удивительно, что в этом образе он прочно и надолго покорил СМИ. К своему ужасу Рин поняла, что уже не боялась этого второго Тэ. Она его хотела.

Спустя семь дней Рин триумфально вернулась в Сеул, чем весьма порадовала Ши Хёка и принесла немало очков популярности его агентству. Он сообразил, что небо одарило его очередной золотой жилой, и это нужно использовать. Поэтому вскоре у девушки появилась отдельная страничка в твиттере и свой небольшой фандом.

Ещё через три дня в аэропорту города весь неравнодушный к творчеству BTS народ встречал уставших после перелёта, но счастливых семерых ребят.От вспышек фотокамер и камер телефонов рябило в глазах, однако мальчишки стойко переносили тяготы славы, мило махали руками в объективы, посылали поклонницам воздушные поцелуи, и активно жестикулировал и сердечками из скрещенных пальцев.

Тэ в белой маске, чёрных джинсах, чёрных туфлях и тёмно-синем свободном свитере как обычно приостановился, чтобы все желающие успели сделать фото, и среди мелькавших повсюду вспышек вдруг заметил стоявшую в стороне от визжащих девушек Рин. Осознав, что она была обнаружена, девушка мгновенно исчезла в толпе. Но Тэхёну уже было всё равно. Ведь главное, что она пришла. И в тайне он надеялся, что сделала она это ради него, поскольку забыть Рин Тэ так и не смог.

После пары дней отдыха работа в агентстве вновь закипела.

— Ребята, с этого дня и до премии вами целиком и полностью правит Джей-Хоуп! — объявил Сондык и поддержал свою речь аплодисментами.

Под дружный гул одобрения и бурные овации Джей вышел на середину танцпола, забавно раскланялся и встал перед своими друзьями. Сондык же распрощался со всеми и ушёл по делам.

— Привет всем! — помахал им рукой Хосок. — Я Джей-Хоуп, один из самых крутых, красивых, и голосистых мемберов BTS!

— Лопух ты, — тихо засмеялся, опустив голову Шуга.

— Эй, я всё слышал, рафинад! — в шутку погрозил ему пальцем Хосок. — Пятьдесят отжиманий, стартуй!

— Может тебе ещё и машину помыть? — спросил Хосока Юнги таким тоном, будто намекая, что сейчас Хосок сам пойдёт, и помоет все машины мемберов, стаффа, руководства, и всея АРМИ.

— Не, не надо, — сморщил нос и отрицательно завертел головой Хоуп. — А то ты такой, угонишь ещё..

Шуга заулыбался, остальные тоже.

— Айщщщ! Так, всё. Я из-за вас забыл, что хотел сказать, — остановил их Хосок. — Блин…

— К чему разговоры? — воскликнул весёлый Джин. — Давайте обниматься!

С этими словами он навалился с объятиями на Рэпмона, на них прыгнул Чимин, сверху приземлился Чонгук, на него взгромоздился Тэхён.

— Ну молитесь, говнюки! — неожиданно крикнул Юнги, вскочил с дивана и в прыжке приземлился на эту орущую «кучу малу».

— Мда.., тамада хороший и конкурсы интересные…, — обречённо покачал головой Хосок, а потом вдруг сорвался с места и с криками «А, чёрт с вами! Шуга, сегодня Я сверху!!!» подпрыгнул и свалился на гогочущего Юнги.

Именно в таком интересном положении застала их вошедшая в зал Рин.

— Приветики…, — едва сдерживая смех, поздоровалась она. — Эээ,.. кхм…, и давно вы так?

— Присоединяйся!!! — крикнул хохочущий Чонгук.

— Если ещё и я навалюсь, Намджун точно испустит дух, — сунув руки в карманы жёлтых спортивных штанов-бананов с заниженной талией, засмеялась Рин.

— Чёрт! Намджун, мой бедный хён! — соскочил с верхушки горы Хосок, и приказал остальным: — А ну все рассосались быстро! Кыш, кыш!

Все по-очереди скатились друг с друга, а Намджун притворился мёртвым. Шуга подошёл к лежащему на полу Джуну, посмотрел на него, пнул ногой, и с ухмылкой произнёс:

— Эх… Давай, Джин, сделай уже ему искусственное дыхание!

— Лечу! — радостно отозвался Сокджин, и стал изображать замедленный бег, словно снимался в дораме.

Глядя на его раскинутые в стороны руки, и любовно-трагический взгляд, устремлённый на улыбающегося «трупа» Рэпмона, ребята и Рин прыснули от смеха. А потом, когда Джин сделал вид, что во время бега повернулся на камеру, эротично провёл рукой по волосам и послал зрителями воздушный поцелуй, и вовсе согнулись от хохота пополам. Мон тоже не выдержал, и со смехом сложился вдвое на полу.

Когда Рин немного успокоилась и подняла голову, на глаза ей попался Тэхён. Он заразительно смеялся вместе с остальными, временами утирая появляющиеся в уголках глаз слёзы. Юмористические сценки Сокджина никого не могли оставить равнодушным. И Рин радовалась про себя, что Тэ снова улыбается. Он казался ей таким очаровательным, таким живым, солнечным мальчиком…

Вернувшись из мира грёз девушка вдруг заметила, что Тэхён поймал на себе её любующийся взгляд, и несмело улыбнулся ей. Рин на секунду засомневалась, но потом всё-таки тоже одарила его скромной улыбкой и пошла было к креслу, чтобы усесться.

— Извини, это моё, — внезапно вырос перед ней Шуга, и подтолкнул её к дивану. — Нечего девушкам на креслах ютиться, падай тут, не стесняйся.

И Юнги за плечи усадил сбитую с толку девушку на диван. Прямо рядом с только что присевшим туда Ви.

Рин и Тэхён смущённо вжались каждый в свой узкий участок дивана, и старались соприкасаться телами как можно меньше, хотя осуществить это было сложно из-за ещё нескольких ничего не подозревающих мемберов, восседавших рядом и прижимающих их друг к другу.

Ви бросил уничтожающий взгляд на отлично устроившегося на кресле Шугу. Тот торжествующе улыбнулся ему, довольный собой, и кокетливо подмигнул. Тэхён поднёс руку к своей шее, и показал тому, что с ним потом сделает, на что Юнги заулыбался ещё шире.

— Так, друзья мои, давайте уже соберёмся с мыслями, и я вам расскажу об идее, которую мы вместе попробуем воплотить в жизнь на выступлении через месяц, — попросил всех успокоиться Хосок.

— Жги, Хоуп! — дал добро Рэпмон.

— И так. Я до конца не всё успел продумать, поэтому прошу вашей помощи по ходу пьесы. Что-то будем додумывать, что-то менять, окей? — заручился поддержкой ребят Джей.

— Конечно, о чём речь, Хоби! — согласился заинтригованный Шуга, и все загудели в знак согласия с ним.

— Отлично. В общем, как уже проговорился Ши Хёк, главной фишкой номера станет Рин, — напомнил им Хоуп.

— Не называй меня так, меня ещё в прошлый раз передёрнуло, — скривилась Рин.

— Ну я же это образно, — виновато посмотрел на неё Хосок и улыбнулся. — Если не нравится, тогда буду говорить «звездой нашего номера станет неподражаемая…»

— Нет, тогда лучше пусть я буду фишкой, — остановила его сдавшаяся Рин. — Продолжай.

— Ладно, — усмехнулся хитрый Хоуп. — Так вот. Идея заключается в том, что мы сделаем необычное интро к нашему основному выступлению. Наши задачи: раз — дать подсказку к сюжету следующего клипа; два — показать множество музыкальных жанров, с которыми мы постоянно работаем, с помощью нескольких танцев в одном; три — поближе познакомить всех с восходящей звездой танца, Рин.

— Ты какой клип имеешь в виду? — уточнил Намджун. — Новый, который выйдет весной? Про любовь, которая раскрывает каждого героя?

— Да, этот, — подтвердил Хосок. — Задумка в том, что Рин будет танцевать с каждым из нас по-очереди. У каждого будет свой жанр танца, который лучше всех подходит образу каждого из нас. Пока не знаю, как, но мы будем находиться в отдельных секциях одной конструкции. Рин придётся перемещаться из одной секции в другую, чтобы побывать у каждого. Здесь ей придётся труднее всех, потому что ей нужно будет выучить семь танцев, а не один. Рин, как ты, готова к такому? Я уверен, что ты справишься.

— Справится, конечно! — без тени сомнения заявил Чимин. — Ты помнишь, что было, когда она с Сиёном танцевала? Блеск же!

— Однозначно справится, — закивал Чонгук. — Рин выносливая.

— Мне что, роль Любви досталась что ли? — теряясь в догадках о сюжете выступления, попросила внести ясность Рин.

— Я же говорил, что она умница! — словно гордый отец воскликнул Хоуп. — В точку, дорогая. Ну так что? Ты с нами?

— С вами, с вами. Куда ж я денусь, у меня контракт до июня, — вздохнула сияющая Рин.

Тэхён едва заметно напрягся, с волнением скользнул глазами на Рин, и следом перевёл задумчивый взгляд в пространство.

— Вот и чудненько! — обрадовался Джин-хён. — Знаете, я тут поразмыслил.. Может, Рин будет менять наряды в каждой секции? Ну, там, станцевала со мной вальс в пышном платье, потом ушла к Джуну, сняла пышную юбку, станцевала в юбке до колен. Дальше, например, спустилась к Шуге… и так далее.

— И так раздевалась, раздевалась, и дошла, например, к Тэхёну в одних трусах, — захохотал Джей-Хоуп с остальными; не смешно было только смутившейся Рин и сконфуженному Ви. — Хотя, идея неплохая, Джин… Я серьёзно, ребята. Можно покрутить, вдруг родим интересный вариант.

— А кто что будет танцевать? — спросил Чонгук. — Я хочу что-то подвижное.

— А я могу что-то из современного балета, будет оригинально, — предложил Чимин.

— Чур вальсирую я. Я самый старый и самый красивый. Мне можно, — заявил Джин.

— Я самый ленивый. Терпеть не могу скакать, — признался Шуга. — Могу под рэп пару движений изобразить. Головой.

— Смотри, не надорвись, — съязвил в ответ посмеивающийся над ним Джин.

— Смотри сам подтяжки не надорви, пенсия, — не остался в долгу улыбнувшийся ему Юнги.

— Я тогда забираю хип-хоп, — присоединился к ним Хосок.

— Ну вы задали задачку…, — почесал голову Рэпмон. — Тверк я точно не возьму, иначе, боюсь, мы все погибнем под завалами конструкции.

Ребята представили эту душещипательную картину, и разразились хохотом.

— Предлагаю тебе что-нибудь типа диско, — подсказал Намджуну Хоуп.

— О, а это идея. Спасибо, Хоби, — поблагодарил брата лидер и пожал тому руку.

— А ты что хочешь станцевать? — обратился Хосок к Тэхёну.

Тэ всё это время старался перебрать в голове все танцы, которые знает, но так и не выбрал ничего подходящего.

— Не знаю, — растерянно ответил он. — Что-то из k-pop’а?

— А что если… танго? — внезапно подал голос коварный Юнги, и все обернулись к нему за пояснениями.

— Почему.. танго? — нервно сглотнул Тэхён, и почувствовал, как напряглась рядом Рин.

— Потому что у тебя образ рокового красавчика, — спокойно ответил Шуга. — «Singularity», роза в зубах, помнишь такое?

— Не честно! — запротестовал Тэ. — Чон и Чимин тоже роковые красавчики!

— Справедливо, — согласился с Тэхёном Хосок, и посмотрел на Шугу, ожидая от него следующей «подачи».

— Чим — МИЛЫЙ роковой красавчик. Чон — РЕЗВЫЙ роковой красавчик. Тэ — ТОМНЫЙ роковой красавчик. Вопрос: кому из них больше подходит танго? — победно улыбнулся Шуга, поглядывая на закипающего Ви.

— Тоже справедливо, — поддержал аргумент Шуги Хосок.

— Мне, естественно, подходит, — вдруг неожиданно для всех наигранно возмутился Джин, а потом вздохнул и добавил: — Но у меня суставы уже не те.

— И розы изо рта вместе со вставной челюстью выпадают, — эпично добавил Юнги.

Ребята закрыли рты руками, чтобы снова не расхохотаться.

— Да Чонгук так бёдрами двигает, что от него девушки беременеют, только глядя на экран! — предпринял ещё одну попытку отвертеться Ви.

Чонгук тут же умолк, в ужасе открыл рот и покрылся багрянцем от макушки до пяток.

— Я слышал, от одного его голоса рожают, — подыграл Тэхёну Джин, не в силах сдержать смех.

— Ребят, я всё ещё здесь, — подала голос Рин, показывая глазами на Чонгука, который покраснел как помидор и наполовину скрылся в складках мягкого дивана.

— Решено. У Тэ будет танго, — завершил словесный бой Юнги и Тэхёна и заодно спас Чонгука от стыда Хоби-хён. — Гонять хореографию начнём сегодня. Всем спасибо, все за работу!

Хоуп захлопал ладошами, поторапливая мемберов, и они послушно стали разбредаться по своим местам.

Рин как могла делала вид, что всё нормально, но на душе было неспокойно из-за этого проклятого танго.

А в коридоре гогочущий Шуга удирал от Тэхёна, который преследовал его с криками «Иди сюда, шкура-хён!!!»

 

 

Глава 17. 

Ты постоянно меня соблазняешь,
А от каждого твоего слова я теряю над собой контроль.
От взгляда на тебя голова идёт кругом.
Красота твоя – бескрайний океан, и я тону в нём.
Дорогая, ты сразила меня наповал,
Ты, словно Наполеон, в мгновение ока захватила моё сердце,
А я продолжал смотреть на тебя,
Притворяясь просто другом («Beautiful»)

(playlist — BTS: Blood, Sweat & Tears)

Прошло несколько недель с тех пор, как в агентстве BigHit начались приготовления к великой и ужасной музыкальной премии MAMA.Не взирая на замечание Хосока о том, что Рин в процессе подготовки будет тяжелее всех, абсолютно каждому мемберу пришлось много и продуктивно тренироваться. Ведь кроме интро их ожидало и основное выступление, которое обещало разорвать множество шаблонов, покорить оригинальностью, свести с ума планету, и заселить её кроликами с Луны.

Большой зал хореографии был расписан по минутам на каждый будний и выходной день. С утра до вечера там громыхала музыка, слышался стук подошв об пол, иногда — смех, переходящий в гогочущее ржание, но чаще — крики строгого, но справедливого Хоупа.

— Нет! Нет! Не годится! — раздосадованно махал руками новоявленный хореограф. — Не верю! Где, скажите мне, на минуточку, страсть? Это ж танго, люди! Т-А-Н-Г-О! Вы вообще в курсе, что это такое?… Тэ?

— Что? — раздражённо откликнулся Тэхён, уперев руки в боки и с трудом переводя дух.

— Ты чего сегодня как каменный какой-то? Ты здоров? Всё нормально? — проявил беспокойство Хосок.

— Лучше не бывает, — буркнул ему в ответ молодой человек.

— Уже легче, — съязвил Хоуп. — Тогда почему у меня складывается впечатление, что у тебя под футболкой со стороны позвоночника остался забытый тремпель?

— Я стараюсь, — нервно возразил Тэ.

— Стараешься? В каком месте, Тэ? — взорвался Хоуп. — Я тебе сейчас покажу, как стараются!

С этими словами он молнией подлетел к Рин, схватил ту за талию, и теснейшим образом прижал к себе. Рин от неожиданности ахнула, а желваки Ви заходили ходуном.

— Вот так это делается! Плавно! Жарко! Без тени стыда! Работают бёдра, волнами туда-сюда, как будто у вас…., — тут Хосок застыл и резко умолк, вовремя осознав, что чуток переборщил. — Короче…, неважно. Вы меня поняли? Огонь в глазах нужен. Я уже не говорю о теле.

Рин и Тэхён бросили друг на друга смущённый взгляд и быстро отвернулись в стороны.

— Рин, ты тоже…, — обратился к ней озадаченный Джей-Хоуп, и убрал руку с её талии. — Какая-то неживая… Или я чего-то не понимаю, или вы оба сегодня очень странные. Точно ничего не случилось?

Молодые люди хором отрицательно завертели головами.

— Хорошо, — задумчиво посмотрел на них запутавшийся в мыслях Хосок, потом подтолкнул Рин к Тэхёну, и сказал: — Я выйду на пару минут в уборную, а вы пока подумайте над тем, что я вам тут рассказал, и примите меры. Иначе я не знаю, что с вами сделаю. Это один из самых ярких номеров в интро. Испортите — Ши Хёк вам головы снесёт. А я на вас порчу нашлю — я это хорео три ночи рожал.

Джей-Хоуп недоверчиво посмотрел на них, глубоко вздохнул, и вышел из зала.

Рин раздражённо закатила глаза вверх, и устало потёрла лоб. Тэхён стоял напротив в шаге от неё, и смотрел в окно.

— Ты можешь расслабиться? — вдруг спросил Ви, не поворачивая к ней головы.

— Тебя что-то не устраивает? — с начинающим нарастать возмущением поинтересовалась Рин.

— Не устраивает. Ты же вся напряжена. Лишний раз приблизиться ко мне боишься, — высказал он свои претензии ей в глаза.

— Да что ты? — не сдавая своих позиций пыталась стоять на своём девушка. — Какое самомнение. С чего мне бояться?

— Откуда я знаю? Говорю, что чувствую, — повысил голос Тэхён. — Знаешь? У меня идея. У тебя есть парень?

— Если и есть, то это не должно тебя волновать, — тоже повысила голос Рин.

— Меня и не волнует. Просто представь его вместо меня. Может быть тебя это больше удовлетворит, и ты расслабишься, наконец, как когда вы с ним…

Тэ не успел договорить: он уже чуть было не схлопотал от разъярённой Рин пощёчину, но вовремя умудрился поймать рядом со своей щекой её ладонь, схватить девушку за талию, и с силой прижать к себе.

В этот самый момент в зал вернулся погружённый в свои размышления Хосок, и застыл на месте, когда увидел довольно занимательную картину. Его губы тут же стали расплываться в довольной улыбке:

— Воооот, это уже совсем другое дело! И огонь в глазах вижу, и тела… Как же я удачно вышел! — подколол он ребят, которые продолжали стоять тесно друг к другу и решительно глядя друг другу в глаза. — Давайте-ка мы с этого места и начнём. Поехали!…

 

 

Глава 18. 

Хочу стать твоим оппой.

Почему не знаешь, что я чувствую к тебе?
Даже если тебе нет дела до меня,
Даже если ты холодна со мной,
Я не могу не думать о тебе («Boy in lov»)

(playlist — Jin: Awake)

Это случилось после промежуточной музыкальной церемонии награждения, на которой группу BTS чествовали аж семь раз. Совершенно случайно Тэхён превратился в звезду мирового масштаба в хорошем смысле этого выражения.

Он никак не ожидал, что его естественные поступки, которые он совершает всю свою жизнь, покорят такое количество людей. Помог найти место в зале айдолу-коллеге, выказал своё восхищение маленькой девчушке, которая танцевала хорео номиналистов на церемонии, дружелюбно пообщался с участниками некоторых k-pop-команд, пригласил подсесть к ним молодого малоизвестного исполнителя, сказал со сцены то, что ощущал на самом деле — и всё, наутро вирус «восхитительного Тэхёна» стремительно распространился по планете. Поклонники группы множились, АРМИ гордились и восхищались, коллеги-айдолы признавались в симпатии к его яркому харизматичному образу и «геройскому плащу».

Однако, после этого события вместе с восторгом от повышенного внимания к своей персоне на Тэхёна обрушился и груз увеличившейся в разы ответственности. Теперь ему следовало больше следить за своими поступками, словами, даже мимику иной раз приходилось жёстко контролировать. Слава стала переноситься психологически тягостно. Иногда Тэ путался в мирах, и надевал «маску» в неподходящий момент. Например, наедине с друзьями без вездесущих камер вокруг. Или даже с семьёй.

Приступы депрессии участились. Крики в подушку не спасали, и Тэхён был вынужден прибегнуть к употреблению таблеток.

Но всё же единственным его успокоительным оставалась эта непокорная, своенравная и неприступная женщина. Каждый раз на репетициях он готов был выдержать все спектры её эмоций, подыграть ей, скрыть от неё свои истинные чувства, только бы подольше слышать её заразительный смех, её приятный голос, ощущать её тепло рядом. Хотя где-то глубоко в сердце словно паразит его подгрызала боль от того, что Рин не свободна. А задушевные разговоры с Юнги дали понять, что он всё-таки неизлечимо и безнадёжно влюблён.

За несколько дней до главного события, к которому они так тщательно готовились, ребята приняли участие в небольшом гала-концерте. Всё было прекрасно ровно до того момента, пока не подошла их очередь отправляться на сцену.

За несколько мгновений до выхода Тэ, поправляя свой микрофон у рта, повернул голову в сторону прохода за кулисами, и увидел Сиёна, который наклонился близко к лицу Рин и что-то ей игриво сказал, отчего девушка жутко смутилась, но не преминула мило улыбнуться ему в ответ. Они флиртовали.

В горле Тэхёна засаднило. В ушах всё громче отбивался нарастающий пульс. Дыхание сбилось. Пальцы рук нервно подрагивали. «Только не сейчас!», — похолодел от своих тревожных мыслей молодой человек. Назревал очередной приступ.

— Ви, ты как? — заметив что-то неладное, подошёл к нему Намджун. — Воды глотнёшь?

— Да, спасибо, — постарался как можно спокойнее отозваться Тэхён. — Всё нормально.

Джун подал ему бутылку, и Тэ жадно сделал пару глотков. Показалось, что его частично отпустило, и парень призвал все свои силы, чтобы собраться. Но на деле же Ви беспощадно рассыпался на куски.

Зазвучала их музыка. Группа эффектно появилась перед публикой, и шоу началось.

Композиция «Blood, Sweat & Tears» прозвучала вполне восхитительно, как и всегда. Но вот на «Not today», когда на сцену высыпали танцоры и Ви краем глаза заметил среди них Рин, его мозг решил сыграть с ним злую шутку.

Уже во время последнего припева свет прожектора больно ударил Тэхёну в глаза. В голове сразу помутнело и сцена начала потихоньку уезжать вправо. Он держался до последнего, чтобы не упасть. Совершенно случайно оказавшийся рядом Юнги заметил, как у Тэ периодически закатываются наверх глаза, и в момент, когда с последним аккордом погас свет, он успел подхватить бессильно упавшего на него друга.

Несмотря на то, что у остальных душа в пятки ушла от случившегося, все сработали чётко и слаженно.

Когда напуганная до смерти Рин примчалась за ребятами к двери гримёрки, бледный Чимин наскоро объяснил ей, что ей сейчас нельзя внутрь, поскольку медики возможно будут снимать с Тэхёна одежду. Всё, что она успела увидеть, пока дверь закрывалась, это лежащего на полу белого как полотно Тэ, и Юнги, который сидел возле него на корточках с опущенной головой, закрыв глаза.

Рин тяжело съехала по стене, присела рядом с дверью, молитвенно сложила руки, и заплакала.

 

 

Глава 19. 

Ты — моё спасение, ты — моё окно в жизнь.
Всё, что мне нужно, — это ты. («Best of me»)

(playlist — BTS: Best of me)

Спустя два дня Тэхён появился на репетиции. Парни были очень ему рады, но беспокоиться о нём не перестали.

— Как ты? — с тревогой в голосе спросил его Намджун.

— Лучше, хён. Я думаю, я уже могу готовиться с вами, — немного неуверенно, но с полным боевым настроем ответил Тэ.

— Ты заставил нас здорово поволноваться, братишка, — приобнял его за плечи Чимин. — Что с тобой случилось?

— Ничего такого, что могло бы заставить вас всерьез беспокоиться обо мне. Обычное переутомление, — отмахнулся Тэхён, и украдкой бросил взгляд на внимательно наблюдающего за ним Юнги.

— Ребята, ребята, ну что вы к нему пристали? Сказал же, что всё окей. Давайте продолжим работу, времени мало, — подыграл Тэхёну Шуга, поскольку один был в курсе дел, и держал своё обещание никому ничего не говорить.

Тэ одарил спасителя взглядом, полным благодарности. Юнги кивнул в ответ.

— Ну ты, если что, сигнализируй нам, — попросил Ви Чонгук. — Так мы сможем быстрее среагировать.

— Хорошо, — улыбнулся Тэ. — Спасибо вам, ребята. Люблю вас.

— Дай я тебя обниму, мой юный пончик! — радостно по-отечески воскликнул Джин, и сгрёб попытавшегося избежать обнимашек макнэ в охапку.

— И нас! И нас! — перекрикивая друг друга подбежали к Сокджину Чимин и Гук.

— Давайте все сюда! Мамочки-Джина на всех хватит! — захохотал хён, и обнял остальных макнэ.

— Ёперный театр… Наседка и яйца, — скривился при виде этой милоты Шуга.

— Не дуйся, сахарок, иди, и тебя прижму к своей тёплой широкой груди, — послал ему губами поцелуй и подмигнул игривый Джин.

— Едрить твою налево… Какой трэш, хён, поди прочь от меня, — гоготнул Юнги, и направился на танцпол.

Тут в зал влетел полный сил и энергии Хоуп, и сразу начал развивать бурную деятельность.

— Тэхёнчик-пончик, рад тебя снова видеть в строю, — обнял его Хосок, потом обратился к остальным: — Так, чего стоим? Вперёд разминаться! У нас сегодня куча дел. Надо успеть отработать наши номера до трёх часов. В три придёт Рин, будем интро вымучивать.

После обеда и небольшого отдыха ребята по расписанию стали занимать зал хореографии, чтобы отрепетировать свои номера из пролога к основной части выступления.

Рэпмон, Шуга, Джин и Хосок как-то быстро станцевались с Рин, поэтому давно выучили свои партии и просто повторяли их, наводя лоск.

С Чимином было чуть сложнее. Балетная часть поначалу давалась Рин с трудом, но после того, как молодой человек дал ей несколько уроков и показал основы балетных движений, у них всё получилось.

У Чонгука тоже была проблема. Она заключалась в Рин. Долгое время он не мог расслабиться, краснел и зеленел каждый раз, когда приходилось в танце трогать девушку за талию, руку, или бедро. Рин пришлось принимать кардинальные меры, и в один прекрасный вечер после репетиции она потащила макнэ в бар. Немного алкоголя, немного караоке, пара побед в боулинг, и Рин превратилась в своего парня. С которым можно нормально танцевать. Хосок не вдавался в подробности её успеха, но был рад, что дело пошло на лад.

С Тэхёном тоже всё было замечательно. По крайней мере, Хоуп к нему претензий не имел. Зато имела Рин.

Она, конечно, ничего не говорила вслух, но в голове у неё вертелось огромное количество вопросов. Например, как Тэ удаётся практически не общаться с ней, но танцевать с ней так, будто они встречаются как минимум полгода. Или, где у него эта кнопка, которая включает режим страстного Ви с первыми звуками танго, и выключает его ровно на последних звуках композиции. И, наконец, почему после таких откровенных прикосновений во время танца, когда их глаза находятся чуть ли не в сантиметре друг от друга, по окончанию тренировки он её вообще не замечает. Хорошо, если хотя бы попрощается, бывало всякое.

Обдумывая это в своих мыслях, Рин также пыталась разобраться в себе, в том, что она чувствует к этому молодому человеку. И если это просто желание, то отчего, чёрт побери, ей так плохо, когда он вот так её игнорирует? Почему она так скучает без него?

— Намджун, встань чуть левее! — командовал Хоуп через два дня на генеральной репетиции в концертном зале, стоя на сцене. — Когда Рин подойдёт к тебе сверху, ты должен будешь её оттуда снять к себе на уровень, понял? Стань ближе, а то она свалится!

— Понял тебя, Хоб! Сделано! — послушно выполнил требование строгого хореографа Джун.

— Отлично, что надо! — крикнул ему Хосок. — Рин, готова?

— Так себе! — крикнула девушка. — Страшновато тут! Вроде не очень высоко, но всё это дело шатается, у меня аж внутри всё ходуном ходит!

Тэхён ждал своего часа на указанном уровне; за свою партию он не переживал, все его мысли были сейчас с Рин, за которую он беспокоился так сильно, что после этого её признания у него, кажется, подскочило давление.

— Не, там всё норм, Рин! Она крепкая! Всё проверено! Это просто ощущение, постарайся не обращать внимания! — крикнул в ответ Хоуп. — Сосредоточься на парнях, они тебя поймают! Не поймают — я их в асфальт закатаю, не волнуйся!

— Если не поймают, мне уже будет всё равно, куда ты их денешь! — засмеялась сверху Рин, и крикнула Джуну: — Рэпмон! На счёт «три»!

— Окей! — отозвался Джун.

— Ребята, всем приготовиться! Я пошёл на своё место! Делаем всё, как на репетиции в зале хореографии! Слушайте музыку, ловите Рин точно в свой отрывок! Погнали! — и Хосок запрыгнул на свой уровень металлической конструкции.

Заиграла музыка. Всё шло по плану.

Рин перемещалась от танца к танцу на новый уровень к новому партнёру, при этом меняя наряды, как и было предложено ранее Джином. Ребята хорошо продумали сценические костюмы своей главной танцовщицы, поэтому девушка легко справлялась с поставленной задачей.

Зрелище выдалось неожиданно креативным, ярким и зажигательным: воплощение некогда сырой идеи превзошло все ожидания команды. Рин работала в удовольствие, каждый танец давался ей легко, и она получала от этого огромное удовольствие. К тому же, все мемберы группы были к ней внимательны в процессе подготовки к выступлению, вели себя деликатно, будто она была драгоценным трофеем, и это не могло не придавать ей уверенности в себе.

Прошло уже восемь минут. Рин исполняла танцевальный номер с Чонгуком. На очереди был последний этап — уровень, где её ждал Тэхён.

Зазвучал музыкальный переход к танго. В этот момент Рин по сценарию скрылась в междууровневый отсек, где молниеносно стала менять майку для заключительного танца. Но что-то пошло не так, и в последнее мгновение, когда нужно было спрыгнуть вниз к Тэ, в темноте девушка случайно оступилась и полетела на нижний уровень не так, как предполагалось.

Молодой человек не ожидал такого поворота событий, поэтому, когда Рин свалилась на него сверху, он не смог удержаться на ногах, и они оба упали на пол. Тэхён ударился спиной и затылком так, что у него перехватило дыхание. Рин хоть и приземлилась на него, но одним коленом о твёрдую поверхность уровня всё-таки приложилась. Когда Тэ услышал, как девушка завыла от боли, про свою он тут же забыл, обхватил её за талию одной рукой, перевернулся и, уложив Рин на спину, в испуге склонился над ней.

— Рин! Что такое?!… Что с коленом?! — стараясь перекричать музыку, спрашивал взвинченный Тэхён.

— Аааааа, как больно! Чёёёёрт! — прижимая к груди левую ногу, согнутую в колене, стонала Рин.

— Выключите музыку!!!!!!! — замахал руками в зал Тэ, и только тогда все поняли, что что-то не так.

— Что такое, Тэ?? — отозвались ребята и, бегом покидая свои уровни, понеслись на звук женских нецензурных завываний.

— Рин, господи, что случилось?? — подскочил к ней первым взволнованный до предела Хосок.

— Упааалааааа!!!!! — сквозь затяжные вопли простонала Рин. — Ааааааа, жеееесть, больно как!!!!

— Я позвал медиков, — подбежал к ним охваченный волнением Намджун. — Тэ, что случилось?

— Я не знаю, я ждал где было условлено, вижу — она летит на меня как пельмень, — с тревогой в голосе объяснил Тэ.

— Саааам ты пельмеееееень!!!!! — злобно глядя на него, завыла девушка, а потом зажмурила глаза и начала рычать какие-то странные не корейские слова.

— Что это было? — нахмурился Шуга. — Проклятие? Заклинание? Хотя, больше похоже на рэп какой-нибудь сатанинской секты. Надо будет её потом попросить зачитать мне его для нового трека.

Вся компания, столпившаяся за Тэхёном, Рин, Хоупом и Рэпмоном, после предположения Юнги в смятении переглянулась.

— Колено — это дико больно, у меня было такое, — со страхом во взгляде произнёс куда-то в пространство Чонгук. — Я тогда чуть богу душу не отдал… А вдруг она раздробила чашечку??

— Умолкни, Куки, что ты сразу паникуешь? И без тебя тяжко! — прервал его медицинскую диагностику Джин. — Рин, как ты упала? Споткнулась или что?

— Я не знаааааююююю, — завыла Рин. — Зацепиииилась за чтооо-то!!!… Айайайайайааааааай!!!

— Я пойду попрошу кого-нибудь проверить тот отсек, вдруг она правда что-то задела, поэтому упала, — сообщил остальным Джин, и направился на поиски нужных людей.

Чимин пребывал в шоке от происходящего, и приоткрыв рот наблюдал за ребятами. Вскоре он заметил, как Тэхён постоянно потирает спину; молодой человек подошёл к нему, наклонился к уху и шёпотом спросил:

— Тэ, ты в порядке? Что со спиной? Ударился?

Тэхён повернулся к нему, резко убрал свою руку от спины, и тихо ответил:

— Фигня, не страшно, всё нормально, Чим, спасибо.

— Давайте отойдём, пришёл врач, — громко попросил столпившихся возле Рин Намджун, и все мгновенно расступились, пропуская медиков к пострадавшей.

После осмотра доктора обстановка стала спокойнее. Оказалось, что никакой угрозы для ноги нет, и ожидается всего лишь один большой красивый фиолетовый синяк на всё колено. Рин стало легче и физически, и психологически, боль начала стихать. Ребята выдохнули.

— Рин, нужно посидеть немного. Иди, сядь в зале, и поразрабатывай колено: потихоньку сгибай и разгибай ногу, поняла? — дал указания врач.

— Да, огромное Вам человеческое спасибо, — поблагодарила его девушка и попыталась встать.

Как только Тэхён увидел первые морщинки на её лбу, он понял, что ей всё ещё больновато двигаться, и, без лишних слов подхватив её на руки, понёс девушку в зал.

— И что это было? — повторил за Шугой подозрительно нахмурившийся Чимин. — Он так это сделал, будто уже раз десять её на руках носил.

— Завидуешь? — подмигнул ему ухмыляющийся Чонгук.

— Кому? — в замешательстве переспросил Чимин.

— ??.. Ты о чём?? — уставился на него Чон.

— Вот так вы и интервью даёте, — съязвил Юнги, улыбнувшись. — А что, если и носил? А что, если и десять?

Чимин и Чонгук резко повернули к нему удивлённые физиономии.

— Пойду помогу Джину с проверкой, — не удостоил их никаким объяснением своих слов Шуга, и быстро слился в туман, оставив молодёжь в полном недоумении.

Тэхён осторожно, насколько ему позволяла его ноющая спина, усадил Рин на сиденье в зале, и с беспокойством спросил:

— Так удобно? Может стул лишний для ноги принести? Воды хочешь? Чего хочешь?

— Перестань уже носиться со мной, всё нормально, мне лучше, ничего не нужно, — успокоила его раздражённая девушка.

— Я не ношусь. Я просто переживаю. Разве не должен? У меня чуть сердце не остановилось, когда ты закричала, — немного обиженно ответил Тэ.

Рин посмотрела на него с сожалением, опустила глаза и сказала:

— Я знаю. Спасибо. За всё. И что донёс меня сюда. Я и сама бы дошла, но.. спасибо. Извини, что я так резко.. Я просто.. Я не люблю чувствовать себя беспомощной. Извини меня.

— Ничего, — помолчав, ответил Тэ. — Отдыхай. Я пойду, помогу ребятам.

— Никуда ты не пойдёшь, — услышал вдруг он её строгий голос сзади, когда развернулся и собрался уходить.

— Что? — спросил озадаченный Тэхён. — Почему?- Потому что тебе нужно к врачу, милый мой, — прищурившись, объяснила свой «приказ» Рин.

На словах «милый мой» Тэхён вздрогнул и нахмурил брови.

— Зачем мне врач? Я живее всех живых. Руки-ноги работают, голова работает.. Да вообще я весь работаю. Всё в норме, — отмахнулся Тэ, развернулся и снова попытался уйти.

— Стоять, я сказала! — громко рявкнула Рин, отчего ребята на сцене обернулись в её сторону с округлившимися глазами, а Джин даже уронил молоток на ногу Шуге. Тот схватился за ногу и очень некрасиво выругался.

— Ты что раскомандовалась? — подошёл к ней почти взбешённый Тэхён. — Девушке нельзя быть такой непокорной! Это нифига не-женственно!

— Да мне плевать, — жёстко ответила упёртая девушка. — Ты упал похлеще меня, если помнишь! Я даже слышала звон твоего затылка! Поэтому ты сейчас немедленно развернёшься, и прямиком потопаешь в объятия медиков!

Молодые люди, всё ещё следившие за этой загадочной перепалкой со сцены и не слышавшие слов спорящих, были как минимум ошеломлены данной ситуацией.

— Почему они ругаются? — задумчиво произнёс Намджун, и почесал голову.

— Они уже давненько оба с приветом, — закатил к потолку глаза Хосок. — То дружат, то дышать рядом с друг другом не могут. Айщщщ, кто их разберёт..

— Прям как муж и жена ругаются, — усмехнулся Чонгук, и все тут же подозрительно посмотрели сначала на как ни в чём не бывало продолжающего двигать тумбочку Чонгука, а потом на пару, которая в зале выясняла отношения.

Тем временем Тэхён злился на Рин за её нелепое поведение всё больше.

— Почему ты настаиваешь? Я же чётко сказал, что я в порядке! — уперев руки в боки, воззрился на неё Тэ.

— Потому что я тебя… тебя… не хочу видеть больным, вот почему! Ты только оклемался после потери сознания на концерте, снова хочешь под капельницы?

Тэ как-то загадочно посмотрел на девушку, не говоря ни слова. Потом с хитрецой спросил:

— И что ты сделаешь, если не пойду?

— Я… Поцелую Намджуна. Взасос, — совершенно серьёзно заявила Рин.

У Тэхёна медленно полезли на лоб глаза. Но потом он вдруг схватился за живот и стал неистово хохотать.

На сцене опять послышался стук упавшего молотка и душераздирающие крики Шуги.

— Не надо, не мучай Джуна, — наконец, успокоился Тэхён и улыбнулся. — Я схожу.

— Правда? — всё ещё не понимая, что сказала смешного, недоверчиво переспросила Рин.

— Правда, — кивнул Тэхён, и покрутил пальцем у виска. — Ты ненормальная.

— Смотри. Если не выполнишь обещание, я встану и буду ковылять за тобой, пока не сходишь, — пригрозила начинающая улыбаться Рин.

— Я схожу. Не смей вставать с этого места, — с ответной улыбкой ответил ей Тэхён, и, как показалось Рин, отчего-то заметно повеселев, повернул в сторону медиков.

 

 

 Глава 20. 

Ещё один трофей несу в своих руках.

Их так много, что не могу сосчитать.

Бросаю микрофон, роняю микрофон.

Смотри под ноги, следи за словами. («MIC Drop»)

(playlist — BTS: MIC drop)

(playlist — Michael Bublé: Feeling Good)

(playlist — Michael Jackson: Love Never Felt So Good)

(playlist — Jimin: Lie)

(playlist — Rap Monster: Do You)

(playlist — KYLE: Don’t Wanna Fall In Love)

(playlist — Rain(Bi): Rainism)

(playlist — Gotan Project: Santa Maria Tango)

(playlist — J-Hope: Just dance)

Это было феерическое шоу. Всё музыкальное сообщество планеты, всё любители k-pop и просто ценители и меломаны ещё долгое время обсуждали грандиозное выступление BTS и неподражаемой танцовщицы Рин на церемонии MAMA. Просмотры их интро на Youtube превысили все показатели и свалили сайт на добрые три с половиной часа. Ши Хёк стал самой обсуждаемой медиа-персоной в Европе и Азии. Все поклонники группы, благодаря видео-подсказкам и посланиям ребят в твиттере, знали, что бантаны готовят мега-номер, но интро, которое оставалось тайной, в назначенный час «выстрелило» прямо в цель.

После объявления ведущими премии о появлении на сцене BTS на огромном экране материализовалось традиционное короткое видео, сюжет которого был посвящён чувству под названием «любовь». Там же для затравки фанатов мелькнуло несколько кадров из готовящегося к выходу клипа на новую песню бантанов.

После этого экран потемнел, а на сцене с первыми звуками джазовой поп-композиции в высокой конструкции, похожей на многоэтажный дом с комнатами, на одном из уровней загорелся свет. Зрители восторженно взревели, увидев там Сокджина в образе стильного мачо. Но ещё больший эффект произвело на присутствующих неожиданное появление Рин в его «комнате» после нескольких коротких помигиваний света. А уж когда они начали исполнять совместный танец — все поняли, что их ждёт нечто доселе невиданное.

Логически поразмыслив, фанаты догадались, что после Джина подобным образом должны объявиться и остальные мемберы группы, скорее всего со своими танцовщицами. Но каково же было их удивление, когда вместе с завершающими аккордами первой мелодии Джин и Рин застыли на месте и на их уровне погас свет!

После того, как зазвучала музыка в стиле диско, в соседнем уровне стало светло, и публике предстал во всей своей красе элегантный Намджун. Через несколько мгновений освещение в его «комнате» тоже замигало, и рядом с Рэпмоном возникла… Рин в новом платье! По огромному концертному залу пронёсся гул восхищённого удивления, поскольку это случилось буквально за считанные секунды. Всех интересовал только один вопрос: КАК ОНА ЭТО СДЕЛАЛА?

После Джуна Рин попала в объятия Чимина в трогательном сценическом образе, и их танцевальные па с элементами современного балета вызвали шквал восторга у зрителей и их бурные овации.

Несмотря на то, что Шуга не был любителем танцевальных практик, на этот раз он поразил видавших виды рэперов своим сложным и пластичным хорео в паре с Рин. Чем доказал верность предположений о том, что он не так прост, как кажется. Воздыхателей полного сюрпризов Юнги сразу заметно прибавилось.

Во время хип-хоп-номера Рин и Хосока поклонники визжали как сумасшедшие, поскольку невероятные акробатические танцевальные трюки обоих в таком маленьком помещении пробудили в них ураган эмоций. Лучший танцор группы и одна из лучших танцовщиц Сеула выступили так слаженно, что им тут же в мыслях приписали роман и скорую свадьбу. До тех пор, пока не увидели Рин в паре с Чонгуком.

Все стереотипы о застенчивости младшего макнэ моментально разрушились в головах поклонников этого красавца после того, как они заметили его бесстыдные прикосновения к обнажённой талии Рин в процессе танца. Даже на его лице они не смогли обнаружить ни тени скованности или обречённости в связи с тем, что ему приходится сейчас находиться в такой опасной близости с девушкой. Наоборот, он выглядел дерзко, нахально, и даже чуть самоуверенно. Посему им с Рин тут же были вменены страстные отношения, длящиеся как минимум года два. Но эти догадки исчезли ближе к финалу всего действа.

Когда на последнем уровне зажёгся свет, перед очевидцами предстал светловолосый Тэхён в белой свободной рубашке, чёрных кожаных штанах, чёрных туфлях и с розой в руке. Его лениво-сексуальный взгляд из-под полуопущенных ресниц по традиции заставил женскую часть присутствующих на концерте рыдать в экстазе. А потом — рыдать от зависти, потому как мгновением позже и роза, и этот взгляд, и эти страстные объятия и пикантные движения каким-то невообразимым чудом достались, как считали фанаты, счастливице Рин.

После случая на репетиции Тэ включил режим многозадачности, чтобы контролировать своё выступление, и проявить заботу о своей партнёрше. Ему совершенно чётко удалось сохранить девушку в целости во время их номера, и от начала и до конца остаться в образе рокового соблазнителя, от которого поклонницы обычно сходят с ума. Однако, кто из них двоих кого соблазнял — это был ещё вопрос. Фанаты серьёзно насторожились.

За интро последовало основное выступление команды с двумя песнями, не менее захватывающее. С церемонии ребята ушли с шестью наградами, одна из которых была главным призом премии.

Таким образом, бантаны с уверенностью могли подытожить, что планета ими, в принципе, уже захвачена. Можно переключаться на близлежащие ядра вселенной и другие галактики.

На этой же неделе состоялась ещё одна музыкальная церемония награждения, но уже в Токио, и оттуда бантаны привезли домой ещё четыре статуэтки, вкупе с самой основной.

Головокружительный успех Рин также принёс ей награду как «Лучшей исполнительнице хип-хопа и стрит-данса в Азии».

Когда со сцены донеслось её сценическое имя среди претендентов на награду в этой номинации, девушка изумлённо округлила глаза, а сидевший неподалёку Тэхён поперхнулся водой, которую пил.

Получать свою первую в жизни статуэтку Рин отправилась на руках Тэхёна и Чонгука в сопровождении остальных членов группы под безудержный рёв ликующей в зале толпы. Она не готовила благодарственную речь, потому что даже не помышляла что-то выиграть в этот день. Приближаясь к микрофону, девушка почувствовала панику и сумасшедший прилив адреналина одновременно, слова не шли на ум. Лиц людей в зале не было видно из-за прожекторов, слепящих глаза. От волнения у Рин начали подкашиваться ноги.

— Говори что думаешь, — шепнул ей на ухо Тэхён.

Она быстро повернулась к нему. Он стоял рядом с ней такой счастливый, такой спокойный, с такой обаятельной полуулыбкой на лице, что его безмятежное состояние постепенно передалось Рин, и это дало ей возможность достойно выдержать испытание под названием «боязнь публичных выступлений». Её речь была душевной, краткой, и немного ироничной. Публике победительница показалась очень милой, забавной, и искренней.

А Джину показалось, что в момент её речи он узнал что-то такое, чего знать особо не планировал: он заметил, как во время своего обращения к присутствующим в зале Рин бессознательно переплела свои пальцы с пальцами стоящего бок о бок с ней Ви, а тот этому обстоятельству абсолютно не возражал…

 

 

Глава 21.

Убей меня нежно, закрыв глаза своей рукой.

Всё равно я не буду сопротивляться и даже сбежать не смогу,

Ведь ты такая сладкая, слишком сладкая, словно мёд («Blood, Sweat & Tears»)

(playlist — BTS: Anpanman)

(playlist — Katie: Remember)

Поздним вечером после завершения церемонии награждения бантаны решили не оставаться на афтерпати, поскольку очень устали. Но устали не настолько, чтобы не отметить свой головокружительный успех в более уютном месте. Поэтому на половине пути после бурных дебатов их лимузин свернул не к отелю, а немного левее, к одному из не очень популярных, но, по слухам, известных своей приятной, спокойной атмосферой ночных клубов.

Рин ехала с ними, потому что молодые люди сами настояли на этом и клятвенно пообещали подбросить её домой. Она никогда не присутствовала на таком длительном мероприятии раньше, посему невероятно утомилась психологически, а ещё отсидела себе всю пятую точку вдоль и поперёк. Сейчас ей хотелось только одного: принять душ и завалиться спать. Размышляя об этом, девушка всё-таки мысленно поправила себя: не одного, а одного и второго — Тэхёна, принять душ и завалиться спать. Именно в таком порядке. Но увы и ах… Тэхёна ей желать было никак нельзя.

Рин тихонько сидела между Рэпмоном и Шугой, и с лёгкой улыбкой на губах, спрятанных под маской, поглядывала то на проносящийся за окном красочный ночной Токио, то на без умолку болтающих бантанов, которые обсуждали церемонию, выступления своих коллег, свои сегодняшние проколы и ошибки, и, конечно, очень много шутили и хохотали. Девушка наслаждалась их обществом, радуясь тому, что с ними она может чувствовать себя защищённо и комфортно, может не вникать в их беседу, и никто за это её не упрекнёт.

— Рин, поедешь с нами? — вдруг прервал её раздумья Намджун. — Это хороший клуб, ничего лишнего, обстановка располагает к отдыху. Можно потанцевать, можно выпить чего-нибудь не слишком крепкого. Можно даже поспать. Поедешь?

— Спасибо, Намджун, за предложение, но я, пожалуй, откажусь. Не хочется вас смущать своим апатичным видом, — мягко отказала ему Рин.

— Апатичным видом здесь всех смущаю только я. Туеву хучу лет. Все отлично натасканы, всем будет фиолетово, — внезапно отозвался Шуга, чем очень удивил остальных, ибо обычно он никогда не принимал участия в упрашиваниях кого бы там ни было о чём бы то ни было.

Рин и сама была обескуражена таким поворотом событий, потому как они с Юнги общались крайне мало и только по работе. Она должна была бы заподозрить неладное, но настолько забыла о своём внутреннем голосе, что восприняла этот жест сурового парня как высокую честь, которой удостаиваются только избранные. Короче говоря, ей это польстило, и Рин начала сдавать позиции.

— Это приглашение? — с иронией уточнила девушка.

— Это я так благодарен. За пяток лишних статуэток, — вполне дружелюбно улыбнувшись, намекнул Шуга, чем удивил всех ещё больше.

— Ууууу, Рин, тебе стоит согласиться, — объяснил ей Хоби. — Публичная благодарность Шуги — это такое же редкое событие, как какой-нибудь древний астероид, посетивший нашу галактику спустя 800 лет!

— Ещё один комплимент в мой палисадник, и всю выпивку сегодня будешь оплачивать из своего дырявого кармана, Хосок, — указал на него пальцем ухмыляющийся Юнги.

— Чёрта с два, в этот раз не прокатит, Юн, — скрестил руки на груди радостный Хоуп. — Я начеку.

— Рин классно играет в боулинг, чур, она в моей команде, — быстро застолбил её шустрый Чонгук, как бы давая ей понять, что она уже едет с ними и точка.

— Тогда, чур, она в моей команде в караоке! — успел заявить свои права на девушку не менее шустрый Чимин.

— Эй, полегче, — остановила их Рин. — Во-первых, я ещё не согласилась. А во-вторых, я же спать еду, а не веселиться, забыли?

— Так всё-таки едешь, — поймал её на слове Рэпмон. — Вот и славно! Это правильное решение. Неизвестно, когда в следующий раз мы будем в Токио.

— Точно, Джун, дело говоришь, — поддержал его Хоуп и заорал на весь салон автомобиля: — Бульторунэ!!!

Парни подхватили его клич дурными голосами, и Рин показалось, что дальше будет ещё хуже. Но менять решение было уже поздно, машина почти подъехала к месту дислокации.

Девушка безнадежно покачала головой, глядя на этих взрослых детей, и подумала, что, наверно, они — самое лучшее и светлое из того, что ей приходилось видеть в этом сложном и несправедливом мире.

Голова Рин на автомате поглядела в сторону тех, кого всё это время не было слышно.

Джин сидел, повернувшись к Тэхёну, и говорил тому что-то явно не из разряда весёлого. В тот момент, когда девушка взглянула на них, она увидела, как Джин что-то сказал Тэ и кивнул головой в её сторону. Тэхён быстро скользнул взглядом по Рин, потом снова посмотрел на Джина и отрицательно завертел головой. Брови Джина мгновенно расслабились.

В клубе действительно оказалось здорово. Уютная обстановка располагала к поглощению вкусной пищи и общению, и ребята этим воспользовались на полную катушку. Когда официанты принесли алкоголь, за столом стало заметно веселей. Рин удобно устроилась в кресле у стены, пожёвывала под маской жареные креветки, наблюдала за происходящим со снисходительной улыбкой и временами включалась в беспорядочную беседу.

— А давайте сыграем в правду или действие? — радостно предложил Чимин, уверенно приканчивая третий бокал пива.

— Давайте, — согласилось большинство, и Чимин тут же начал игру.

— Джин-хён, правда или действие?

— Правда, — прищурился Сокджин.

— Джин-хён, где лежат твои полароидные фотографии в стиле ню? — огорошил и вконец смутил Чимин своим вопросом бедного Сокджина, который, к слову, так и знал, что надо было выбирать действие.

— Айщщщ, макнэ, бесстыжие твои глаза! Зачем это тебе мои фото?? — попытался отшутиться Джин.

— Я — любопытный растущий организм, мне всё интересно! Я, может, мир познаю! — захохотал Чимин. — Так где?

— В п…, — начал было Юнги свой любимый ответ, подходящий огромному количеству вопросов, но Джин молниеносно его перебил.

— Спроси у Шуги, он тебе расскажет, как я выгляжу ню, — нашёлся Джин, косясь на смеющуюся в ладонь Рин.

— Бестолку спрашивать, — отозвался Шуга. — Я стараюсь отрубиться сразу же, как только он начинает расстёгивать первую пуговицу рубашки. Чтобы не умереть от кровоизлияния в глаза.

Рин, Чонгук и Хосок заржали в голос.

— Айщщщ! Ну всё, утром завтрак будет на шесть персон, остальные могут спать дальше, — обиделся Сокджин.

— Вообще, когда мы вместе принимали душ, я заметил, что у Джин-хёна широкие плечи, мощный пресс, и очень большой…., — не успел договорить не захотевший остаться без завтрака Юнги, но Джин снова его перебил.

— Шуга, майонез тебе в протез!!! Тут дамы! — показал хён глазами на льющую от смеха слёзы Рин.

— Пардоньте, забыл, исправлюсь, — усмехнулся Юнги.

— Так, моя очередь, — объявил всем Сокджин, и хитренько обратился к соседу по комнате. — Юн! Правда или действие?

— Скотина, — загоготал Шуга. — Действие. … Чёрт.

— Не спишь сегодня до шести утра, — победоносно заявил хён.

— Ты же понимаешь, что тебе потом капцы? — засмеялся Юнги.

— Ты же понимаешь, что тебе потом голодать? — подмигнул ему счастливый Джин.

— Дважды скотина, — усмехнулся Шуга и продолжил игру. — Рин, правда или действие?

— Вот это я попала, видимо, — откашлялась от смеха девушка, и ответила: — Действие.

— Выпить бокал пива, — улыбка Юнги стала шире.

— Бокал? Да меня от двух глотков развезёт так, что я буду с каждым столбом здороваться и желать ему хорошей ночи! — занервничала не на шутку Рин.

— Это правда, — подтвердил Чонгук. — Недавно в караоке она уже от нескольких глотков изменилась в лице. Я даже немного испугался.

— Пофиг. Ничего не знаю, выполняй, — продолжал ухмыляться непреклонный Шуга.

— А до номера ты меня понесёшь? — сделала последнюю попытку отвертеться Рин.

— Я что-нибудь придумаю, пей, — ответил весёлый Юнги.

— Не волнуйся, Рин, всё будет хорошо, мы тебя не бросим, — успокоил её Рэпмон, и ему это удалось, она ему доверяла.

— Ну ладно, сам напросился, — вздохнула Рин, и достаточно скоро выполнила задание.

Такое количество спиртного она давно уже не употребляла, поэтому в голову тут же ударило, и реакции тела чуть замедлились. Но Рин всё ещё могла себя контролировать.

— Правда или действие, Намджун? — спросила она лидера.

— Господи, а почему я-то? — со смешком спросил Рэпмон. — Правда, конечно.

— На каком языке тебе больше нравится ругаться? — задала свой вопрос Рин.

— Кстати, я тоже иногда размышляю, на каком языке вообще думает Мон, — присоединился к ней Чимин.

— Интересный вопрос.., — хмыкнул Джун. — В основном ругаюсь на родном. Но когда хочу, чтобы кто-то не понял, что я его матерю, — ругаюсь на английском особыми малоизвестными словами.

— Айщщщ, так вот, что это тогда было! — злобно поглядывая на Рэпмона произнёс озарённый истинным положением вещей Хосок. — Иуда! Ты же говорил, что это Шекспир!

— Я тогда действительно почти приблизился к оригиналу «Макбет», — захохотал Намджун. — Чонгук, правда или действие?

— Действие! Только чур не заставляй меня ни с кем целоваться, я тебя убью, хён, обещаю, — предупредил Чон.

— Блин, — заулыбался Намджун. — Ну тогда … тогда неделю идеально убираешь в своей комнате!

— Ты не сделаешь этого! — умоляюще проговорил Чонгук. — Ты же знаешь, я люблю мой хаос больше всего на свете!

— Неделю. Идеально, — чётко повторил счастливый Джун.

— Айщщщ, хён, я отомщу, — пообещал раздосадованный макнэ. — Тэ, правда или действие?

— Э… Что?…, — внезапно очнулся почти задремавший за столом Тэхён. — А, действие. … Или нет.

— Всё, всё, ты уже сказал, менять нельзя, — запротестовал Чонгук.

— Ну хорошо, хорошо, говори уже, — махнул рукой Тэхён.

— Чур сегодня ты тащишь Рин до её комнаты в отеле! — выпалил остроумный младшенький.

— Чегоооо? — сразу проснулся и протрезвел Тэ.

— Того! Это чтобы меня не запрягли, как самого сильного, — пояснил Чонгук и показал ему язык.

— Пускай Юнги несёт. Он споил — ему и разруливать, — с надеждой взглянул на отстранённого Шугу Тэхён.

— Я говорил, что придумаю что-нибудь, — припомнил свои слова Юнги. — О! Стоп! Придумал! Ты её понесёшь.

— Шуга.., — с мольбой во взгляде призвал его к адекватности Тэ.

— Игра есть игра, все на сто процентов выполняют свои задания, — твёрдо заявил Чон.

— Давай, давай. Отвезёшь, и приедешь обратно, ещё посидим. Тут ехать два шага, не упирайся, — вполне серьёзно, как показалось Тэхёну, подбодрил его Шуга. — Она вон уже дремлет как сурок, можно уносить.

— Да ладно вам, ребят. Тэ, я тебе помогу, — похлопал его по плечу Рэпмон. — Пойдём.

— Спасибо, Мон, — от всего сердца поблагодарил его Тэхён, они осторожно разбудили Рин, и, подхватив её под руки, пошли к машине.

Пока они втроём спускались к машине и ехали к отелю, Рин вполне себе растормошилась. Видя, что она в порядке, Намджун отправил Тэхёна проводить девушку до её номера, а сам решил зайти в свой номер, чтобы переодеть костюм, в котором было неудобно проводить время в клубе. Встретиться они с Тэ договорились в лимузине.

Рин в самом деле было хорошо. Очень хорошо. Алкоголь впитался в кровь, и девушка чувствовала себя невероятно свободно и раскрепощённо. Едва пошатывающейся ленивой обольстительной походкой она томно вышагивала в сторону лифта, цокая шпильками туфель по паркету коридора, помахивая небольшим клатчем в руке. Тэхён шёл немного позади, и поедал глазами стройную женскую фигуру в просвечивающемся чёрном облегающем платье, которая при каждом шаге соблазнительно покачивала бёдрами. Это было настолько завораживающим зрелищем, что Тэ не сразу услышал жалобный писк своего телефона, возвещающий о его разрядке. Рин тоже уловила странный звук и резко развернулась. Тэхён, который в этот момент доставал из кармана источник беспокойства и не смотрел куда идёт, с размаху налетел на девушку, но мгновенно среагировал, и с силой обхватил её за талию, прижав к себе. Чтобы не потерять равновесие, Рин тоже крепко обняла молодого человека за шею.

Они стояли в тишине несколько мгновений. Лица были настолько близко друг к другу, что казалось, они дышат одним и тем же воздушным потоком.

Тэхён боялся пошевелиться, чтобы не натворить глупостей, которые так и сновали неконтролируемыми толпами в его голове. Если бы Рин знала, что он готов был сделать с ней сейчас, она бы не вела себя так неосмотрительно.

— Тебе когда-нибудь говорили, что у тебя красивое лицо? — тихим с хрипотцой голосом произнесла девушка, глядя прямо Тэ в глаза.

— Постоянно говорят, — находясь на последней стадии самоконтроля, так же тихо ответил Тэхён.

«Я камень. Я просто полежу здесь. Что она, господибожемой, делает? Пытается меня соблазнить?», — мысленно сходил с ума Тэ.

Рин хмыкнула, чуть склонила голову влево и снова тихо спросила:

— О чём ты сейчас думаешь?

«Конечно о том, что если ты не прекратишь вот так ко мне подкатывать, я тебя возьму всеми известными мне способами прямо на этом чёртовом полу!!!», — подсказывало Тэхёну прямолинейный ответ на этот издевательский вопрос его воспалённое воображение. Но вслух он сказал совершенно не это:

— Думаю, что мой телефон вот-вот отдаст концы. И хорошо бы по пути к тебе в номер зайти в наш с Чоном номер, чтобы поставить его на зарядку.

Рин взглянула на него так пристально, что Тэхёну показалось, будто она сканирует его мозг на предмет очевидного вранья. Но тут ему пришлось стремительно прийти в себя, поскольку со словами «О, лифт приехал!» Рин мигом отпрянула от него, и всё той же походкой роковой женщины направилась к лифту.

«Серьёзно???», — возмущался в мыслях ошарашенный непредсказуемым поведением девушки Тэхён. Но делать было нечего, и он смиренно последовал за ней.

Пока они шли по этажу, где располагался номер Тэ и Чонгука, молодой человек практически смог восстановить силы для внутреннего сопротивления самому себе. Хотя, когда он открывал картой свою дверь, руки предательски подрагивали от того, что Рин неприлично тесно прислонилась грудью к его предплечью.

Он пропустил девушку вперёд, закрыл дверь, и двинулся к прикроватной тумбочке на поиски зарядного устройства.

— Миленько тут у вас, — услышал он её мягкий голос и повернулся: Рин неспеша прогуливалась по комнате, разглядывая обстановку.

— Спасибо, — недоверчиво произнёс Тэ, оглядывая их с Чонгуком вещи, беспорядочно валяющиеся по небольшому помещению, и неубранные в шкаф после приезда в отель сумки.

— Ого, какая большая, — уставилась на их с макнэ кровать девушка.

Тэхён прогнал подозрения по поводу её замечания, и пояснил:

— Нам с Гуком комфортно спать вместе, он мне как любимый младший брат. Хоть и жутко вредный. Но поскольку часто во сне он пинается ногами, а ноги у него очень сильные, я всегда прошу в отелях номер с большой кроватью, чтобы было куда от него отползать ночью в случае такого несанкционированного нападения. Эти синяки долго заживают.

— Бедняжка, — искренне посочувствовала ему Рин. — А это правда, что ты любишь спать рядом с кем-нибудь, обняв его руками и ногами?

— Правда, — немного напрягся Тэхён. — Многие так делают. Я не исключение. Люблю тепло.

— Наверно, это приятно, — мечтательно предположила она, глядя на молодого человека.

— Не знаю. Наверно. Гук не возражает. Потому что спит как убитый, — сделал вид, что не заметил скрытого смысла её слов Тэхён, и продолжил рыться в ящике, проклиная не вовремя пропавшую зарядку.

Рин понимающе хмыкнула, но издеваться над Тэ не прекратила. В данный момент она не особо осознавала, каково ему, и вовсю наслаждалась своим беззаботным, игривым настроением.

— У тебя здесь есть вода? Дико хочется пить, — через мгновение долетел до Тэхёна довольно эротичный с признаками грудного тона голос Рин.

Он резко обернулся на звук, и потерял дар речи, поскольку девушка задала этот вопрос, присев на край кровати, затем опустившись на неё спиной, и выгнувшись вперёд, чтобы потянуться. От взгляда на плавные изгибы её тела зрачки Тэ помутнели, а тело прошиб холодный пот. Чудесным образом удержав себя от стремительного прыжка на кровать с элементами насилия, Тэхён сильно зажмурил глаза, потом махнул головой, словно приходя в сознание, и спросил:

— Прости…. Что ты сказала?

— Я попросила воды, Тэ. Какой-то ты сегодня сам не свой, — совершенно непосредственно предположила Рин, и спокойно встала с кровати.

— Воды?… Да, воды. Сейчас. Минуту. Где-то здесь была, — торопливо стал рыться в своей командировочной сумке молодой человек. — Вот, держи.

Он подал ей бутылку.

— И, кажется, я нашёл зарядку. Бинго, — доставая провод из той же сумки, радостно объявил ей Тэ, но замер, когда поднял на девушку глаза.

Её чёрная маска куда-то делась. Край горлышка бутылки лежал на слегка припухшей нижней губе так, что часть воды тоненькой струйкой стекала по аккуратному подбородку и красивой длинной шее вниз в манящую ложбинку между двумя призывно выглядывающими из платья на четверть округлостями.

— Я… сейчас…, — судорожно сглотнул Тэхён, и помчался в ванную.

Из-под крана лилась холодная вода. Парень поймал в зеркале свой ошалелый взгляд. Он дышал так, будто пробежал километров пятнадцать. Он умылся уже несколько раз, но возбуждение никак не проходило. Впервые в жизни Тэхён находился в роли соблазнённого, а не соблазнителя. Впервые он не мог соображать, не мог совладать с эмоциями, не мог думать ни о чём другом, кроме этой женщины, которая сейчас находилась в полной досягаемости. Стоит только протянуть руку, и вот он — космос, и другая жизнь. Но… «Чёрт… Нельзя… Так нельзя, Тэ. Это неправильно. Это не она, это алкоголь. Она не хочет тебя… Если ты что-нибудь сделаешь, завтра она возненавидит тебя… Ты сам себя возненавидишь. Ты же не этого добиваешься?… Давай, чувак, просто выдохни и проводи её до номера. Ты можешь, Тэ… Проводи и беги не оборачиваясь», — говорил Тэхён своему отражению в зеркале. И это помогло. Но надолго ли — он не имел представления. Поэтому он решил действовать очень быстро.

На его счастье Рин безмятежно сидела на кровати в обыденной позе, когда он пулей вылетел из ванной комнаты.

— Божечки! — испуганно встрепенулась девушка, затем оглядела Тэхёна и удивлённо поинтересовалась: — Ты купался там что ли? Чего волосы и рубашка мокрые?

— Пойдём к тебе, — он схватил её за руку и потащил на выход.

Рин еле поспевала за ним.

— Эй, тебе не кажется, что это прозвучало как-то слишком неоднозначно? — возмутилась девушка, когда они уже неслись по коридору её этажа, и попыталась вырвать свою руку из его руки. — Пусти, я сама прекрасно могу идти!… Тэ, пусти, мне больно!

— Чёрт! — выругался Тэхён, остановился и отпустил Рин.

— Да что с тобой такое? — потребовала его объясниться взволнованная девушка.

— Что со мной такое? — страдальческим тоном воскликнул молодой человек, затем отвернулся, уперев левую руку в бок, а правой проведя по волосам в сторону затылка. — Ты правда не понимаешь?

— Разве я спрашивала бы, если бы понимала? Всё же было нормально! — искренне недоумевала Рин, отчего он так злится.

— Нормально?! — ошеломлённо переспросил Тэхён, потом подошёл к ней вплотную и негромким негодующим голосом произнёс:

— Тебе — нормально, Рин. Тебе нормально при наличии молодого человека весь вечер проверять меня на прочность. Сексуально двигаться. Сексуально говорить. Да даже, чёрт подери, сексуально пить воду! Рин, я не тронул тебя. Но я не железный. Поэтому, пожалуйста. Дай мне проводить тебя в номер и исчезнуть. Иначе я сам не знаю, что с тобой сделаю. … Пожалуйста.

Рин мгновенно протрезвела. Она стояла с широко открытыми глазами, оглушённая его признанием, и одновременно сгорала от стыда за своё непростительное легкомысленное поведение.

— Тэ… я…

— Умоляю, не надо, просто пойдём, — отрицательно закивал головой Тэхён, пресекая любые попытки ещё больше усложнить ситуацию.

— Да, идём, — тихо согласилась девушка, глядя в пол, и они молча быстрым шагом направились к её номеру.

 

 

Глава 22. 

Наверное, всё не случайно..
Просто так чувствую я..
И мир стал другим так внезапно..
Просто всё из-за тебя.. («Serendipity»)

(playlist — BTS: Sea)
(playlist — BTS: Go Go)

— Что ты там так долго? Всё в порядке? Я тебе дозвониться не смог. Вот, сидел выбирал твою фотографию поприличнее, хотел уже идти расклеивать по улицам объявления о твоей пропаже, — начал закипать Намджун. — Как вы мне дороги со своими мобильниками! Зачем они вам вообще, если вы трубки не берёте, когда нужны?

— Джун-хён, не начинай. Всё хорошо. Просто телефон сел, я оставил его в номере на зарядке, — бесцветно отозвался Тэ.

— Рин отвёл? — улавливая странное состояние друга, с тревогой спросил Рэпмон.

— Да, — коротко ответил Тэхён.

— А почему так долго? Я уж было подумал, что вы…, — не успел закончить свою мысль Джун, как Тэ внезапно жёстко прервал его:

— Я долго не мог найти шнур от телефона, вот и всё! Джун, хватит вопросов. Поехали уже.

— Ладно, ладно, — сдался Намджун, но спустя время, когда автомобиль тронулся с места, он снова заговорил, правда более спокойно:

— Хочешь совет?

— Нет, — отвернулся в окно Тэхён.

— Я так и знал. Но всё равно дам, — дружески улыбнулся хён.

— Я так и знал, — опустив голову, грустно усмехнулся макнэ.

— Тэ, помнишь, как ты впервые пришёл в агентство? — спросил Джун.

Молодой человек не оборачиваясь кивнул в ответ в знак согласия.

— Ты был такой…, — замолчал, пытаясь правильно подобрать слово, лидер, но Тэхён опередил его:

— Перепуганный насмерть? Жалкий?

— … живой, — закончил свою мысль Намджун, и Тэ удивлённо взглянул на него. — Ты был настоящим, Тэ. Я мог сходу по выражению твоего лица понять, что с тобой. О чём ты думаешь. Что тебя тревожит или радует. Ты не боялся показаться нелепым, не боялся заплакать, разозлиться, или рассмеяться.

Тэхёну отчего-то стало тяжело на душе. Будто он увидел этого юного мальчика, который сидел сейчас в самом тёмном уголке его сердца и печально смотрел на него своими невинными детскими глазами, будучи запертым там на долгие годы самим Тэ без права на свободу.

— Мы много пережили, многое узнали с тех пор, — продолжил рассуждать Намджун. — Мы, конечно же, изменились. Нам пришлось сделать это ради нашей мечты. Иногда мне кажется, что в каждом из нас поселилось несколько личностей. Мы примеряем их ежедневно по случаю. Бывает даже, не снимаем эти маски с раннего утра до того момента, пока не ляжем спать. Это несомненно один из тяжелейших путей, который мы выбрали, чтобы прожить свою жизнь.

Намджун умолк, и посмотрел на Тэхёна — убедиться, что тот внимательно слушает и понимает его. А потом снова заговорил:

— Знаешь, я стал замечать за собой… Как это страшно, когда начинаешь терять себя реального. Когда начинаешь забывать, какой ты на самом деле. Когда эти границы твоих личностей начинают стираться, и нет ни одного якоря, за который ты можешь ухватиться, чтобы остаться тем, кто ты есть изначально.

— Эта боль пожирает меня уже несколько лет, Джун. Мне очень хорошо знаком этот страх, — вдруг неожиданно пошёл на контакт Тэхён, и Джун мысленно испытал облегчение, достигнув своей цели, а именно — донести до друга суть своих слов.

— Тэ, я хочу сказать… Я понимаю, ты сомневаешься. Даже понимаю, почему. И возможно даже согласен с тобой и с теми, кто, может быть, что-то говорил тебе по этому поводу. Предостерегал. Но чёрт возьми… Я давно не видел тебя таким… Я постоянно общаюсь с Ви, я даю интервью рядом с Ви, выступаю с Ви, снимаюсь в видео с Ви… Я ем с Ви, желаю ему доброго утра и спокойной ночи… И… Я сейчас, наверно, скажу тебе странную вещь… Это началось несколько месяцев назад. Я вдруг заметил, что вижу перед собой Тэхёна. Того, настоящего. Который может искренне рассмеяться, или в гневе разбить пополам кофейный столик Ши Хёка. С того момента я вижу его всё чаще. Знаешь, когда он появляется?

Тэхён подозревал, но хотел услышать это, чтобы его подозрения обрели под ногами почву и пустили корни уверенности в его измученную сомнениями душу.

— Он появляется, когда она рядом. Когда ты думаешь о ней. Говоришь о ней. Этого только слепой не заметит, — снова тепло улыбнулся ему Намджун.

— Мы слишком разные. И есть очень много «но», — не стал отпираться и признался в своих метаниях Тэхён.

— Во времена нашего дебюта тоже было много «но», которые казались нам просто непреодолимыми, недостижимыми. Помнишь? Где они сейчас, эти «но», и где мы? — подмигнул ему Намджун, и, похлопав Тэхёна по коленке, стал выбираться из только что припарковавшегося возле ночного клуба лимузина.

Было около трёх часов ночи, когда вдоволь нагулявшаяся компания симпатичных молодых горячих корейских парней громко ввалилась в отель.

— Блин, Чимин, ты меня задушишь! За плечи хватайся, а не за шею! Эй, кто ему вообще разрешил покупать соджу?! — возмущался Чонгук, волоча на своей спине полуспящего любителя хорошо погудеть.

— Лучше спроси, кто его научил строить глазки баристе любого пола, чтобы соджу был за счёт заведения! — осуждающе покосился Рэпмон на Сокджина.

— Джин-хён, ну ё-моё! — сокрушался младший макнэ. — Вот возьми его сам, и неси!

— Не разговаривай так со мной, Чонгук-щи! Я тебя в школу каждое утро возил, пирожки с рисом покупал, альпака ты неблагодарная! — изображал Джин надгробные рыдания на плече Юнги, пока тот не пнул хёна от себя куда подальше.

— Ну начинаааается, — закатил глаза к потолку Хоуп.

— Ты мне эту школу до смерти теперь припоминать будешь? — хохотнул Чонгук. — Я-то думал, ты меня любил, из добрых побуждений со мной возился..

— Почему любил? Я и сейчас люблю, — приложив ладони к сердцу наигранно признался ему в своих чувствах Сокджин. — Но тот период жизни — это единственный способ давить на твою жалость. Поэтому да, припоминать буду до последнего твоего вздоха, малыш Гуки.

— Какой ты опасный человек, Джин-хён, — рассмеялся макнэ.

— И весьма коварный (с), — добавил Джин, задвигав бровями вверх-вниз.

— Так, на нас уже люди недобро посматривают, — попробовал утихомирить друзей Намджун. — Давайте вести себя прилично.

Стоило ему произнести эти «волшебные» слова, как Чимин внезапно очнулся на спине Чонгука, поднял одну руку вверх и запел гимн Южной Кореи.

Хосок с испугу отскочил в сторону, и врезался лбом в колонну, а Джун от волнения стал кланяться японским служащим отеля, вежливо выкрикивая «Оясуминасай!» (с яп. «Доброй ночи»). Те с таким же испугом кланялись ему в ответ и странно переглядывались между собой.

— Улыбаемся и машем (с), — сквозь натянутую улыбку предложил всем Тэхён, и их «цирк шапито» с перекошенно-улыбающимися лицами вскоре исчез за дверями лифта под звуки нестройного корейского гимна, оставив обслуживающий персонал отеля в полном, незабываемом замешательстве.

— Блин, я кажется потянул связку на лодыжке, — пожаловался в лифте Чонгук, скривив лицо от возникшего в результате травмы дискомфорта. — Юнги-хён, забирай Чимина, я больше не могу его нести.

Сказав это, Гук сходу скинул на Шугу свою тяжёлую ношу, и принялся рукой растирать ноющую ногу.

— Ой, как мяяягенько, — устраиваясь щекой на плече обалдевшего от всего происходящего Шуги пробормотал дремлющий стоя Чим. — Юнги, ты самый лучший хён. И так вкусно пахнешь… земляничкой…

— Юн? Ты краснеешь?? — уставился под всеобщий хохот на сурового рэпера Намджун.

— Я… не…, — опешил Юнги, пытаясь очень бережно отодвинуть Чимина от себя к близлежащей стене. — Мать твою, Чим, какого хрена ты мелешь?

— Меня он бы уже хуком справа уложил за такое, — давился от смеха Тэхён.

— У Чимин-щи иммунитет что ли? — подозрительно посмотрел на растерянного Шугу Хосок.

— Ты что, лобстеров переел? — старался соответствовать своему образу плохого мальчика Юнги.

— Чим явно знает что-то о Шуге-хёне, чего не знаем мы, — сделал логический вывод Чонгук. — Завтра я буду пытать Чимин-щи народными песнопениями индейцев из Калькутты, пока не расколется.

— Попробуй, — угрожающе зыркнул на него Юнги.

— Вот мы и нашли твоё слабое место, Юнги-хён, — подмигнул ему Тэ.

— Щас я твоё слабое место найду. И оторву, — как-то не по-доброму улыбнулся Тэхёну Шуга, и тому стало уже не смешно.

Лифт остановился, ребята высыпали наружу. Чимин едва держался на своих двоих, поэтому Юнги всё-таки пришлось подхватить его под руку.

— Ну, Юнги, дружище, номер Чимина воооооон там, в конце этого коридора, длинною в мою жизнь. Удачи тебе, — насмешливо похлопал Джин своего соседа по плечу. — Если ты не придёшь ночевать, я пойму.

Юнги одарил радостного Сокджина убийственным взглядом, и медленно поплёлся с ношей Чонгука на другой конец этажа. Все стали разбредаться по номерам. Рэпмон внезапно вспомнил об одном деле, и решил догнать Шугу, чтобы попросить его об одолжении:

— Юн, постой!

— Ну наконец-то хоть у кого-то совесть проснулась, — пробурчал под нос Юнги. — Чего тебе?

— Тебе всё равно будет по пути. Зайдёшь, проверишь на обратном пути, как там Рин? — попросил его Намджун.

— Что??? — Юн остановился как вкопанный. — Я?? К ней?? Ещё чего. Я не пойду. Сам иди.

— Мне нельзя, у меня девушка имеется, ты же знаешь, — окинув взглядом пространство вокруг, а потом посмотрев на вроде бы спящего Чимина, шёпотом напомнил ему Джун. — У меня есть запасной ключ, тебе просто нужно открыть дверь и глянуть, всё ли с ней в порядке.

— А у меня инстинкты есть и я под градусом, и мне неожиданно может стать всё равно, Рин это или тётя Хая из Шанхая, — открестился от этой миссии Шуга. — Тэ попроси, он знает, где номер, и знает, с какой скоростью надо бежать, если она вдруг проснётся.

— Возможно ты и прав, — на миг задумался Рэпмон. — Тэхён!

В это время Тэ с Чонгуком направлялись к себе, но им пришлось прервать свой путь из-за подбежавшего к ним Джун-хёна.

— Тэ, вот тебе ключ от номера Рин, сходи, пожалуйста, проверь, как она там, — быстро сунул тому в руку карту от номера Намджун.

— Почему я? Я уже её отвёл. Сам сходи и проверь, — сунул обратно карту в руку хёна Тэ.

— А вдруг она увидит меня и испугается? Вы с ней ближе дружите, тебе будет проще. Просто сходи и глянь, — он опять отдал Тэхёну карту.

— Пусть Хосок сходит, они с ним тоже замечательно общаются, — снова вернул тому карту Тэхён.

Чонгук следил глазами за картой как за мячиком на теннисном корте, потом вдруг выхватил её из рук Джуна:

— Я схожу, — сказал он, и чрезвычайно мечтательно улыбнулся себе под нос.

Рэпмон и Тэ разом повернули к нему головы с удивлённым выражением лица. Тэхён нервно выхватил у макнэ ключ и бесцеремонно заявил:

— Спать иди. Уже поздно. Сам схожу.

И ушёл в лифт, оставив довольного Намджуна, и Чонгука, округлившего глаза, наедине со своими мыслями.

 

 

Глава 23. 

Ты не сможешь жить без меня,
и в глубине души ты прекрасно все понимаешь.
Я овладел твоим сознанием,
ты полностью под моим контролем. («Pied Piper»)

(playlist — BTS: Hold Me Tight)

Тэхён стоял перед её дверью и чувствовал, как с ног на голову переворачивается его мир. Это единственная дверь, за которой его ожидало то, что невозможно было предугадать. Это единственная дверь, которую он каждый раз боялся открыть, но в которую вместе с этим до смерти желал войти. Это единственная дверь, за которой ему хотелось остаться хотя бы на несколько часов. Хотя бы до первых лучей утренней зари.

Он осторожно приложил пластиковую ключ-карту к считывателю замка. Замок щёлкнул. Дверь приоткрылась, словно приглашая молодого человека внутрь. Он тихо шагнул в безмятежный слабый полумрак номера. Дверь еле слышно закрылась.

Чтобы выполнить просьбу Джуна, Тэхёну пришлось разуться. Неподалёку от своей обуви он заметил наскоро сброшенные девушкой чёрные туфли на высоком каблуке, в которых Рин была вечером. Тэ улыбнулся, когда представил, как небрежно она скинула их здесь, и лениво поплелась к кровати.

Он сделал ещё несколько шагов вглубь помещения. Остановился.

На прикроватной тумбочке тускло горел ночник. Она сладко спала, повернувшись на бок и обняв подушку. Такая умиротворённая, милая, беззащитная. Длинные волосы с рубиновым отливом каскадом рассыпались по белоснежной поверхности наволочки.

Чёрное платье, доставившее сегодня Тэхёну немало переживаний и неудобств, было наспех брошено на край кровати. Он наклонился, аккуратно ухватил рукой мягкую ткань, поднёс её к лицу, прикрыл глаза, и втянул ноздрями знакомый терпкий пряный запах. Её запах, который заполнил его лёгкие до самых краёв так, что он ненадолго ощутил приятное лёгкое головокружение.

Надо было уходить.

Тэ медленно вернул платье Рин на прежнее место. Ещё раз взглянул на неё лицо, стараясь запомнить наизусть контуры опущенных век, линию изящного носа и очертания чувственных, и наверняка невероятно тёплых губ..

Он не сразу заметил, что его пульс участился. А когда заметил, понял, что не может больше здесь оставаться.

Бесшумно обогнув кровать, Тэхён подошёл к ночнику, и потянулся к нему, чтобы выключить. Рин зашевелилась и приоткрыла сонные глаза.

Это было самое прекрасное зрелище, которое Тэ когда-либо доводилось видеть. Никогда в жизни он не испытывал такого прилива нежности, как сейчас. «Было бы здорово наблюдать это чудо каждое утро», — молнией мелькнуло в его голове.

Он ожидал, что сейчас девушка в испуге вскочит с кровати, или что её хватит инфаркт при виде него ночью в своей комнате, но к удивлению молодого человека Рин не издала ни звука. Даже бровью не повела.

— Прости, не хотел тебя будить, — очень тихим голосом виновато произнёс Тэхён. — Ребята попросили проверить, всё ли у тебя хорошо. Я уже ухожу. Спи.

Он выключил ночник, и уже развернулся в сторону двери, как вдруг услышал за спиной её до умопомрачения будоражащий сознание негромкий хрипловатый спросонья голос:

— Тэхён?..

— М?.., — обернулся к ней Тэ, сердце которого чуть не выскочило из груди, когда она так интимно произнесла его имя.

— Можно тебя попросить? — тихо произнесла Рин.

— Конечно, — с готовностью отозвался Тэхён, и, вернувшись, встал у тумбочки: он был рад искупить свою вину за то, что вот так прервал её сон. — Говори.

Какое-то время Рин безмолвно смотрела в его глаза. Тэ напрягся, почувствовав, что в ней сейчас происходит неслабая психологическая борьба. Ему стало не по себе.

Девушка похлопала по простыне рядом с собой, как бы призывая его сесть. Тэхён не был уверен, что понял всё правильно, и взволнованно переспросил:

— Мне сесть?

Она согласно кивнула. Тэ в замешательстве присел на самый край кровати возле девушки.

— Прежде, чем ты уйдёшь……. можешь……….. поцеловать меня? — переходя на шёпот, вдруг попросила Рин.

Тэхён устремил на неё потрясённый взгляд, пытаясь разобраться, что она имеет в виду. Потому что скорее всего, как он предполагал, под поцелуем они подразумевали сейчас абсолютно полярные вещи. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы выстроить в голове более-менее подходящую по ситуации логическую цепочку, после чего он неуверенно наклонился к её лицу, погладил её по волосам, и поцеловал. Нежно. В лоб.

— Хороших снов, — шёпотом произнёс он, и собрался встать.

— Тэ?…, — снова позвала его Рин.

На этот раз в её голосе ему послышалось… разочарование?

— Да? — он посмотрел на девушку непонимающим взглядом, полным смятения.

— Не так…, — тихо сказала Рин и опустила глаза.

— Не так?…, — нерешительно переспросил Тэ, почуяв неладное.

— Поцелуй меня….. как тогда….. в общаге…, — тихо уточнила Рин, и, наконец, взглянула на него.

— Не могу, — шёпотом неожиданно ответил отказом на её просьбу Тэхён.

В сумраке комнаты Тэ не увидел, как Рин покраснела от смущения и нервно сцепила пальцы рук.

— Ты….. не хочешь?…, — попыталась объяснить его отказ почувствовавшая себя раздавленной девушка.

— Очень хочу, — вопреки её догадкам внезапно признался Тэхён, и она недоумённо посмотрела на него.

— Тогда,… почему нет? — с замиранием сердца спросила Рин.

— Потому что… если я поцелую тебя, как тогда, ты уже не сможешь меня остановить, — тихо завораживающим низким голосом произнёс Тэхён.

— Я не буду… останавливать, — прошептала Рин.

— Будешь…, — с сожалением шепнул ей Тэ.

Рин замолчала. Тэхён бросил мрачный взгляд в окно. Через мгновение он заметил, как она потянулась к тумбочке, взяла свой телефон. Нажала несколько раз на экран, потом повернула экран к его лицу. Тэ увидел, что она включила диктофон, и вопросительно посмотрел на неё. Рин положила телефон обратно на тумбочку, и заговорила:

— Я, Рин…, обещаю…: если ты, Тэхён, поцелуешь меня… так…, как тебе этого хочется…, я не буду сопротивляться…

Постепенно её голос становился всё более глубоким и возбуждающим. Глаза Тэхёна с каждой секундой заволакивало опасным туманом нарастающего желания, он опустил взгляд на соблазнительные губы Рин и следил за каждым их дразнящим движением.

— Если захочешь… пойти дальше…, я не буду … тебя… останавливать…, — закончила свою «клятву» Рин, и глядела на Тэхёна в ожидании его следующего шага.

— Иди ко мне, — протянул ей руку отключивший все свои тормоза Тэхён.

Рин подала ему свою ладонь. Он потянул девушку на себя, она села к нему на колени лицом к лицу, обхватив стройными ногами его бёдра, и Тэ поцеловал её, как она просила. Властно. Жадно. Неистово. Ненасытно. И она ответила ему с той же пылкостью, запустив пальцы в его волосы и с силой притягивая его к себе.

Источающие жар руки Тэ исступлённо скользили по её спине. В какой-то момент он вплотную прижал Рин к своему телу, словно боясь, что она может исчезнуть.

Когда воздуха стало не хватать, молодые люди немного отстранились друг от друга, не разрывая объятий. Оба тяжело дышали.

— Теперь.. так? — спросил Тэхён шёпотом, сводящим Рин с ума.

— Да, Тэ, — прошептала девушка, сгорая от желания.

Тэхён резко повалил её на кровать, так, что Рин оказалась снизу.

— Не будешь останавливать? — в последний раз задал вопрос возбуждённый до предела Тэхён.

— Не буду,… оппа, — хрипло ответила Рин.

В глазах Тэхёна вспыхнул бешеный огонь, и вскоре пижама Рин окончательно и бесповоротно была отправлена на пол.

 

 

Глава 24. 

Доверься мне, обними меня ещё раз.
Прижми к себе, чтоб я почувствовал тебя —
Без тебя мне не сделать ни вдоха, без тебя я никто.
Открой моё наглухо запертое сердце, смягчи его,
Прижми к себе, чтоб я почувствовал тебя («Hold Me Tight»)

(playlist — BTS: Just one day)

Её разбудило пение цикад за окном.

Звучало это намного романтичнее, чем было на самом деле. Дело в том, что если одна такая милая птичка оказывалась на дереве у окна и затягивала свою песню в брачный период — жизнь становилась просто невыносимой, поскольку это животное размером с мизинец орало как аудиосистема заниженной приоры с распахнутыми дверями.

Рин недовольно сморщила лоб, потянулась ладонью к лицу и потёрла заспанные глаза. Видимость стала немного лучше, и она заметила, как сквозь тяжёлые тёмные шторы номера пробиваются первые несмелые лучи утреннего солнца. День обещал быть прекрасным.

Девушка пошевелила ногой, и вдруг с ужасом обнаружила, что, во-первых, мышцы внутренней стороны её бёдер болят так, будто она вчера половину дня просидела в спортзале верхом на соответствующем тренажёре, а во-вторых, что … она в своей кровати не одна!

Чья-то сильная рука обнимала её за талию, а между ног покоилась вполне себе такая мужественная мужская нога, покрытая небольшой мягкой растительностью. Всё остальное инородное мужское тело теснейшим образом прижималось к ней сзади, и, судя по определённым ощущениям девушки, оно было полностью обнажённым. Как и она сама.

Рин сильно-сильно зажмурила глаза, чтобы вспомнить, как такое могло случиться. И память, как та самая хрестоматийная лучшая подруга, которая на вечеринке всегда бывает трезвой и помнит о тебе, пьяной, всё до мелочей, незамедлительно подкинула ей несколько мучительно откровенных ночных сцен, от которых хотелось просто провалиться сквозь землю.

В отличие от тела, которому было невероятно комфортно в тёплых объятиях мирно спящего Тэхёна, мозг Рин судорожно искал любые возможные пути к отступлению, исчезновению или скорейшему самоубийству. Поэтому первое, чем она занялась, — это попытки осторожно выползти из-под одеяла, не разбудив предмет своего безумия. Надо сказать, что первая же её попытка оказалась фатально провальной.

— Привет, — хрипло произнёс Тэ и по-хозяйски подвинул рискнувшую уползти чуть в сторону от него девушку обратно поближе к себе. — Куда-то собралась?

— Нет…, — не очень убедительно ответила раздосадованная своей неудачей Рин. — Просто.. нога затекла.., я хотела перевернуться.

— Врёшь, — улыбнувшись, тихо произнёс за её спиной Тэ.

— Вру, — призналась девушка, и обреченно вздохнула. — Хотела подло сбежать. Предварительно отравив тебя пироженкой, чтобы ты никому ничего не успел растрепать.

— Зачем хотела сбежать? — тихо спросил Тэхён, и нежно потёрся кончиком носа об изгиб её шеи под ухом. — Тебе со мной так неуютно?

— Ну, например, потому что мне стыдно, — откровенно ответила Рин, всё ещё лёжа к нему спиной.

— За что именно? — издевательски приподняв бровь, спросил Тэ.

— Много за что, — уже тише пробормотала Рин.

— За это? — закусив нижнюю губу, Тэхён неспеша стал двигать свою руку от её талии вверх.

Рин напряглась, дыхание предательски сбилось и участилось.

— Или за это? — слегка прикусил он её красивое плечо.

— Изверг.., — прошептала начинающая терять связь с реальным миром Рин.

— А, наверно за это.., — медленно повернул девушку лицом к себе Тэхён, и, максимально нежно коснувшись губ Рин, одарил её безумно сладким, бесконечно долгим, глубоким поцелуем.

Когда они, наконец, оторвались друг от друга, Рин перевела дыхание, посмотрела в его мутные от страсти глаза, и проговорила вполголоса:

— Знаешь… Вот этот Тэхён мне нравится больше всех. Пожалуй, я назову его «Утренний Тэ».

— Ночью ты меня совсем не так называла, — усмехнулся счастливый Тэ, увидев, как молодая женщина смущается и покрывается неестественным для своего возраста и опыта румянцем.

— Ночью я наполовину спала, — отмахнулась от него Рин.

— Да? Кхм… Страшно представить, что ж ты тогда делаешь, когда вся не спишь? — с улыбкой намекнул он на её огромный скрытый эротический потенциал.

— Так, кончай меня ставить в неловкое положение, — серьёзно предупредила его девушка, и, увидев, как озарилось его лицо и как он уже раскрыл рот, чтобы отлично съязвить по этому поводу, она добавила: — Не вздумай, Тэхён!

Тэ звонко рассмеялся, потом наклонился к ней и тихо попросил:

— Скажи моё имя ещё раз.

— Зачем? — улыбнулась Рин.

— Скажи, — настойчивее попросил Тэ, мимолётно прикоснувшись губами к её виску.

— Тэхён, — приглушённо произнесла Рин.

— Ещё, — шёпотом попросил он снова, и дотронулся своими губами до уголка её губ.

— Тэхён, — прошептала вконец заласканная девушка.

— Ещё, ещё, ещё, — улыбаясь, осыпал её шею короткими лёгкими поцелуями Тэ.

— Смерти моей хочешь? — запрокинув голову, хохотнула Рин. — Перестань.

— Я уже говорил тебе, как долго мечтал о таком вот начале дня? — навис над ней молодой человек. — Проснуться рядом с такой девушкой как ты, увидеть, как светятся её глаза, как она искренне улыбается, встретить с ней рассвет, никуда не спешить…… ГОСПОДИБОЖЕ, СОВСЕМ ЗАБЫЛ!!!! НАМ ЖЕ В АЭРОПОРТ!!!

Тэхён одним прыжком слетел с кровати, приземлился на ноги и стал лихорадочно собирать свою раскиданную по всей комнате одежду.

— Омайгад, как теперь это развидеть? — пробормотала шокированная произошедшим Рин, и быстро отвернулась, не в силах больше наблюдать за бесстыдно снующим по помещению в чём мать родила Тэ.

Она натянула на себя одеяло, сползла с кровати, обернулась в него поплотнее, и тоже занялась поисками своих вещей, стараясь как можно меньше поглядывать на красавчика, успевшего уже натянуть на себя боксеры и джинсы.

— Тэ? — через некоторое время позвала она.

— М? — отозвался Тэхён.

— Ты не видел мою маску? — спросила его обеспокоенная пропажей Рин.

— Эм… Нет. В последний раз я её видел на тебе, когда ты… О, ЧЁРТ!!! — глаза Тэхёна стремительно расширились.

— Что? Где?? — перепугалась девушка.

— Так. Стой здесь. Я сейчас, — быстро натянул на себя рубашку Тэ, и сломя голову бросился из номера.

— Господи, хоть бы он спал…, — бормотал себе под нос Тэ, пока как можно аккуратнее открывал дверь своего номера.

Ему повезло, Чонгук ещё посапывал, закрутившись в одеяле как в коконе. Тэхён на-цыпочках шёл по мягкому ковру, и искал глазами по комнате знакомый чёрный кусок ткани. Буквально спустя пару минут удача улыбнулась ему, и он, схватив с пола трофей, так же неслышно покинул помещение.

Как только дверь за ним закрылась, Чонгук распахнул свои огромные глаза, испуганно выглядывающие из-под одеяла, и решал, что ему теперь со всем этим делать.

 

 

Глава 25. 

Все это не случайно,
Потому что мы оба нашли свою судьбу — ДНК («DNA»)

(playlist — BTS: Run)

Бантаны вернулись домой практически героями. Популярность Рин возросла в разы, о чём кричали заголовки статей, заметок в интернете, а также посты в различных социальных сетях. Она ещё никогда не видела себя на фото в таком количестве: а главное — ей это нравилось. Нравилось, что она стала для многих примером подражания, сподвигла тысячи подростков заниматься спортом, танцами и вообще вести здоровый образ жизни. И, конечно, девушка была польщена огромным количеством предложений поработать со многими именитыми звёздами, которые Ши Хёк внимательно изучал, чтобы выбрать лучшие.

Начиная с полёта в самолёте и заканчивая первым днём в Сеуле Рин и Ви вели себя обычно, не вызывая никаких подозрений у мемберов. Общались мало, дружески, не искали возможности лишних контактов друг с другом. Словом, будто ничего и не было. Бедный Чонгук, поглядывая на них исподлобья, уже начал сомневаться в своих подозрениях, и в своём психическом здоровье.

Только вечером того же дня Мей заподозрила Рин в появлении у той поклонника, когда девушка лежала в кровати с телефоном, и вдруг ни с того, ни с чего прикрыла рот рукой, стала пунцовой и приглушённо засмеялась, свалившись на бок. Мей знала, в каких случаях появляется такая интересная реакция, и мысленно порадовалась за подругу, поскольку та расцвела на глазах после поездки в Токио. Оставался лишь один вопрос: кто из семерых?

Утром второго дня после возвращения из Японии Шуга восстанавливал свой привычный сеульский ритм жизни, с огромным трудом заставив себя принять душ до полудня. В душевой кабине лился приятный кипяток, Юнги напевал на ходу сочинённую мелодию, которую потом планировал записать как набросок для будущего хита. Но забыл её тут же, как только услышал в своей ванной комнате истошные возгласы:

— Шуга-хён! Я больше не могу! Мне нужно с тобой поговорить, срочно!!!

— Альтерацию тебе в доминантсептаккорд! Чонгук?????!!!! — послышался изумлённейший визг Юнги из кабины под грохот падающих шампуней и лосьонов.

Двери душевой кабины разлетелись в стороны, за ними под мощными струями воды стоял голый хён, удивлённо открыв рот и взирая на макнэ.

— Пресвятые ананасики…, — осипшим от испуга голосом произнёс Гук и тут же шлёпнулся в обморок.

— Да ладно!.. Ну, зашибись вообще…, — схватился за голову Юн, в шоковом состоянии глядя на лежащего на полу без сознания младшенького.

Спустя пятнадцать минут Чон приоткрыл глаза, и увидел над собой уже одетого, но раздражённого Шугу.

— Сколько пальцев видишь? — спрашивал хён, показывая тому средние пальцы обеими руками.

— Я в порядке, — оттолкнул Чонгук его руки от лица и приподнялся на локтях на диване.

— Ключ отдавай, — строго приказал грозный Юнги.

Чонгук виновато вытащил из кармана ключ-карту от комнаты рэпера и протянул её хозяину. Тот молча сунул карту в задний карман джинсов.

— Откуда взял? — скрестив руки на груди жёстко спросил Юн.

— Не скажу, — ответил вредный макнэ.

— Передай Тэхёну, что ему п…, — не успел договорить Шуга, как Чон внезапно воскликнул:

— Шуга-хён! Тэ и Рин…. они это… ну… как бы… они… вобщем… ты понял.

У Юнги задёргался глаз. Он нахмурил брови, и громко выпалил:

— Ты сам понял, что сказал?! Не мямли! Чо ты мямлишь? Что они? Поругались?

— Нет! — яростно завертел головой Чонгук.

— Поженились? — снова спросил Шуга.

— Нет! — как заведённый повторял макнэ.

— Записались на кружок бисероплетения? — издевательски нагнетал Юнги.

— Айщщ! Да нет же, хён! — разозлился Чонгук. — Ну блин! Ну то самое!

— Целовались?!! — еле сдерживаясь, чтобы не заржать, прогремел Юнги.

— Нееет, — покраснел Чон.

— Нееет? — с любопытством ехидненько протянул хён. — Ну скажи нормально уже, чего ты как подросток заикаешься!?

— Я до конца не уверен, но… короче чпок-чпок, понял? — взглядом умоляя больше его не пытать, выдавил из себя Чонгук.

— Понял. Только не понял, тебе откуда это известно. И почему не до конца уверен, — улыбаясь, прищурился Юнги.

— Помнишь, в отеле в Токио? После ночного клуба? Когда Тэ пошёл проверить, всё ли в порядке у Рин? — с тревогой в голосе спросил Чон.

— Ну, помню, — продолжал улыбаться Шуга.

— Он тогда не вернулся ночевать! — сообщил хёну макнэ.

— Возможно он ночевал у кого-то из хёнов? — предположил Шуга, наслаждаясь видом смущённого младшенького.

— Я когда ложился спать, случайно нашёл в нашей комнате её чёрную маску! — заявил Чонгук.

— Может, это была не её маска, — спокойно сказал Юн.

— Её! С нами больше никого в масках не было, — уверенно отчеканил Гук.

— Ну допустим. Может она просто заходила к Тэ по какому-нибудь вопросу. Так с чего ты решил, что у них был секс? — спросил Юнги, в душе ухахатываясь с того, как трогательно выглядит сейчас стыдливый Чонгук.

— Я… я… часа три не мог заснуть… Потому что… сверху… там, где был номер Рин… это… вобщем… звуки… ну… как это там…, — снова потерялся красный как помидор Чонгук.

— Стоны, — дружелюбно подсказал ему добрый Шуга, про себя удивившись по поводу трёх часов.

— Эм…, да.., стоны, — закивал головой Чонгук, страдальчески глядя в пространство перед собой, будто вспоминая ту бессонную ночь.

— Скрип кровати, — снова помог ему найти нужные слова Юнги.

— Э…, ага, кровати, — тише повторил макнэ.

— А ну, пойдём-ка со мной, — с хитрой ухмылкой на лице позвал Чонгука хён.

Спустя ещё минут пять самый молодой мембер группы сидел за ноутбуком Юнги в наушниках, до полусмерти вжавшись в стул и вцепившись пальцами в его подлокотники. Его глаза были широко раскрыты, брови приподняты, на лице читалась высшая степень потрясения. Шуга стоял позади, и тихонько посмеивался над ним в ладонь.

Примерно через три минуты Юнги выключил видео, Чонгук трясущимися руками снял наушники, и едва сдерживающий улыбку хён задал ему вопрос:

— Такие звуки слышал?

— Угу, — закивал мгновенно повзрослевший за эти три минуты Чонгук.

— Ладно. Иди к себе. Пока никому не рассказывай. Вдруг ты ошибаешься, — дал ему указания Шуга, и протянул журнал, припечатав его прямо в районе паха Чонгука.

— Угу, — произнёс макнэ, послушно прижимая к себе журнал, и так в отрешённом молчании вышел из комнаты.

Дверь за ним захлопнулась, и Юнги, наконец, дал волю слезам, от души заливаясь смехом.

Позже, в обеденный перерыв в столовой агентства Рин сидела за столом с кружкой кофе, листая ленту новостей в своём телефоне. И всё бы хорошо, но вот уже несколько минут её очень напрягал Шуга, который якобы пришёл перекусить, но на деле вёл себя очень странно.

Он садился рядом на стул, смотрел на Рин некоторое время, потом вставал и шёл к холодильнику. Затем снова подходил к столу, облокачивался на него, вновь не произнося ни единого слова смотрел на девушку, и опять уходил бродить по столовой. Терпение Рин быстро лопнуло:

— Юнги? — позвала она молодого человека, который о чём-то размышлял, сидя на диване.

— Что? — задумчиво откликнулся Шуга.

— Хочешь что-то сказать — скажи. Мне кофе в горло не лезет, когда ты вокруг меня восьмёрки наворачиваешь, — улыбнулась девушка.

— Отлично, — как будто давно ждал этого приглашения к диалогу, сказал Юнги, встал с дивана и сел за стол рядом с Рин.

— Ты меня пугаешь, — призналась она, покосившись на него.

— Это хорошо. Я ещё и чертовски прямолинейный, — без тени улыбки сказал Шуга. — Тэхён предохранялся в Токио?

Рин потеряла дар речи, и ошарашенно уставилась на молодого человека, едва не уронив телефон на стол.

— Нифига себе прямолинейный, — откашлявшись, проговорила Рин. — Ещё и жутко нетактичный.

— Ну уж извините, не без греха. Так как? — повторил вопрос серьёзный Юнги.

— Ты, конечно, прости, но это вроде как не твоё дело, — охладила его пыл возмущённая девушка.

— Прощаю, — настойчиво стоял на своём Шуга. — Но тебе лучше ответить. Этому есть две причины. Первая — он мне как брат. Вторая — ты у него первая. Так тебе моё беспокойство понятнее?

— В смысле… «первая»? — не веря своим ушам, переспросила его Рин.

— Мне ещё раз спросить? Или ты боишься, что я пойду о вас двоих плакаты вешать по городу?- еле заметно улыбнулся Шуга.

— Тебе не о чем беспокоиться, — потихоньку приходя в себя, ответила ему девушка. — Я взрослая женщина, и всегда найду выход, даже если нечем предохраняться.

— Спасибо за откровенность, — улыбнулся ей Юнги, встал из-за стола, и пошёл вон из столовой.

Всё ещё находясь под впечатлением Рин отхлебнула свой кофе, просунув трубочку под маску. И тут, уже стоя в дверях, Шуга изрёк:

— Вообще в ту ночь к тебе в номер отправляли идти меня. Не благодари.

Он подмигнул закашлявшейся девушке, и скрылся в коридоре.

 

 

 Глава 26. 

Мы отдалились друг от друга.
Сегодня мне так одиноко..
Я хочу увидеть тебя.. («For You»)

(playlist — BTS: The Truth Untold)
(playlist — BTS: Save me)

Прошло почти две недели с разговора Юнги и Рин. Девушка не могла перестать думать о том, что он ей тогда сказал о Тэхёне. Это обстоятельство многое меняло.

С одной стороны её влекло к Тэ. Ей нравилась его харизма, его спонтанность, с ним не было скучно, он обладал отличным чувством юмора, интересовался искусством и философией, умел поддержать, угадать настроение, позаботиться. Молодой человек нравился ей и в сексуальном плане: красивый, высокий, обладатель шикарного тела, Тэхён мог быть невообразимо нежным, внимательным, дотошным, и вместе с тем ему ничего не стоило перевоплотиться в дикого, ненасытного, страстного, неутомимого любовника, который не отпустит до тех пор, пока не возьмёт своё. Зависело от его настроения и обстановки. Но независимо от выбора, Тэ всегда вёл себя естественно, полностью подчиняясь желанию.

Всё это Рин удалось выяснить за одну ночь, и тем невероятнее казалась новость Юнги о том, что она стала первой. После всего, что случилось тогда между ней и Тэхёном, она никогда бы не подумала, что раньше он ни разу не был с женщиной. В это было так же трудно поверить, как и в то, что в клубничном йогурте отродясь не было клубники.

Но с другой стороны.. Где-то на задворках души она чувствовала, что у них нет будущего. Она хотела добиться успеха в карьере, путешествовать, не быть привязанной к одной точке мира. За её плечами был очень неудачный и болезненный брак, и на данный момент она не мечтала о белом платье, семейном счастье и детях. Она не хотела меняться в угоду кому бы то ни было, не хотела специально понравиться, её устраивало быть самой собой.

А он… Он во многом смотрел совершенно в другую сторону, был немного наивным и мечтательным, грезил о милой, покорной, спокойной будущей матери своих детей, которая обязательно должна была покорить его родителей, смотрела бы ему в рот, и восхищалась им, чем бы он ни занимался.

И вот теперь из-за того, что Рин на одну ночь потеряла бдительность, возможно придётся очень дорого расплачиваться за несколько часов удовольствия.

Она не понаслышке знала, какие чувства он скорее всего начнет к ней испытывать. Если уже не испытывает. А ей он просто симпатичен как мужчина и как человек. Не более. И ревность всю дорогу у нее была только потому, что ей льстило его внимание, которое она ни с кем эгоистично не хотела делить.

Так в очередной вечер рассуждала про себя Рин — уверенно, прагматично, реально глядя на вещи, убеждённая в своей правоте, когда ей пришла в мессенджер долгожданная смс’ка от Тэхёна, и ее сердце застучало от счастья в два раза быстрее.

«Ты свободна сегодня около семи?» — гласило сообщение.

Дальше Мей наблюдала довольно занимательную сцену.

Сначала Рин восторженно запрыгала на месте как ребёнок. Потом внезапно замерла, и выражение её лица наполнилось сомнениями: девушка нахмурилась, закусила щёку изнутри и схватилась рукой за затылок. Потом её взгляд снова упал на экран телефона, в глазах мелькнула вселенская скорбь, затем она жалобно поджала губы, чуть улыбнулась, улыбнулась ещё шире, а следом и вовсе улыбка приобрела какой-то дикий, мечтательный, искусительный вид.

Мей подозрительно хмыкнула, и продолжила читать свою книгу.

— Ты куда? — нервно спросил Чонгук у натягивающего толстовку с капюшоном Ви. — Опять гулять один собрался по городу?

— Не один, а с охраной, — поправил его Тэхён.

— Я пойду с тобой, — вдруг твёрдо заявил макнэ, и пошёл к шкафу за курткой.

— Нет! — безапелляционным тоном возразил Тэ.

Чонгук обернулся к другу, и странно на него посмотрел:

— Я пойду, — упрямо повторил он.

— Не пойдёшь, — уже нервничая повторил Ви.

— Почему? — возмутился Гук.

— Я хочу побыть один. Не обижайся, Куки. Я обязательно возьму тебя с собой в следующий раз, — уже мягче ответил Тэ, стараясь не задеть чувства младшего брата.

— Когда ты уже мне скажешь? — неожиданно спросил его почти расстроенный макнэ. — Думаешь, я ничего не знаю?

— Я брал твои боксеры всего один раз! Честно! — выпалил припёртый к стенке Ви.

— Что??? — вылупился на него Чонгук.

— Что? — испуганно повторил Тэхён, осознав, что наговорил лишнего.

— … Это мы обсудим позже, — очнулся Чон. — Я тебе про Рин говорю. Я знаю, что вы встречаетесь.

— Э… Мы не встречаемся, — как можно более уверенно сказал Ви. — Что за мысли такие? Мы друзья.

— Я нашёл её маску в нашем номере в отеле в Токио, — скрестил руки на груди Чонгук, подражая Юнги.

— ???… Она заходила попить воды, — быстро отмёл его подозрения Тэ.

— Я слышал, как вы занимались сексом той ночью, — вдруг выдал Чон.

Тэхён уставился на него, не в силах понять, куда делся маленький Куки, который только вчера терял сознание при слове «девушка».

— ??????… Это был не я, — открестился от обвинений потрясённый переменами друга Тэхён, и, отвернувшись, стал собирать свой рюкзак. — Ты же знаешь, я ещё ни разу… таким не занимался.

— Да? Ну ладно, — неожиданно быстро сдался Чон, а потом сказал: — А я уж было хотел выразить тебе своё восхищение. Три часа, Тэ,… три часа!!! Ты чудовище! Как ты смог так долго?

— Спасибо, сам не знаю… Стоп! Что ты сказал?? — опомнился Тэхён, но было поздно.

— Ах ты ж подлец! — с улыбкой на лице выкрикнул макнэ, шагая тараном на Ви и закатывая рукава рубашки. — Ах ты жопа! Мне по твоей милости пришлось три минуты видео для взрослых у Юнги-хёна смотреть!!!

— Куки, нет! Не надо, только не сейчас! — пятился с рюкзаком ко входной двери улыбающийся в ответ Тэ.

С безумными криками и хохотом Чонгук резко бросился на него, но Тэхён успел выскочить за дверь и после недолгой погони по коридору запрыгнуть в лифт. Чонгук бежал прямо на него, Тэ надсадно жал на кнопку, которая закрывала двери лифта, и, когда макнэ уже был в двух прыжках от цели и вопил во всё горло «АССА!!!!», двери, наконец, захлопнулись.

Запыхавшийся Ви облегчённо сполз по стене на пол, продолжая нервозно смеяться. Через мгновение его телефон звонко тренькнул — пришло сообщение в мессенджер. Молодой человек достал из кармана толстовки мобильный, и прочёл смс.

«Да» — всё, что было написано в этом послании. Но то, что оно пришло от Рин, и то, что она дала положительный ответ на его вопрос, в один момент сделало Тэхёна самым счастливым человеком на земле.

— Никогда бы не подумала, что тебе интересны такие места, — поделилась своими мыслями Рин, снимая капюшон олимпийки с головы в фойе картинной галереи. — Я была в подобном месте всего один раз. Не впечатлило.

— Почему? — тоже снимая капюшон и поднимая солнечные очки на голову, спросил Тэхён.

— Наверно потому что мне на тот момент стукнуло 15, и искусство меня мало привлекало, — усмехнулась девушка. — В школе, а потом и в университете у нас не было предметов, которые хоть как-то были связаны с этой темой. Поэтому я не понимала смысла, ценности, и вообще символики всего этого дела.

— А сейчас? — улыбнулся ей Тэ своей самой нежной улыбкой.

— А сейчас ты меня, наверно, обо всём просветишь, — постаралась не поддаваться его очарованию Рин.

— Я действительно много знаю о живописи и графике. Давно изучаю эту тему. Есть много любимых полотен, — искренне признался ей молодой человек. — А в какой галерее ты побывала, если не секрет? Может я о ней слышал?

— Естественно слышал, — подтвердила Рин. — Я была в Эрмитаже.

— Подожди.. Эрмитаж — это же…, — Тэ напряг память, и уже через несколько секунд округлив глаза посмотрел на Рин и спросил: — Ты русская??

— Да, — как-то несмело улыбнулась Рин.

— Вау! Круто! — снова искреннее обрадовался Тэхён. — Тогда «Зыдыраздбуйде» и «Зыбазиба»!

Рин расхохоталась.

— Немного поработать над произношением, и тебя будет не отличить от Ивана Ким, — оценила она познания Тэ в русском языке.

— Что за «Ибан»? — рассмеялся Тэхён.

— Так, не произноси это слово, пока я с тобой не позанимаюсь пронаунсом, — остановила его хохочущая девушка.

— Ладно, — усмехнулся Тэхён. — Так, как твоё настоящее полное имя? Айрин ведь не русское, кажется?

— С тобой нужно быть аккуратнее, ты субстанция с весьма широким кругозором, — улыбнулась Рин. — Моё настоящее имя — Арина. Когда я приехала учиться в Сеул, я сменила имя на самое похожее, как мне показалось.

— Арина? Арина… Я правильно произношу? — неуверенно уточнил Тэхён. — Мне нравится русский язык, но ваш звуковой набор настолько не похож на наш, что мне трудно совладать с моим языком. Ну и ещё потому, что неделю назад я себе пирсинг на языке сделал.

— Серьёзно? Покажи! — с восторгом попросила Рин.

Тэхён игриво улыбнулся, приоткрыл рот, и она увидела небольшой серебряный шарик у кончика языка.

— Супер! Я тоже когда-то такой хотела. Но это было давно, и мне родители не разрешили, — вздохнула Рин. — Больно было?

— Да ну, нет, — ответил Тэ, и усмехнулся. — После того, как Хосок на одной тренировке нечаянно со всей дури долбанул меня ногой в локоть, мне уже давно не бывает больно.

— Уууу, это наверно было очень неприятно, — скривилась Рин, представив ощущения от удара. — У Хоупа очень сильные ноги.

— И откуда это мы знаем про ноги хёна? — в шутку ревниво спросил Тэ, но Рин почувствовала, что на шутку это не очень походило.

— Пойдём-ка уже внутрь, покажешь мне тут всё, — легонько пихнула его в плечо девушка, и пошла к лестнице.

Тэхён с улыбкой на лице зашагал за ней, но когда его взгляд упал на её короткую «традиционную» школьную корейскую юбку, пульс Тэ незамедлительно подскочил до критической отметки.

 

 

Глава 27. 

Я действительно хочу поцеловать тебя.
Я действительно хочу любить тебя.. («You’re My»)

(playlist — VIXX: Chained Up)

Подождите меня здесь, — попросил телохранителя Тэхён, когда они были уже возле общежития Рин. — Я только провожу девушку и вернусь.

Тот кивнул в знак согласия, и остался в машине.

Когда они с Рин, болтая, уже подходили к подъезду здания, он остановился и предложил:

— Давай прогуляемся по дворику общежития? Не могу тебя отпустить так быстро.

Предчувствия Рин были самыми что ни на есть тревожными. В голове били колокола, выли сирены, ультразвуком кричал Хосок, и даже стреляли пушечные орудия. Но его глаза, его голос, его совершенно естественным образом брошенная фраза про «не могу отпустить»…

— Хорошо, — немного поколебавшись ответила Рин. — Только недолго, завтра рано вставать.

Улыбка Тэхёна в этот момент могла бы осветить как минимум половину Сеула.

Во дворике было тихо и темно. Лунный свет озарял узкие плиточные тропинки, редкие скамейки, и клумбы с невысокими зелёными кустарниками.

Пока молодые люди прогулочным шагом шли вдоль небольших садовых фонтанов, Тэхён продолжал рассказывать Рин очередную интересную историю, связанную с одной из его любимых картин Густава Климта «Поцелуй».

В один момент, когда Тэ дошёл до кульминации своей лекции, он сделал остановку, повернулся к ней и продолжил говорить, стоя на месте:

— …и граф спросил художника, почему мужчина на картине целует девушку в щёку, а не в губы. Климт объяснил, что изобразил как бы желание, саму атмосферу, которые превращают поцелуй в нечто феерическое. А уже позже, когда заказчик женился на той самой девушке, художник признался, что изобразил ожидание поцелуя, а не сам поцелуй, потому что влюбился в эту девушку с медальона, который дал ему граф. Пока я говорил, ты не отрывала глаз от моего рта, что происходит?

Тэхён задал вопрос так внезапно, что Рин моментально перевела взволнованный взгляд с его улыбающихся губ на его прищуренные глаза, и, не успев найти слова, чтобы достойно выкрутиться, честно призналась:

— Мне.. я.. не могу не думать о твоём пирсинге. Мне всегда казалось, что эта штука дико мешает нормально разговаривать. Но ты так ловко справляешься.. Выглядит завораживающе.

Тэхён расплылся в широкой улыбке и засмеялся:

— А я ей тут про искусство распинаюсь… Ты в следующий раз предупреди, я же мог добраться и до периода русских художников-передвижников..

Девушка засмеялась в ответ. Потом вдруг заметила, как резко Тэ изменился в лице. Этот опасный взгляд был ей знаком. На душе стало очень неспокойно, по коже пробежал волнующий озноб.

— Тебя когда-нибудь целовал мужчина с таким пирсингом? — гипнотическим тихим голосом спросил её молодой человек, и медленно стал надвигаться на Рин.

— Тэхён, пожалуйста, не надо, — едва слышно попросила она, когда он оказался совсем близко.

— Почему? — шепнул он ей на ухо, нежно приобняв за талию.

— Здесь могут появиться люди, — тихо произнесла Рин, надеясь остановить решительно настроенного молодого человека и в то же время не дать волю своим вырывающимся наружу пугающе диким желаниям.

— Окей, нет проблем, — хрипло проговорил ей на ухо Тэ, и потихоньку стал отталкивать растерянную девушку в нишу за близлежащими высокими кустарниками, примыкающими к стене.

Когда они оказались скрытыми от посторонних глаз, Тэхён снял с практически оцепеневшей Рин маску и сунул чёрную полоску ткани в карман её олимпийки. Одной рукой обнял девушку за талию и прижал к себе, вторую руку положил на её шею, проведя большим пальцем по щеке Рин.

В её глазах не было страха, категоричного отказа, или чего-то в этом роде. На секунду он даже замешкался, поскольку в таких ситуациях корейские девушки не вели себя подобным образом. Это немного сбивало с толку и казалось неправильным. Но вместе с тем невообразимо притягательным.

Именно в эту секунду Рин обхватила его шею руками, и притянула не ожидавшего её инициативы Тэ к себе.

Их губы раскрылись навстречу друг другу. Чувственность поцелуя зашкаливала, но когда Рин ощутила у себя во рту его настойчивый язык, в ней проснулось нечто животное, что-то, что пугало её саму.

Маленький шарик на его языке вызвал у девушки так много новых острых ощущений, что внизу живота стало просто нестерпимо горячо и слегка больно. В тот же миг она почувствовала его возбуждение, что сделало ситуацию ещё более невыносимой.

— Прости, — задыхаясь, прервал их сумасшедший поцелуй Тэхён, в его голосе она уловила виноватые нотки. — Я ничего не могу с этим поделать.. До безумия хочу тебя..

Рин никогда так не поступала. Никогда не могла помыслить, что способна на такое пойти. Никогда раньше она не становилась настолько безрассудной и смелой. Что он сделал с ней? Почему рядом с ним ей напрочь сносит крышу?

Девушка положила свою ладонь ему на грудь, и слегка оттолкнула от себя Тэ. Дальше Тэхёну начало казаться, что он теряет рассудок, и вообще всего себя.

Рин запустила свои руки под юбку, и уже через мгновение её трусики соскользнули вниз по стройным ногам к щиколоткам. Тэ стоял как вкопанный, заворожённо наблюдая за ней и не веря, что это происходит с ним в реальности.

Рин сунула нижнее белье в карман, неспеша приблизилась к остолбеневшему Тэхёну, положила свои руки на пояс его джинсов, расстегнула на них пуговицу, затем потянула замок натянутой надувшейся молнии вниз под его набирающее громкость дыхание, подняла на него глаза и шепнула:

— Ну так возьми то, что хочешь..

Без лишних раздумий Тэхён подхватил её под обнажённые бёдра, придавил к стене, и яростно впился губами в её губы, заставляя Рин приглушённо стонать и сильнее сжимать ногами его торс..

Прошло несколько минут, прежде чем их разгорячённые тела забила дрожь удовольствия, а последний поцелуй заглушил финальные стоны накопившейся и выплеснувшейся в этот вечер страсти.

Тэхён обессиленно опустил Рин на землю, всё ещё обнимая её и прижимаясь к ней. Учащенное дыхание постепенно приходило в норму. Мысли в головах тоже прояснялись, и произошедшее для обоих ребят стало сильным потрясением. Но для каждого по-своему.

— Это нормально, что мне хочется кричать? — шёпотом спросил Тэ, и улыбнулся, прислонившись лбом к виску Рин.

— Нельзя кричать, нас сразу обнаружат, — напряжённо и в то же время неловко улыбнулась девушка.

— А знаешь, что бы я крикнул? — шепнул у самого её уха Тэ.

— Что? — тихо спросила она.

— Что я… люблю тебя.., — прошептал ей он.

Рин резко повернула к нему голову, вытаращив на молодого человека глаза. В голове стало кристально чисто, мысли мгновенно разлетелись по полочкам, а сердце забилось с утроенной силой. Надо было что-то предпринять.

— Это… Это не очень подходящий момент, Тэ, — затараторила Рин, аккуратно выскользнула из его объятий, и стала натягивать нижнее бельё обратно. — У меня голова кругом. И мне срочно нужно в душ. Тебе тоже. Кстати.

— Оу… Извини.. Да, конечно, — смутился Тэхён, и тоже стал приводить себя в порядок, не зная, как быть дальше, что говорить и что делать: признание вырвалось у него само собой, он этого делать не планировал.

— Мне пора. Езжай домой. Спасибо за … э…. галерею.. Пока, — она быстро чмокнула растерянного Тэ в щёку, и помчалась от него прочь в спасительные стены своей комнаты.

Тэхён ещё некоторое время стоял на месте, подняв руки и положив их на голову. Потом, наконец, вышел из кустов наружу и побрёл к машине в абсолютно растрёпанных чувствах.

 

 

Глава 28. 

Не оставляй меня,
Не исчезай,
Ты то, что заставляет сердце биться («Don’t Leave Me»)

(playlist — EXO: Monster)
(playlist — VIXX: Love me do)

Шёл очередной час тренировок в большом зале хореографии. Рин танцевала как заведённая. Хосок наблюдал за ней последние полчаса, и уже начинал бояться, что смотрит видео — настолько выверенными, жёсткими, точными и безошибочными выглядели её движения. На лице мало что можно было прочесть из-за наличия маски, но судя по её взгляду Хоуп заподозрил, что она на грани. Только не понятно, на грани чего: жизни или смерти.

В один момент она вдруг прервала свой танец, рухнула на пол, поджала к себе ноги, обняла колени руками и заревела.

Джей на секунду пришёл в замешательство, потом очертя голову подорвался со стула так, что тот с грохотом рухнул под стол, пулей подскочил к девушке и в ужасе стал выяснять, не вывихнула ли она чего.

— Ничего не получается! Не выходит! Всё не то!!! — всхлипывала она.

— Рин, ну ты чего? Всё великолепно, даже я так сегодня не танцевал! Ты выкладываешься на все сто! — уверял её совсем растерявшийся Хосок.

— Нет! Всё не так! Я не могу сосредоточиться! Я больше не могу чувствовать музыку как раньше! Я всё испортила! — причитала Рин.

— Ну что ты такое говоришь? — успокаивал её Хоуп. — Просто день не задался, такое со всеми бывает. Не нужно так расстраиваться. Вставай, вставай, давай помогу.

Рин, вся в слезах, схватилась за его руку и встала. Потом вдруг сорвала с лица маску, потому что было трудно дышать, кинулась на шею совершенно выпавшему в осадок Хосоку, и разрыдалась.

Мгновение он стоял в прострации. Потом несмело приобнял девушку за спину, и стал осторожно поглаживать её, успокаивая короткими фразами, типа «Тише, тише» и «Всё наладится».

Тэхён появился у двери в тот миг, когда Хосок нежно вытирал слёзы с глаз почти успокоившийся Рин, и что-то еле слышно говорил ей.

Ребята не заметили молодого человека. Зато он заметил многое: Рин была без маски, а Хосок смотрел на неё так, как никогда раньше ни на кого не смотрел.

Внутри у Тэ скрутило внутренности; гнев, ревность, боль, — всё смешалось. «Вот почему она вчера не ответила на моё признание взаимностью.. Вот почему вечно отталкивает… Отшучивается… Убегает… Ко мне просто постельный интерес.. Какой же я дебил, господи… Идиот…», — проносились бессвязные мысли в голове молодого человека, когда он поспешно удалялся подальше от зала, не разбирая коридоров.

Вечером Ши Хёк позвонил Рин и попросил её приехать в офис обсудить важный вопрос. Какой именно — по телефону выяснить не удалось, поэтому ей пришлось затолкать своё настроение куда поглубже, чтобы он ничего не заметил, и отправиться к месту назначения.

— Проходи, садись, — с располагающей улыбкой предложил ей Ши Хёк.

— Спасибо, — поблагодарила его девушка. — Что Вы хотели обсудить?

— Твой контракт, — сразу перешёл к делу мужчина. — Ты помнишь, что он скоро истекает?

— Как об этом можно забыть, — грустно улыбнулась Рин.

Ши Хёк подумал, что ей не хочется уходить из Биг Хит, и сейчас могут возникнуть сложности. Но на самом деле всё было с точностью до наоборот. Она хотела уехать как можно быстрее, но понимала, что не выйдет.

— Рин, я вот уже месяц рассматриваю и раздумываю над одним предложением, которое поступило ко мне по поводу тебя… из США.

Рин не поняла, к чему он клонит, и нахмурилась.

— Я не могу принять это решение, не обсудив с тобой. Поэтому ты здесь, — пояснил он.

— Я заинтригована и внимательно слушаю, — ответила Рин, немного нервничая.

— Тебя приглашают на стажировку в одну американскую хореографическую академию с возможностью через полгода участвовать в различных музыкальных танцевальных проектах американских поп- и хип-хоп-звёзд.

— Ого…, — только и смогла произнести огорошенная новостью Рин. — Но… постойте.. вы так просто меня отпустите, если я захочу поехать? В чём подвох?

— Естественно не отпущу, — усмехнулся Ши Хёк. — Дело в том, что у меня созрел план. Но есть одна вещь, которая меня беспокоит.

— И что же это? — поинтересовалась Рин.

— Могу ли я доверять тебе, Рин? — прищурился он, и, откинувшись в кресле, принялся рассуждать. — Ты не из нашего теста, это и слону понятно. Ты вряд ли будешь делать то, чего тебе делать не хочется, даже если тебе пообещают за это миллионы. Ты вряд ли упустишь шанс остаться там, где больше возможностей для достижения твоих целей. Я прав?

— Про миллионы — нет. Остальное — очень относительно. У меня есть принципы, помните? — честно ответила Рин.

— Хорошо. Ты уже поняла, что я энтузиаст, верю в добро, командный дух и «сбычи» мечт. Но не наивный, и понимаю, какую цену придётся платить за каждый такой порыв. Я изложу тебе то, что придумал, а ты пообещай мне, что какое бы ты не приняла решение, наш разговор останется сугубо между нами, — деловито предложил ей Ши Хёк.

Рин задумчиво посмотрела на него, и через некоторое время сказала:

— Это обещание я выполню, можете не сомневаться. Что я должна делать?…

Поздним вечером клубе было не слишком много народа. Играла приятная музыка, кто-то танцевал, кто-то вёл светские беседы. Это заведение предназначалось для знаменитостей всех мастей. В основном эти люди предпочитали проводить здесь время спокойно, чтобы отдохнуть от вспышек фотокамер, бесконечных интервью, толп оголтелых поклонников, и изнурительных практик для совершенствования своих творческих навыков.

Тэхён сидел у барной стойки, попивая второй стакан виски, и вертел в руках телефон, на экране которого мелькала гифка с танцующей девушкой в чёрной маске в главной роли.

— Красивая, — послышалось над его плечом.

Он тут же положил телефон экраном вниз, и обернулся.

— Привет, — поздоровалась Хёрин.

— Привет, — равнодушно ответил Тэхён.

— Слушай, в прошлый раз мы закончили на не очень приятной ноте.. Ты мне нравишься. Мне кажется, мы сможем подружиться, — она присела на соседний стул и улыбнулась ему.

— Всё может быть, — неопределённо произнёс Тэ, и отхлебнул напиток из своего стакана.

Несколько мгновений они молчали. Хёрин внимательно разглядывала его, а потом, наконец, спросила, кивнув на его телефон:

— Кто она?

— Ты же видела. Танцовщица, — не глядя на девушку, ответил Тэ.

— Тебе она кто? — уточнила свой вопрос Хёрин, и дружелюбно улыбнулась. — Слишком болезненный взгляд на просто танцовщицу с обложки.

— Ты права. Это личное. А о личном я никогда ни с кем не говорю, — холодно ответил Тэхён, когда почуял, что начинают лезть к нему в душу.

Хёрин отвернулась, пригубила только что поданный ей коктейль, и заговорила:

— Я ведь тоже артистка, Ви. Те же проблемы, те же депрессии, те же душевные пытки каждый божий день. Я тебя понимаю очень хорошо. Буквально недавно… рассталась с одним человеком. До сих пор временами хочется выть от безысходности. Невозможность иметь нормальные отношения — это очень высокая цена за достижение мечты. Как оказалось.

Тэхён сначала не проронил ни слова, потом повернулся к ней:

— Хочешь потанцевать?

— Почему бы нет? Хорошее начало крепкой дружбы, — улыбнулась Хёрин, и вложила свою ладонь в протянутую ладонь Тэ.

Вскоре они затерялись среди танцующих пар.

Утром на следующий день Рин проснулась от того, что Мей расталкивает её как мешок с картошкой.

— Просыпайся, Рин! Тут такое! Событие века! — громко восклицала она.

— Мей, дай полежать ещё пять минут, — убитым сонным голосом прохрипела Рин, и накрыла голову подушкой.

— Какие пять минут? Я не выдержу столько ждать, чтобы сообщить тебе эту новость первой! — в нетерпении заявила соседка по комнате.

— Да боже ж мой.. Хорошо… Но если это не так грандиозно, как тебе казалось, то будешь всю неделю мыть посуду за двоих, — раздражённо выползая из-под подушки предупредила Рин. — Что там стряслось?

— Читай скорее! — сунула ей под нос свой телефон Мей, и радостно захлопала в ладоши. — Впервые в нашем агентстве официально кто-то с кем-то встречается! Мальчики взрослеют!

Рин недоверчиво проглядела на подругу. Где-то глубоко внутри она почувствовала укол страха быть раскрытой. Но укол стал сильнее и достиг самого сердца, когда она посмотрела на экран протянутого мобильника. Зрачки расширились, кислорода в лёгких перестало хватать.

Заголовок новостной заметки в графе «Срочные новости» и сам её текст рассказывал о том, что k-pop звёзды Ким Тэхён и Хёрин провели вчерашнюю ночь вместе. С фотографий ниже на Рин смотрели танцующие в клубе и улыбающиеся друг другу Тэ и красивая девушка, и они же, обнимающиеся возле какого-то дома.

Судя по тому, что в эти минуты верещала ей на ухо Мей, в интервью Хёрин подтвердила факт их с Тэ вчерашнего ночного времяпрепровождения.

Нестерпимая боль душила Рин изнутри, будто кто-то сжал её сердце в кулак и вырвал из тела. Град слёз подступил так близко, что ей потребовалось немыслимое количество сил, чтобы сдержаться перед подругой, продемонстрировав абсолютно безразличную реакцию на увиденное.

Уже позже, принимая душ, она беззвучно рыдала в стену, одной ладонью закрыв себе рот, а вторую прижав к груди. Туда, где раньше билось сердце.

Позже, вместо того, чтобы отправиться в агентство, Рин сделала один звонок, и, получив согласие, без промедлений поехала в офис Ши Хёка.

 

 

Глава 29. 

Словно мёртвые листья, которые сорвались и летят,
Моя беспомощная любовь увядает.
Твоё сердце все время отдаляется, я не могу остановить тебя.
У меня не осталось больше сил, чтобы удержать тебя («Dead leaves»)

(playlist — BTS: Fake love)

Тэхён не видел Рин уже два дня. Он был сломлен, сокрушён, он отчаянно страдал, но ничего не мог поделать: он любил обоих — и Рин, и Хосока, и считал, что лучше уступить, чем отдавать себя всего целиком, получая взамен только половину. Но и не видеть её было слишком жестокой пыткой. Хотя бы издалека. Хотя бы в проём двери. Хотя бы несколько секунд, как он делал уже не раз.

Однако девушка исчезла, и Тэ беспокоился. Молодой человек ломал себе голову, как узнать, что с ней, так, чтобы не вызвать лишних подозрений.
Только ему этого делать не пришлось, поскольку всё выяснилось, когда бантанов готовили в гримёрке к вечернему интервью, и разговор ребят плавно перетёк к Рин.

— … а в этот номер можно включить вот тот кусок хорео, который мы репетировали во вторник. Да, Хоуп? — спросил деятельный Рэпмон, которому подшивали пиджак.

— А почему бы и да, — ответил Хоуп. — Возможно, неплохо будет смотреться. Только Джина нужно будет поставить вперёд.

— Ваа, зачем? Не надо, я не уверен, что это хорошая идея, Хоби. Ты же сам вечно меня критикуешь: то рука не туда, то зад не сюда. Потом будешь жаловаться, что я вас под монастырь подвёл, — воспротивился нововведениям Сокджин.

— А мы тебя к Рин на тренировки отправим, она тебе и руку туда поставит, и зад твой красивый сюда повернёт, — засмеялся Намджун.

— Ты не соблазнишь меня комплиментами, Джун, я — кремень! — гордо приподнял подбородок вверх улыбающийся Джин.

— А Рин что-то не видно уже пару дней, — вдруг вспомнил Чимин. — Может, заболела?

— Я ей писал, она не ответила, — сказал Чонгук, а потом обратился к Мону. — Джун-хён, повтори мне, пожалуйста, ещё раз, как сказать «Мне нравятся мои бёдра» по-английски?

— «I like my buttocks», — с совершенно серьёзным видом подсказал ему вероломный Рэпмон.

— Мон, ты опять.., — начал было свой вопрос Шуга, но улыбающийся Джун его быстро прервал тихим «Заткнись, Юнги».

— Когда я видел Рин в последний раз, она была на себя не похожа, — встревоженно поделился своими мыслями с остальными Хосок. — Не могу всего рассказать, но… я даже подумал, что у неё нервный срыв. Никогда её не видел такой.

— Да ты вообще мало чего замечаешь, — тихо процедил помалкивающий всё это время Тэхён.

Все повернули к нему головы.

— Это ты мне что ли? — уточнил Хосок, пытаясь убедиться, что правильно понял посыл.

— Тебе, — бросил ему Тэхён.

Хоуп уловил в его взгляде столько всего, что даже не поверил, что сделал что-то такое, чем заслужил подобное отношение.

— Эй, ребят, вы чего? У нас интервью сейчас, — напомнил им занервничавший Чимин.

— А можно поточнее? Без загадок, — уперев руки в боки, подошёл к Тэхёну начинающий злиться Хосок.

Тэ резко встал со своего стула, и сказал:

— А можно. Глаза раззуй. Она влюблена в тебя по уши.

— Тэ, Хоб, вы с ума сошли что ли? Не время и не место выяснять отношения, — подскочил к ним Рэпмон. — Дождитесь окончания записи, а после можете хоть поубивать друг друга.

— Айщщ, хватит шарадами говорить, Тэ! Кто влюблён? Ты головой ударился что ли? — вышел из себя Хоуп, не обращая внимания на удерживающего его за руку Мона.

— Ты совсем тупой? — повысил голос Тэхён, не в силах больше держать свои эмоции при себе. — Рин!

— Чоо? — нахмурил брови удивлённый Шуга. — Ты больной? Хосок вообще не в её вкусе. Чья бы коала бамбук жевала..

— Рехнулся?! — воскликнул Хоуп. — Мы с ней друзья!

— Ага. Такие друзья, что она перед тобой без маски разгуливает, а ты ей щёчки мнёшь, — съязвил Тэ, и Рэпмон едва удержал Хосока, который дёрнулся, чтобы заехать оппоненту как следует прямо в макияж.

— Ребята, а ну хватит! Вы уже девчонок из стаффа напугали! — грозно крикнул им Джин.

Чонгук от стремительно развивающихся перед ним событий опять впал в анабиоз, не дожевав чипсину, которая так и осталась торчать из его рта.

— Дурень! Это один раз случилось! До этого она при мне маску никогда не снимала! И она плакала как крокодил, я что, должен был молча стоять смотреть?! — кричал раздосадованный Хосок.

— Плакала из-за того, что ты слепой как валенок! — крикнул в ответ Тэ.

— Тэ, не кричи на хёна, — мягко встряхнул его за локоть Чимин.

— Сам ты осёл! У нас с ней свидание было ещё когда ты имени её знать не знал! Мы решили остаться друзьями! — на эмоциях выпалил Хосок.

— Что?? — вылупили на него глаза Рэпмон, Чимин, Джин и Шуга.

Чонгук открыл рот ещё шире, и чипсина упала на пол. Тэхён потрясённо застыл.

— Я пытался разобрать, что она говорила, когда ревела, но мало чего понял! Она переживала, что не справляется с хорео! Упоминала какого-то чувака, из-за которого не может сосредоточиться! Я тут вообще ни при чём, ясно?! — высказал ему всё Хоуп.

— Вот это гуси… Дайте две…, — ошеломлённо проговорил Юнги и сел на свой стул, пустившись в глубокие раздумья.

— Что происходит вообще? У меня ощущение, что я половину сериала пропустил, — возмутился Джин.

— Все беды из-за баб.. Не женюсь.. Никогда.. Хомяка заведу, — тихо себе под нос пробубнил Чонгук, поднял с пола чипсину, сдул с неё пыль, и стал жевать.

— Пять минут до выхода! — заглянул к ним помощник, и тут же быстро удалился, увидев направленные на него недоброжелательные лица.

— Ребята, давайте выдохнем, — объявил всем Рэпмон, и стал дышать, как роженица при схватках.

— Рин вообще не хотела отношений, — взяв себя в руки и сменив тон на более вменяемый, обратился к Тэхёну Хоуп. — Она была замужем. Первая любовь и всё такое. Любила, доверяла. А потом поймала этого ублюдка на измене. Это всё, во что она меня посвятила. И вот опять появился кто-то, кто ей всю жизнь перевернул вверх тормашками. Но это не я, ясно? И вообще, тебе какое дело, а? С чего такие эмоции?

— Тэ? Что ты, мать твою, натворил? — Юнги встал со стула и подошёл к Тэхёну, на которого только что вылился ушат ледяной воды.

— Две минутки до выхода, — негромко промямлил заглянувший в гримёрку помощник, и мигом скрылся за дверью.

— А что он натворил? — подозрительно переспросил Джин, а потом рассерженно посмотрел на Тэхёна. — Ты же мне глядя в глаза говорил, что между вами ничего нет, паршивец!

— Я один не в теме? — оглядывая всех удивлёнными глазами сам себя вопрошал Чимин.

— Я не врал, — ответил Сокджину потерянный Тэ. — До того момента так и было.

— Апельсины мне в лосины, Тэхён…., — уставился на него Сокджин.

— Ты знал? — тихонько толкнул под ребро Чонгука подошедший Чимин.

— Конечно…… нет, — чуть не выкопал себе могилу Чон.

— Теперь твоя очередь рассказывать, — скрестил руки на груди Хосок и приготовился внимательно слушать Тэхёна.

— Ваш выход…, — совсем тихо пропищали в чуть приоткрытую дверь и захлопнули её.

— Так, — поднял руки еле живой Намджун. — По моей команде надели все улыбки на лица. Оставили проблемы здесь, в гримёрке, и пошли сниматься. И чтоб без фокусов. Решим всё позже. На выход!

Ребята как по мановению волшебной палочки за долю секунды как ни в чём не бывало вышли друг за другом уверенной модельной походкой в коридор с широкими очаровательными улыбками. Помощник в шоке выронил свой блокнот из рук, а стафф так и остался стоять в гримёрке в полной тишине.

Он мчался на своём мотоцикле по вечернему Сеулу, и молился, чтобы всё было хорошо. Только бы с ней всё было хорошо.

Мимо пролетали автомобили, автобусы, здания, люди, первые звёзды на тёмном небе. Раньше он видел в этом красоту мира. Теперь это были просто кадры какого-то плохо спродюсированного клипа, в котором он, похоже, оказался главным героем. Без неё всё было не таким, как прежде.

Тэхён оборвал её телефон после того, как отсняли интервью и выяснили всё с ребятами. Но в трубке постоянно повторяли, что набранный номер не существует.

Тэ готов был убедить её, что его чувства самые настоящие, что он серьёзен, если именно это было причиной её непонятного депрессивного, по словам Хосока, состояния. Он даже готов был отпустить её, если она категорически не захочет ничего начинать. Лишь бы видеть её, говорить с ней. Без неё было трудно дышать. Без неё не хотелось идти к мечте. Без неё не было смысла быть.

Мей думала, что в общежитии пожар, и сработала сигнализация, пока не поняла, уже стоя возле входной двери в сапогах и куртке на пижаму, что это звонят в дверь. Звонят безостановочно.

Она выглянула в глазок, и в испуге крикнула «Кто там?», поскольку мужчина за дверью был весь в чёрном, с чёрной маской на лице, в тёмных солнечных очках и в шлеме.

Мужчина стянул маску на подбородок, и Мей, охнув от неожиданности, быстро впустила его в комнату.

— Где она? — часто дыша спросил Тэхён.

— Кто? Рин? — всё ещё немного ёжась после пережитого страха, переспросила Мей. — Она… уехала.

— Куда? Адрес можете дать? — снова спросил Тэ.

— Она уехала отсюда, — запинаясь, проговорила Мей.

— В смысле? Из общежития? — уточнил молодой человек.

— Нет.., — пыталась сказать ему Мей, но он торопился.

— Из города? — напрягся Тэхён.

— Из страны, — наконец-то опередила его молодая женщина.

— Как… из страны? — руки Тэ повисли вдоль тела, плечи опустились, душа рухнула на дно преисподней. — У неё же… контракт до июня..

— Расторгла она контракт, Ви. Внезапно. Буквально вчера днём собрала вещи, попрощалась и уехала. Куда — не сказала. Знаю только, на учёбу, — поведала ему сочувствующая Мей.

— Она… ничего не говорила? Может, её… обидел кто-то? Может, что-то случилось? — стараясь скрыть истинные причины своего любопытства, подбирал слова Тэ.

— Нет, то-то и странно, — загадочным голосом сказала Мей. — Было обычное утро. Я её разбудила, мы вместе порадовались за Вас, Ви. Поздравляю, кстати, от души! Честно, хорошая пара вышла! Вот, а потом она из душа вернулась, и уехала в офис. И вот вчера совсем уехала.

— С чем-с чем… поздравляете? — не понял Тэхён и нахмурил брови.

— Ну, все новостные ленты уже пестрят Вашими фото с девушкой. Красавица. А певица какая! У меня в плейлисте её песен штук…, — но Мей не успела закончить свои словоизлияния.

— Меня… с кем?? — ошеломлённо переспросил Тэхён.

— Ну, с Хёрин, — уже тише произнесла Мей, начав понимать, что происходит что-то не то.

Он вышел так стремительно и внезапно, что Мей осталась стоять, ничегошеньки не сообразив.

В коридоре его мобильный издал знакомый звук пришедшего в мессенджер сообщения. Тэ остановился, вытащил его, включил экран, и через несколько секунд поднял голову и зажмурил глаза с такой силой, что под веками стало светло как днём.

Намджун переслал в общий чат отправленное ему вчера от Рин последнее смс, которое он увидел только сегодня, потому что был занят:

«Ребята, мне пришлось срочно уехать. Ничего страшного, просто нужно идти дальше. Я благодарна богу за то, что узнала вас, работала с вами. Вы все очень светлые люди, очень талантливые, очень сильные. Каждый из вас. Уверена, что все ваши мечты осуществятся. Будьте счастливы, берегите себя. Обнимаю. Файтинг! П.С.: Джин, ещё два последних кубика, ты мне обещал — я слежу за тобой;)»

Удалилась из чата. Сменила номер.

Было около полуночи. Тэхён вошёл в их с Чонгуком пустую комнату общежития, и закрыл дверь на ключ. В изнеможении скинул куртку и обувь на пол. Шатаясь добрёл до двери в смежную небольшую комнатку. Достал из кармана штанов ключ. Отпер дверь. Вошёл в помещение. Запер его изнутри. Вокруг него стояло пять мольбертов.

С каждого по-очереди Тэхён медленно стащил чёрные отрезы ткани.

С каждого портрета всех пяти мольбертов на него смотрела она.

Рин.

Улыбающаяся Рин.

Задумчивая Рин.

Танцующая Рин.

Печальная Рин.

Соблазнительная Рин.

Он любил каждую одинаково сильно. Но у него не хватило сил её удержать.

Потому что вовремя не узнал её. Потому что вовремя не понял её. Потому что хватался за неё как за спасательный круг, когда она сама нуждалась в помощи.

Как теперь жить с этим? Как пережить эту боль?

Его крик рождался из самых глубин естества. Он поднимался всё выше. Становился всё сильнее, мощнее. Набирал скорость. Летя к гортани, он прихватил с собой всю боль, всю любовь и все его не пролитые слёзы. И в итоге вырвался наружу, содрогнув стены, разорвав в клочья звуковыми волнами воздух.

Его кулаки сжались до крови. Вкладывая все свои страдания в каждый новый удар, один за одним он разбивал о стены свои мольберты на мелкие щепки, разрывал на крошечные кусочки акварельные листы с её изображением.

Кричал.

Падал.

Рыдал.

Поднимался.

Снова надрывно кричал.

Чонгук услышал нечеловеческий вопль Тэхёна ещё у лифта. Он ещё никогда так быстро не бежал.

Наспех распахнув дверь комнаты Чон ворвался внутрь, и понёсся на страшные звуки.

Дверь в мастерскую Тэ была заперта, и насмерть испуганный Чонгук, неслабо разбежавшись, выбил её только с третьего раза.

Всюду царил настоящий разгром. Тэхён лежал без сознания посреди комнаты, прижав к себе листок бумаги.

Чонгук подлетел к другу, дрожащими пальцами попытался нащупать на его шее пульс.

— Тэ…, — срывающимся на плач голосом позвал Гук, и, не дождавшись ответа, заорал в сторону выломанной двери: — Помогите!!!!!!!! Кто-нибудь!!!!!!!!!

 

 

Глава 30. 

Мы разлучены с тобой давно,
Но нам вместе быть суждено.
На холсте мы лишь детали,
Жизнь рисует что пожелает.. («Crystal Snow»)

(playlist — Hyolyn: Dally (Feat.GRAY)

Намджун стоял у окна, и говорил по телефону. Лицо его сияло от счастья, и студия Шуги была единственным местом, где он мог позволить себе не заморачиваться и не скрывать своих настоящих чувств, не бояться, что в любую минуту кто-нибудь из мемберов ворвётся к нему без приглашения, чтобы прыгнуть как лось, заржать как лошадь, заорать как горилла, или покрутить попцом как бегемот на видавшую самые ужасные виды камеру Мона.

— Да, чаги, я один. Шуга ушёл за чаем (…) Я тоже.. Я так соскучился. Так не хватает твоих обнимашек, хоть на стенку лезь (…) Да вот спроси. И зачем только я позволил Ши Хёку тебя увезти? Уже полгода прошло, я просто вешаюсь (…) Да ну ты шутишь, зачем мне эти красотки? Это почти то же самое, что жениться на себе (…) Я тебе говорил, любимая. Потому что ты самая красивая, сексуальная, солнечная.. Только моя. Я страсть какой собственник (…) А ты сейчас, кстати, в чём? (…) А что такого? Что же мне теперь, поселиться на этих сайтах что ли? (…) Пришли фото (…) Нет, в тех, что я подарил (…) Нет, без них не надо, иначе мне придётся взять билет в Нью-Йорк прямо сейчас, ребята не оценят (…) Угу, я уже часы считаю до встречи. Я точно тебе покоя там не дам как минимум две ночи.. Ой, вот и Юнги, мне пора. Береги себя (…) И я. Люблю тебя(…) Я напишу, пока, чаги.

Джун с сожалением завершил вызов, и принял от Шуги чашку горячего чая.

— Убери этот счастливый фэйс с глаз моих, на редкость раздражает, — улыбнулся Юн.

— Завидуй молча, — подмигнул ему Мон.

— Чем порадуешь? — спросил Юнги. — Доложила ли разведка что-нибудь интересное?

— Не называй её так, — скривился Джун. — Это всё-таки моя будущая жена.

— Джин будет безутешен. Не говори ему таких страшных слов, он очень ранимый. Не переживёт развода. Засверлит себя венчиком в висок, — хохотнул Шуга.

— Ещё один намёк, и я тебя в детдом сдам, — улыбнулся ему Рэпмон.

— Ну так? Как там дела? — повторил свой запрос Юн.

— Всё нормально, — отрапортовал Джун. — Рин, как я понял, позавчера выступала с Ашером, танцевали под песню Майкла Джексона. На этой неделе это видео пустят в ротацию, мы её увидим, наконец-то.

— Ашер? Сразу после окончания обучения? Сильно, — оценил Юнги. — Интересна реакция Тэ. Это многое прояснит.

— Мне тоже любопытно, — согласился с ним Мон. — Последние месяцы мы мало упоминали Рин в его присутствии, но когда упоминали, он вообще не реагировал на внешние раздражители. Как будто и не было ничего. Как думаешь, опять замкнулся в себе? Или и правда остыл?

— Без понятия, — пожал плечами Шуга. — От него всего можно ожидать. Там ещё Хёрин ему мозги промывает.

— Да она не только ему промывает, — закатил глаза Намджун. — Мне порой кажется, что она и дома сама с собой наедине никогда не бывает настоящей. Макнэ по неопытности от неё тащатся. Но у меня, например, от моей натянутой на лицо улыбки уже после пяти минут её присутствия рядом начинает трескаться лицо и крошатся зубы.

— А зачем ты всё время ей лыбишься? — не понял Шуга. — Я вот обычно сплю. Вообще свэг. Рекомендую.

— Потому что мне кажется, если я вдруг покажу, как она меня на самом деле напрягает, она резко вытащит из-за спины катану, с размаху снесёт мне пол-башки, знаешь, милошно так улыбнётся как гуинплен и демоническим гроулом загогочет «МУАХАХАХАХАХ!!!».

— Ты принимаешь всё слишком близко к сердцу, бро. Тебе нужно расслабиться. Мне тоже не помешает, — похлопал его по плечу Юнги. — Может, загремим вечерком в клуб?

— Не, я пас, — замотал головой Джун. — Работы много. Да и не люблю я эти места. Как там расслабишься, когда всюду коллеги, в том числе и те, которых не очень хочется видеть? А ещё репортёры с фотиками выныривают из неоткуда. От вспышек уже зрение напрочь посадил. И сердце.

— А что, если сходим в клуб, в который вход репортёрам заказан? — предложил Шуга. — Я знаю, что в «MyCity» спокойно. Это закрытое заведение, туда таких не пускают. Там и музыка тихо играет, можно нормально пообщаться…

— Погоди-погоди.., — вдруг остановил его Намджун. — «MyCity»? Что-то знакомое…

Он отхлебнул чай, поставил чашку на кофейный столик, потёр лоб. Шуга терпеливо ожидал озарения. И вуаля!

— Пускают, пускают, — возразил он Юнги. — Вспомни фотки Тэ и Хёрин. В тот день именно в этом клубе они и тусовались. Я название запомнил, потому что оно созвучно с названием одной из наших песен.

Шуга сдвинул брови, недоверчиво глядя на Рэпмона, и перевёл взгляд в сторону.

— Да. Точно. В этом клубе они и были в ту ночь, — вспомнил он рассказ Тэхёна. — И Тэ божился, что не видел ни одного фотоаппарата, и вспышки. И когда до дома её проводил, тоже не видел. И она тоже говорила… ………….Вот стеееерваааа!…

Намджун мгновенно выпрямился на диване от такого неожиданного поворота событий.

— Что? Я не понял.., — наморщил лоб Джун.

— Мон, я — лошара, — посмотрел на него смеющийся над собой Шуга.

— Ну, допустим, это давно не новость, — улыбнулся Рэпмон. — А случилось-то что?

— Ты не считаешь, что Хёрин как-то уж слишком навязчиво к нам присоседилась через Тэхёна? — с загадочным видом спросил Юнги. — Постоянно трётся с нами, когда отдыхаем. Её стало слишком много на наших фото. На наших ливах. Не замечал?

— А ты прав…, — согласно закивал головой внезапно прозревший Мон. — Слушай, а я всё думаю, чего это она всю дорогу талдычит про Америку, билборд, англоязычные чарты, чуть ли билет уже с нами в Нью-Йорк не покупает.. Ты думаешь о том же, о чём и я?

— Ещё чего. У меня с Джином сугубо соседские отношения, — расплылся в садистской улыбочке Шуга.

— Заканчивай шипперить, Юнджи, девочка моя, по попе отхватишь, — пригрозил ему Намджун. — Я серьёзно.

— Я думаю, надо мне немножечко приударить за её симпатичным телохранителем, который вечно ошивается рядом с ней. И, почему-то я почти уверен, что в ту ночь он тоже был с ней в клубе. С мобильником. И, может быть, фотографировал красивые канделябры над барной стойкой, чудесный паркет из красного дерева, ну и заодно нашего очаровательного паренька Тэхёна, — ухмыляясь, высказал свою догадку Юнги.

— Ты думаешь, они… специально? — не мог поверить в услышанное Рэпмон. — Но зачем?

— Поверь, у неё был повод, — ответил Шуга. — И это не только карьера в США. Задолго до этого Тэ упоминал, что уже общался с ней. И, насколько я помню из его рассказа, задел он её тогда нехило. Женская месть — это хуже ядерной войны.

— Мда.., — вздохнул Джун. — Ну ты это, не сильно приударяй. Пару переломов, и достаточно.

— Я человек нежный, Мон, — признался Юнги. — И заботливый. Поскольку он уже не сможет ходить из-за переломанных конечностей, я ему даже инвалидную коляску сам привезу. И сесть помогу. И пну с ноги, чтоб он быстрее домой доехал.

— Душка, — послал ему губами шуточный поцелуй Джун. — Чонгука с собой возьми. Он его подержит, пока ты будешь мальчику вопросы задавать. А то вдруг мальчик — эмоциональный человек, от прямолинейности в обморок падает.

Юнги улыбнулся другу, предвкушая занимательное приключение, и поднял чашку чая, чествуя Мона. Тот довольно сделал то же самое в ответ.

Вечером того же дня ребята собрались в гостиной общежития посмотреть телевизор. Тэхён клянчил «Эрго Прокси», Чонгук и Джин требовали срочно подключить к телевизору плейстейшн, угрожая всем лишением ужина от имени Сокджина. Хоби умолял включить «Титаник», чтобы послушать Селин Дион, Чимин ничего не просил, потому что был занят плетением косичек на голове всепозволяющих ему хёнов. Шуга делал вид, что ему до уличного фонаря, телевизор это или микроволновка, и незаметно наблюдал за Тэхёном.

Все споры прервал Намджун, у которого был пульт. Он встал и торжественно объявил собратьям, что сейчас будут показывать трибьют-выступление Ашера на песню Майкла Джексона, а это значит — будет хореография, а это, в свою очередь, значит, что им это полезно глянуть в целях повышения планки профессионализма.

Все согласились. Потому что пульт был у Рэпмона.

Ребята уселись поудобнее. И тут Юнги чуть не попался.

— Хён, ты во мне сейчас дырку проделаешь, — застал его врасплох Тэхён. — Что уставился?

— Ничего, — отвернулся Юнги, с как можно более естественным выражением лица стремительно выдумывая приличное оправдание. — Чимин, почему у этого оболтуса косичка красивее, чем у меня?

— Хён, как ты свою рассмотрел, она же на затылке? — рассмеялся Чимин.

— Задним местом чую, что кривая. Переплетай давай, — уселся поудобнее Шуга, и прикрыл глаза, якобы задремав, чтобы отвести от себя подозрения, пока Чимин переползал по дивану от Джина к нему.

— Начинается, — как бы невзначай воскликнул Джун, обратив всеобщее внимание на экран.

Первый куплет песни все бурно восхищались Ашером-танцором, который как никогда показал весь свой хореографический потенциал, и его местами практически нельзя было отличить от создателя «лунной походки».

На втором куплете на сцену к нему высыпали танцоры, и в первом ряду один, два, пять раз мелькнула знакомая фантастически привлекательная, и за полгода ставшая заметно рельефнее женская фигура. Не узнать её было невозможно. На лице была знаменитая чёрная маска. Намджун отметил и похвалил про себя хитрость продюсеров, которые решили оставить интригу с её личностью до конца.

— Уууу, да она стала в два раза сильнее! И гибче, — подвинул посильнее очки к переносице Хоуп, когда перед финалом песни Ашер начал исполнять танец в паре с приковавшей их внимание девушкой.

— Вау! Я тоже хочу туда, куда её отправил учиться Ши Хёк, — мечтательно произнёс Чонгук.

— Айщщщщщ, у тебя и так всё лучше всех, Кукинатор, — ответил ему Джин-хён. — Во имя психического здоровья АРМИ и твоих бантан-хёнов, даже не заикайся об этом!

Чимин оторвал взгляд от экрана, и краем глаза скользнул на Тэ, который продолжал сидеть без признаков каких-либо необычных реакций на увиденное, и спокойно копался в своём телефоне.

И только Шуга заметил, как напряглось тело Тэхёна: парня выдавали побледневшие костяшки пальцев, с невероятной силой сжимавших мобильник, и надувшиеся на шее вены. Юнги аккуратно поймал взгляд Намджуна, едва ощутимо ухмыльнулся ему, двинув вверх-вниз левой бровью. Джун тут же отвернулся, и стал похож на один большой счастливый смайлик.

Юнги решил удостовериться в своих гипотезах. Не взирая на слабые протесты Чимина, который сокрушался, что не доплёл ему четвёртую косичку на макушке, он встал со своего места и двинулся в сторону кулера. Его путь лежал позади сидящих на диване Рэпмона, Хоби и Тэхёна.

Проходя мимо Тэ Шуга осторожно заглянул в телефон ничего не подозревающего макнэ, и, удовлетворённо улыбнувшись, через несколько шагов остановился у цели — взял стакан и со спокойной совестью стал наливать в него воду.

А в поисковой строке главной страницы сайта YouTube в своём телефоне Тэхён судорожно набирал фразу «iHeart Radio Music Awards Usher ft Y-Rin»…

 

 

Глава 31. 

И вся твоя жизнь — как хрупкий шар,
Возле которого крутится всё.
Но наша жизнь так огромна,
Что мы должны простить себя за всё,
И поверить в себя внутри этого лабиринта испытаний.
Поверь мне, после зимы всегда наступает весна («Answer: Love Myself»)

(playlist — TVXQ!: Before U Go)

В Сеуле смеркалось. Тэхён сидел на заднем сиденье своего авто, которое везло его на важную встречу, и раз за разом прогонял на телефоне скачанное несколько недель назад видео.

Месяцы реабилитации без отрыва от работы, бесконечно тянущиеся дни самобичевания, — он думал, что отпустил её.

Мир снова стал наполняться красками, когда после очередного, последнего приступа сквозь пелену навалившейся на него депрессии Тэ услышал её голос. Он доносился откуда-то из далёких воспоминаний:

«Не смотри вниз, Тэхён»…

«Не смотри вниз»…

«Тэхён»…

«Тэхён»…

«Тэхён»…

Она спасла его. И он отпустил.

Однако в тот день, когда она словно призрак из прошлого возникла на экране их с ребятами телевизора, Тэхён с ужасом осознал, что всё это время он прятал Рин в укромном уголке своей души. Он и не думал терять её. Забывать её. Переставать любить её…

Он был на седьмом небе от счастья, что наконец увидел её вновь. Он ощутил, насколько сильно тосковал по ней.

Тэ не знал, что ему делать.

У него имелись хорошие связи, он легко мог выяснить в обход Ши Хёка, который категорически отказался помочь ему полгода назад, где она сейчас находится. Но что дальше?

Вдруг она не хочет видеть его? Вдруг она уже не одна?

А если нет? Если она всё ещё чувствует к нему хоть что-нибудь? Если ждёт от него шага навстречу?

Тэхёна терзали сомнения.

Он выучил этот видеоролик наизусть. Знал каждый её взмах рукой, каждый шаг и прыжок, каждый волнообразный прогиб её тела. Но память постоянно подсовывала ему другие кадры со своих пыльных полок: где Рин закрывала глаза от удовольствия в его объятиях, где Рин пылко выгибалась ему навстречу, когда он входил в неё бесконечно глубоко и властно, где Рин притягивала его к себе и целовала так, будто завтра уже никогда не наступит, где Рин шёпотом, полным отчаянного желания, произносила его имя.

Тэ усмехнулся: что бы сказали сейчас фанатки, узнай они, что их «красавец»-айдол готов горы свернуть и обежать половину планеты, чтобы оказаться рядом с девушкой, которая напрочь свела его с ума, и больше никогда никому её не отдавать?

А ещё недавно к нему пришла в голову забавная мысль о том, что кроме «юнгующего» Шуги в их группе теперь завелась любопытная «видалка», — Ви, который случайно несколько лет назад в одном из интервью в шутку заявил, что его девушка будет русской…

Машина остановилась у небольшого отеля.

— Подождите меня рядом, мне нужно полчаса, — попросил телохранителя Тэ и вышел из автомобиля.

Молодой человек достиг на лифте нужного этажа, и уже через минуту стоял у указанной в смс двери. Предстоял неприятный разговор.

Он постучал.

— Ну наконец-то, — в ту же секунду дверь распахнулась, и Хёрин, схватив его за руку, буквально втащила Тэ в комнату. — Моя решительность уже было начала меня покидать.

— Что-то случилось? — насторожился не ожидавший такого стремительного приёма Тэхён, которого увлекали в просторное помещение номера с приглушённым освещением.

Хотя всё происходило суматошно, Тэ успел заметить, что сегодня Хёрин выглядела как-то слишком… откровенно? Сексуально? Может даже… пошло? Колготки в сетку, высокие туфли на шпильке, очень короткое узкое платье, которое открывало взору её шикарные формы, распущенные слегка завитые волосы, спадающие на её обнажённые плечи и спину.. Возможно, в другой жизни он бы не позволил ей двинуться дальше входной двери, но не в этой.

Девушка подвела его к кровати и мягко ладонью толкнула на неё не приготовившегося к такому сценарию Тэхёна. Он не удержался и с размаху приземлился пятой точкой на мягкий матрас.

— Хёрин? Что происходит? — поднял он на неё вопросительный взгляд.

— Тэ, послушай меня и не перебивай, ладно? — попросила его она.

Он напряжённо кивнул.

— Тэ, — тихим голосом начала Хёрин, присев перед ним на корточки, положив свои руки на его колени, и глядя на него снизу вверх. — Мы знаем друг друга уже много месяцев. У нас схожие мысли, чувства.. и даже в какой-то мере судьбы. Я дорожу нашей дружбой, мне с тобой очень комфортно….. Я боюсь разрушить возникшее между нами доверие… Но не могу больше держать это в себе.

Тэхён напрягся ещё больше, когда она закончила эту фразу, и стала приподниматься, заставляя его отклониться назад и упереться руками в кровать, чтобы хоть как-то оставаться в положении сидя. Ладони Хёрин скользнули чуть выше его колен и замерли. Она приблизила своё лицо к его, и шёпотом продолжила:

— Я чувствую, что между нами что-то большее… Больше, чем дружба… Я ощущаю искру…, которая может разгореться и стать пламенем…

Девушка склонила голову на бок, и неспеша прислонилась горячими губами к его шее. Потом снова отстранилась и заговорила:

— Я вижу, как иногда ты смотришь на меня… Как твои глаза блуждают по моему телу… Поначалу мне было это странно… Но потом…

Хёрин поставила одно колено на кровать между его колен, и начала медленно продвигать ногу вперёд, пока не добралась до преграды в виде плотной чёрной кожаной ткани его брюк. Тэхёну пришлось опуститься ещё ниже к покрывалу, согнув руки а локтях. От весьма интимного тона ситуации и её общей непредсказуемости молодой человек растерял все свои мысли и находился в состоянии крайней степени шока.

— Я постоянно думаю о тебе.. И у меня есть подозрения, что это взаимно…, — сладким голосом произнесла девушка, ведя свободной ладонью по его телу от шеи вниз к поясу штанов. — И я думаю… что не случится ничего страшного…, если мы… дадим волю нашим желаниям… сегодня… Ведь завтра ты улетаешь, и я буду далеко от тебя… целую неделю…

Она легонько поцеловала его в плотно прикрытые губы, выпрямилась, и медленно принялась расстёгивать его ремень, соблазнительно ёрзая бёдрами в опасной близости от его колена.

Последние слова красотки привели Тэхёна в чувства, и он осторожно схватил её руку, убрав ту подальше от своей молнии.

— Хёрин? — позвал он.

— Да, мой оппа, — взглянула она на него взглядом искусительницы.

— Не называй меня так, — твёрдо сказал Тэ.

Она улыбнулась. Он приподнялся, одну руку положил на её талию, второй погладил её щёку, и тихо спросил:

— Я нравлюсь тебе?

— Да, — томно ответила Хёрин.

— Хочешь меня? — пытал её Тэхён, беззастенчиво глядя ей прямо в глаза.

— Да, — картинно прикусив нижнюю губу, на выдохе произнесла девушка.

— И билет до Нью-Йорка тоже хочешь не меньше, чем меня? — вдруг шёпотом проговорил Тэхён, едва не задевая своими губами её губы.

— Что…? — растерялась Хёрин, и сразу же изменилась в лице, будто её застигли врасплох.

— Ты же за этим устроила весь этот лакорн? Чтобы я взял тебя с собой? — наклонил голову Тэхён, продолжая издевательски улыбаться.

— Ты в своём уме? — оттолкнула его от себя униженная подозрениями Хёрин. — Как ты мог подумать обо мне такое?! Знаешь, как мне страшно было решиться на вот это вот всё?!

— Да? Ну тогда извини. Я наверно не так понял вчерашний звонок Намджуну из компании, где мы бронировали билеты на частный самолёт. Они просили уточнить, будем ли мы оплачивать ещё один билет, который забронировали два дня назад на имя Хёрин Ким, — в шутку виновато надув губы захлопал невинными глазами Тэ.

— Чёрт…, — вскочила с кровати девушка, и схватилась за голову, покрываясь краской стыда.

Тэхён спокойно поднялся с кровати, подошёл к ней, взял её за руки, и приказал:

— Посмотри на меня, Хёрин.

Она повиновалась. В её глазах бесновались злость и стыд.

— Ты сногсшибательно красива. Твой голос — это что-то нереальное. Ты божественно двигаешься. Ты глупенькая, но… ты хороший человек, я вижу, — он погладил её по голове. — Тебя ждёт оглушительный успех и ты абсолютно точно добьёшься всего, о чём мечтаешь. Сама. Без чьей-либо помощи. Пусть не так быстро, как хотелось, но ты будешь гордиться собой. Я тебя уверяю. Это из собственного опыта.

Он на секунду замолчал, но затем продолжил говорить:

— Ты мне очень нравишься. Как женщина. Но чисто эстетически. Мне нравится наблюдать за тобой, твои движения и манера разговаривать настолько захватывают моё внимание, что я не могу оторвать глаз. Мне жаль, что ты не так поняла.

Хёрин опустила взгляд и, грустно усмехнувшись, негромко сказала:

— Не можешь забыть эту танцовщицу?

— Нет, — честно ответил Тэ.

— Ну так иди к ней, чего ты ждёшь? Иди и делай что-нибудь. Женщина не будет ждать вечно, — неожиданно сказала Хёрин, освободив ладони из его рук, и стала аккуратно подталкивать его в спину к выходу.

Уже через несколько мгновений Тэхён дружески улыбнулся ей, стоя в проёме открытой двери, а потом исчез.

Дверь за ним захлопнулась.

Хёрин зашла обратно в комнату, упала на кровать, и расплакалась.

 

 

Глава 32.

Я хочу быть рядом с твоим сердцем,
Потому что это пейзаж, который я видел во сне.
Просто отведи меня туда, где ты.. («Wishing on a Star»)

(playlist — BTS: Ma City)
(playlist — Ariana Grande: 7 rings)
(playlist — KEY Feat. Soyeon of (G)I-DLE: I Wanna Be)

Нью-Йорк встретил бантанов приветливо, согревая тёплыми солнечными лучами, обдувая приятным лёгким ветерком, отчего настроение молодых людей после утомительного перелёта сразу улучшилось.

В аэропорту их как всегда ждали преданные поклонники и не утихающие вспышки фотокамер. Ребята выстроились, чтобы дать всем желающим возможность запечатлеть их вместе.

Среди восторженных возгласов и истеричных визгов-признаний в любви Шуга вдруг услышал знакомое «Юнгиии-я!!! Я засужу тебя! Ты заставил меня обанкротиться на билет в Нью-Йорк!!!».

Рэпмон сдавленно засмеялся, и ткнул в бок улыбающегося под маской смущённого Сахарка.

— Ну всё, — тихо сказал Шуга. — Она напросилась. На следующем фансайне хрен она от меня сбежит.

— Она сбегает? — тоже тихо удивлённо спросил Мон.

— За всё время ни разу не подошла за автографом, — подтвердил Юнги. — Вот теперь я чертовски решительно настроен поймать эту смелую барышню на нашей следующей встрече с фанами. И пусть только окажется не симпатичной, я сам на неё в суд подам. В свой. И накажу по всей строгости.

Намджун хохотнул, и продолжил раздаривать снимающим его девушкам милые эгьё.

Уже через несколько минут все семеро ребят направлялись к микроавтобусу, который должен был доставить их в отель.

В пять часов вечера машина бантанов практически подъехала к красной дорожке, которая вела к концертному залу, где вскоре должна была начаться одна из самых престижных в США музыкальных церемоний награждения.

Молодые люди в предвкушении обсуждали в последний раз, что говорить ведущим, кто за кем стоит, о чём можно шутить, и какие выражения лиц нужно использовать на камеру.

«Интересно, как близко я сейчас к тебе, Рин? В каком ты городе?», — думал Тэхён, когда отвлекался от общего диалога, не подозревая, насколько близко на самом деле он подобрался к своей цели.

Ребята так фешенебельно покинули лимузин, что уже с этого роскошного момента стали звёздами вечера. Семь стильных, очаровательных мужчин модельной внешности с обворожительными улыбками на лицах начали триумфальное шествие по красной дорожке и моментально покорили своим умением подать себя на публике всех присутствующих операторов. Камеры инстинктивно старались поймать хотя бы несколько «золотых» кадров с прекрасными корейцами, порой даже без зазрения совести отвлекаясь от своих местных знаменитостей.

Во время первой остановки для небольшого интервью парни настолько сосредоточились на том, чтобы достойно показать себя, что пропустили приезд одного из самых ожидаемых наравне с BTS гостей вечера.

К красной дорожке подъехал очередной лимузин. Остановился. Открылась задняя дверь, и из салона на землю изящно опустились две стройные женские ножки в брендовых синих туфлях на высоких каблуках. Затем появилась вся фигура целиком, и пришедшие в восторг поклонники узнали в ней сеульскую восходящую звезду танцевальной индустрии. Публика в экстазе взорвалась бурными аплодисментами, как и при появлении бантанов.

Тэхён на время отошёл недалеко от своей команды, чтобы дать автограф особо рьяно привлекающим его внимание девушкам-фанаткам. Вдруг кто-то тронул его за плечо:

— Ви, добрый вечер! — пожал обернувшемуся молодому человеку руку оператор с фотоаппаратом. — Можно Вас попросить попозировать мне вместе с Вашей коллегой?

— Добрый вечер, конечно, — охотно согласился выполнить просьбу улыбающийся Тэхён.

— Тогда станьте, пожалуйста, вооот сюда, — показал ему оператор на место возле большого фонового плаката церемонии, потом быстро повернулся в другую сторону и кого-то позвал: — Не могли бы Вы подойти к нам на секундочку, пожалуйста?

Тэ перевёл взгляд туда же и…

Она выглядела, словно девушка с обложки: классическое синее платье до колен, повторяющее каждый изгиб её идеального тела, длинные угольно-чёрные волосы, волнами ниспадающие на спину, макияж в стиле смоуки-айз, красивая, уверенная походка.. Некоторое время он стоял, словно молнией поражённый. Но вскоре мозг заработал в прежнем режиме, напомнив ему, что на людях необходимо прятать подальше свои истинные чувства и эмоции, и Тэхён постарался натянуть на себя маску вежливой доброжелательности, хотя это было невероятно трудно сделать в данной ситуации.

Девушка бодро шла навстречу оператору, но ровно до того момента, пока не посмотрела на то место, куда ей нужно было встать для фото. Она заметно сбавила шаг, едва ощутимо напряглась, зрачки в изумлении расширились, брови чуть сдвинулись вверх. Но, видимо по той же причине, что и у Тэ, как он предположил, через миг на её лице тоже появилась похожая маска, и никто из окружающих не успел заметить ничего странного.

Сердце Рин колотилось как сумасшедшее. По мере приближения к симпатичному парню, преследующему её во снах уже полгода, ладони девушки становились всё холоднее. Она никак не ожидала, что всё так обернётся. Увидеть его здесь было для Рин полнейшим сюрпризом. Скорее приятным, чем нет, но она не была готова, и поэтому контролировать свои эмоции могла с огромным трудом. Маска немного помогала сохранить в тайне то, что по-настоящему творилось у неё в душе.

По правилам американского этикета им следовало приобнять друг друга в знак приветствия. Что они и скромно сделали, когда Рин вплотную приблизилась к Тэ. Со стороны это выглядело вполне буднично для таких мероприятий, но на самом деле даже от такого, казалось бы, мимолётного прикосновения у обоих внутри произошёл сильнейший флэшбэк, от которого жизнь снова перевернулась вверх дном.

— Привет, — неестественно прохладным тоном поздоровалась она с молодым человеком под вспышки фотокамер.

— Привет, — едва сохраняя самообладание и стараясь оставаться доброжелательно-отстранённым, сдержанно улыбнулся Тэхён.

По прошествии минуты этой спонтанной фотосессии бантаны, наконец, обнаружили потерю бойца, потом вдруг увидели Рин, и толпой повалили приветствовать её и заключать в дружеские объятия. Это отчасти разрядило накалённую обстановку. Напряжение между двумя молодыми людьми дало слабину, и дальше совместная фотосъёмка русской красавицы-«белоснежки» и семи очаровательных южно-корейских «гномов» прошла на «ура».

Ближе к ночи все номинанты премии, победители, и просто известные гости съехались на вечеринку, проходившую в шикарном закрытом развлекательном заведении. Мемберы BTS не были любителями подобных тусовок, но на этот раз Намджун, к удивлению всех макнэ, решил, что они непременно должны сегодня туда поехать. Он мотивировал своё необычное решение тем, что пора бы им чуток влиться в «звёздное» общество, если они хотят распространить своё музыкальное влияние на Америку. Необычным Тэ показалось и то, что лидера как-то слишком оперативно поддержали Юнги, Хоуп и Джин. Поскольку, например, как правило, Шугу было категорически невозможно затащить в такие места никакими коврижками. А тут он чуть ли не первым схватил свой пиджак, чтобы лететь туда на всех парусах.

Тэхён чувствовал себя не в своей тарелке. С той самой минуты, как увидел Рин на красной дорожке. Он встретил её так неожиданно, что не знал, как поступить дальше.

Сидя в зале во время шоу он как можно незаметнее пытался найти девушку глазами, но это ему удалось сделать только тогда, когда Рин пригласили на сцену, чтобы вручить награду «Открытие года».

Она выглядела намного увереннее, произнося свою благодарственную речь в микрофон, чем несколько месяцев назад, когда подсознательно взяла его за руку, умирая от волнения.

В конце своего обращения Рин внезапно сообщила публике, что всегда будет очень признательна своим сеульским коллегам и ребятам из BTS в частности.

— Я рада вас сегодня здесь видеть, парни! Покажитесь, — попросила она громко, стараясь разглядеть их в той части зала, где сидели все приглашённые исполнители.

Бантаны радостно повскакивали со своих мест, замахали ей руками, посылая свои знаменитые сердечки, прикладывая руки к голове, а потом стали ей аплодировать. Джин даже не преминул отправить ей фирменный воздушный поцелуй в тот момент, когда камера взяла его крупным планом. Поклонниц можно было выносить на носилках и откачивать электрошоком, а рейтинг просмотров прямого эфира церемонии мгновенно подлетел в несколько раз.

— Я тоже вас обожаю, ребята, — засмеялась девушка, отправив им в ответ свой воздушный поцелуй, приложив указательный и средний пальцы к губам, а затем вытянув руку с жестом, от которого у Тэхёна мурашки промчались от затылка до пальцев ног.

Его жест «V».

Было ли это случайностью, или она сделала это намеренно — он терялся в догадках..

В помещении заведения, куда они приехали около полуночи, царили роскошь и гламур. Пёстро разодетые представители музыкальной касты расхаживали по огромному залу с бокалами шампанского, мило беседовали друг с другом, иногда собираясь в кучки, откуда слышались смех и отрывки светских бесед.

Намджун и его бравая команда, которую присутствующие атаковали вниманием уже возле входной двери, были польщены таким интересом и уважением к своим персонам, и без устали налаживали связи абсолютно со всеми желающими.

Через час организаторы пригласили всех пройти в соседний зал и занять свои места за столиками. Официанты подали дорогое спиртное и изысканные закуски.

— Чими, постарайся не пить как буржуй, мы не дома, — тихо предупредил его Намджун.

— Айщ, хён! Я что, крайний? — обиделся Чимин. — Вот Хоби-хён тоже может перебрать и полезть на стол с песнями и плясками!

— Я и без алкоголя так могу. Но не буду, — вставил свои пять копеек Хосок. — Я думаю, они ещё не готовы узреть всю мощь моего хореографического великолепия.

— Хоуп хотя бы после сам передвигаться может на своих двоих, — улыбнулся Чимину Юнги, отодвигая от него бутылку элитного шампанского поближе к себе. — А тебя потом донеси, уложи, в пижамку переодень…

— Оу… Так это ты сделал? Спасибо, хёёёён, — умилился счастливый Чимин, вспомнив свою последнюю отключку в Японии. — Я же говорил, что ты самый добрый человек в мире!

— Кто? Я?? — нервно озираясь на изумлённо уставившихся на него мемберов стал активно отнекиваться суровый рэпер Шуга. — Определённо это не обо мне. Я по жизни грубый, угрюмый, недовольный жизнью человек, который мечтает купить бензопилу, и одним прекрасным утром распилить в хлам нахрен весь этот убогий мир. Всех кроме щеночков. Щеночков я люблю. А ты был похож на щеночка. Тогда. И я это сделал. О чём до сих пор жесть как сожалею.

— Спасииииибо, Юнги-хёёёён, это так миииило, — полез к нему обниматься тронутый такой заботой Чимин.

— Отстань от меня, придурок, — закрылся от него руками Шуга под приглушённый хохот остальных.

Спустя ещё полчаса бесплотных зрительных поисков Тэхён осознал, что Рин здесь нет, и отпросился у Джуна прогуляться на балкон, чтобы подышать свежим воздухом и остаться наедине со своими мыслями.

— Хорошо, иди, — отпустил его Мон. — Держи телефон под рукой. И только попробуй не ответить на звонок. На поводке везде водить буду.

— Да не потеряюсь я, не волнуйся. Скоро вернусь, — улыбнулся Тэ, встал из-за стола и в скором времени исчез за дверью в соседнее помещение.

 

 

Глава 33. 

Всё снова рушится,
Время истекает, а мы делаем лишь хуже.
Нет выхода, мы в тупике, всё снова рушится.. («House Of Cards»)

(playlist — Shinhwa: Perfect Man)

Рин вошла на открытый балкон с бокалом шампанского в опущенной руке, погружённая в свои спутанные произошедшим на церемонии событием размышления. Поэтому заметила Тэхёна только в тот момент, когда подняла голову и осмотрелась. Она резко остановилась, и первым желанием было развернуться и бежать отсюда изо всех сил. Но следом к ней пришла вполне здравая мысль о том, что это будет выглядеть весьма глупо и даже по-детски. Посему девушка заставила себя внутренне собраться, и продолжила идти в намеченном направлении.

Тэ стоял, приклонившись спиной к кирпичной стене, спрятав руки в карманы брюк, и пристально наблюдал за ней.

Рин подошла к широким перилам балкона, и встала там, положив на них локти. Некоторое время они молчали, в тайне жадно наслаждаясь присутствием друг друга, и любуясь ночным городским пейзажем.

Она неторопливо сдвинула маску в сторону, сделала глоток искрящейся в свете луны прозрачной жидкости, и, наконец, прервала становящееся взрывоопасным безмолвие.

— Красиво. Но не так, как в Сеуле, — негромко произнесла Рин, продолжая разглядывать завораживающие огни Нью-Йорка.

— Скучаешь? — спокойным голосом спросил Тэ, глядя в ту же сторону.

У Рин ёкнуло сердце. Она помнила, что этот вопрос он задавал ей несчётное количество раз. Но касался он вовсе не города. Что же Тэ имел в виду сейчас?…

Его вкрадчивый низкий голос проникал так глубоко в подсознание, что по её телу сокрушительной волной тут же разлилась необъяснимая тоска, которая настойчиво толкала Рин в знакомый, желанный омут его губ, глаз, его горячих объятий…

— Иногда прижимает, — уклончиво ответила девушка, пробуя усмирить вновь пробуждающиеся чувства. — Как у тебя дела?

— Думал, что нормально, — странно ответил Тэхён. — Сейчас не знаю.

Рин повернула голову, и тут же встретила его пронзительный магнетический взгляд, от которого у неё подкосились ноги и участилось дыхание. К горлу подступала едкая горечь просящихся наружу слёз.

— Как… Хёрин? — уколола его Рин, не сумев сдержать уничтожающей её день за днём обиды, и тем самым удерживая его от лживых намёков на её счёт.

— Она была в порядке, когда я уезжал, — равнодушно пожал плечами Тэхён, пытаясь разгадать смысл этого вопроса и тон, которым она его об этом спросила.

Рин с натугой улыбнулась, и отвернулась, устремив взор в ночное небо. Её пальцы сжали ножку бокала сильнее. В груди жгло огнём. Надо было без промедления уходить, но она не хотела. Ей необходимо было побыть рядом с ним ещё немного. Пусть будет больно от того, что он принадлежит не ей. Пусть ей снова предстоит сотня вечеров в слезах. Она выдержит. Только бы взять с собой ещё чуть-чуть звуков его голоса, его запаха, его тепла, если повезёт, чтобы память не смела стирать его из головы, отнимать его у неё без остатка.

— А как у тебя жизнь? — услышала она вопрос Тэхёна сквозь нескончаемый поток своих мыслей. — Есть ли с тобой человек, который… заботится о тебе?

— У меня всё в порядке. Я здесь не одна, — кратко ответила Рин.

Прошло несколько мучительных секунд, пока сбоку в нескольких сантиметрах от себя девушка не почувствовала его дыхание:

— Ничего не хочешь мне сказать, Рин?

Она стремительно выпрямилась, случайно уронив бокал за балкон, и в смятении посмотрела на молодого человека. Тэхён тоже выпрямился, всё ещё ожидая ответа.

— О чём, например? — с тревогой в голосе спросила Рин.

— Ну, например, почему не рассказала мне о своём замужестве, — шагнул к ней Тэхён.

— Это тебя не касается, — резко ответила девушка, пятясь к перилам.

— Правда? — ещё ближе шагнул к ней Тэ. — После всего, что между нами было, не касается? А почему тогда касается Хоупа?

Рин вплотную упёрлась в балконное ограждение. Бежать было некуда.

— Хоупу я рассказала по дружбе. А ты…. ты…., — сбивающимся голосом не договорила Рин.

— Кто я? — жёстко задал давно терзающий его вопрос Тэ. — Мальчик, которым ты ненадолго увлеклась? Я не заслужил таких откровений, да?

— Для тебя бы это имело значение, в отличие от него! — выпалила Рин.

— Да кто дал тебе право решать, что для меня имеет значение, а что — нет? — возмущённо тихим голосом произнёс раздражённый Тэхён.

— Мы стали близки! Я виновата в этом! Я просто хотела почувствовать, что нужна кому-то! Я не хотела, чтобы ты влюблялся, потому что я не смогла бы ответить тебе тем же! Я знала, что не подхожу тебе, понимаешь? — затараторила девушка, невольно давая первым слезинкам скатиться по щекам.

— Так ты поэтому удрала?! Боялась, что бедненький влюблённый по уши неопытный мальчик Тэхён не будет тебе прохода давать?! Страдать будет?! Спасла его, значит, ценой своей жертвы?! — пришёл в ярость Тэ.

— А что, если и так!? — от безысходности воскликнула она, вспомнив о Хёрин. — Сейчас нет смысла копаться в прошлом, наши пути разошлись!

— Нет смысла, ты права, — холодно произнёс Тэ. — Только напоследок я хотел бы оставить тебе кое-что на память. Пусть это терзает тебя каждую чёртову секунду, когда он будет обнимать и целовать тебя.

С этими словами Тэхён рванул её маску на пол, одной рукой бесцеремонно прижал к себе Рин за талию, другой с силой обхватил её затылок, и впился в её мягкие губы грубым, властным, отчаянным поцелуем.

Девушка не могла двигаться в его стальных объятиях. Он истязал её губы, безжалостно покусывая их, ожесточённо скользя по ним своими так, что кожа вокруг становилась багровой и начинала саднить. Его язык проник в её рот настолько глубоко, что она едва могла дышать.

Но Рин не сопротивлялась. Она приняла всю его боль, всю обиду, всю злость, всю его любовь. По щекам катились слёзы. Она готова была терпеть всё это, лишь бы он не уходил как можно дольше. Рин поняла, что это был их последний поцелуй.

Мгновение…

Ещё мгновение…

Девушка почувствовала, как Тэхён внезапно отстранился от неё. Оба громко и учащённо дышали.

Рин открыла заплаканные глаза и увидела, как он медленно, шаг за шагом отступает спиной к выходу, не отрывая от неё взора. Словно стараясь запомнить её, отпечатать навсегда в своём сердце.

Через несколько секунд, достигнув балконной входной арки Тэхён бросил на Рин взгляд, полный муки и сожаления, затем развернулся и быстро зашагал прочь.

Постояв минуту без движений, трясущимися руками она нащупала на полу свою маску, отряхнула её и надела на лицо.

Рин не помнила, как добежала до выхода из здания незамеченной.

Ей довольно быстро удалось остановить такси, запрыгнуть в него, и только там она позволила себе разрыдаться от всей души.

 

 

Глава 34. 

Мы не можем провалиться,
Ведь мы верим друг в друга.
Ну, что скажешь?
Не сегодня! («Not Today»)

(playlist — Jason Derulo feat. Lay Zhang &NCT 127: Let’s Shut Up & Dance)

Утром в одном из музыкальных агентств Нью-Йорка кипела работа.

— Нет, ну этот совершенно не подходит, — клацая мышкой на очередное фото из огромной подборки сокрушался представительный мужчина в классическом костюме, сидя в офисном кресле. — Ты посмотри на него, слишком миловидный. Нет. Не то.

— Ну да, не очень…, — безропотно согласился его помощник, ёрзающий рядом на стуле.

— Господи, а это что за чучело? — схватился за голову шеф. — Где вы таких откопали? Я же просил определённый типаж.

— Ну, не очень-то легко за короткий срок найти такого, чтобы был одновременно ярким, хорошо поющим, офигенно танцующим, и подходил нашей звезде по внешним данным, — оправдываясь, развёл руками помощник.

— Эх… Ладно. Что там дальше? — вздохнул, и снова пустился в фотопоиски мужчина.

По прошествии нескольких часов, проведённых, по мнению шефа, абсолютно впустую, они с помощником погрузились в раздумья о том, как быть дальше.

Вдруг взгляд главного случайно упал на утреннюю газету, лежащую у него на столе под чашкой уже остывшего кофе. Он резко выпрямился в кресле, поднял чашку, выхватил из-под неё заинтересовавшую его вещь, и, тыкая пальцем в большую фотографию на первой полосе, возбуждённо спросил помощника, застав того врасплох:

— Кто этот парень??

— Я … точно не знаю.., — замялся молодой человек. — Какая-то k-pop-группа. Я не знаю их по именам, они все какие-то… одинаковые..

— Ты прикалываешься? — возмутился шеф. — Разуй глаза, он же красавчик! Звезда! Какая харизма! Какая работа на камеру! Вокалист или рэпер?

— Понятия не имею, — обречённо признался помощник.

— Батюшки… Это ж он с нашей подопечной! Смотри! — вдруг радостно воскликнул шеф, листая статью. — Какое совпадение! Ты только взгляни, как охренительно они смотрятся вместе! Это ж какое везение!

— Ну да, наверно, — неуверенно произнёс тот.

— Найди мне срочно всю информацию по нему. И ссылки на видео с ним. СРОЧНО, слышал? — громко приказал мужчина.

— Да, шеф, уже бегу, — вскакивая со стула и вырывая газету из рук главного, с готовностью проговорил молодой человек и понёсся вон из кабинета.

Ещё через час в приёмной Ши Хёка раздался звонок из Нью-Йорка.

— Ну что, удалось? — с тревогой спросил Намджун вошедшего в его номер задумчивого Сокджина.

Тот устало упал на диван рядом с Юнги, и отрицательно закачал головой.

— Да что ж такое, блин? — разочарованно произнёс Мон. — Что с ним произошло, не понимаю?

— Я уверен, что дело в Рин, — спокойно ответил Шуга, покручивая в руке спиннер.

— А я не уверен, — отозвался Джин. — Он до самого похода на балкон был в порядке, я следил за ним. Ну, немного напрягся, это очевидно, они ж не виделись больше полугода. А так — всё как обычно. Они даже не разговаривали толком.

— А я уверен, — упорно настаивал на своём Юн. — Хочешь, поспорим, что ты хреновый психолог?

— Айщщщ, я в прошлый раз тебе неделю уборки проспорил, не дождёшься, — отказался от спора Джин.

— Джун, Чинхо ответила? — в сотый раз за утро спросил Юнги.

— Нет ещё, — обеспокоенно отозвался Мон. — И это заставляет меня переживать ещё больше.

— Он вообще тебе ни слова не сказал? — снова спросил Джина Шуга.

— Ну если не считать «Джин-хён, не докапывайся до меня» — то ни слова, — усмехнулся Джин.

— Может у него просто заболел живот? И именно поэтому он потребовал, чтоб мы немедленно поехали в отель.., — успокаивал себя Намджун.

— Ага, как же, живот. Ты морду лица его видел? — возразил Юнги. — Я в тот момент подумал, он сейчас голыми руками разнесёт всю их элитную забегаловку на атомы.

— Чонгук по-секрету сказал, что слышал, как Тэ плакал в ванной, — упомянул углубившийся в свои размышления Джин. — Говорит, шумел душ, вода в раковине, и всё равно было слышно. Он уже думал второй раз в жизни дверь с ноги выносить.

— Чего ж не вынес? — с интересом спросил Юнги.

— Сказал, что не пришлось. Тэхён сам вышел. И сразу лёг спать, — пожал плечами хён.

— Ответила! — радостно воскликнул Намджун, всё это время гипнотизировавший экран своего телефона.

— Что там? — наклонился вперёд Юнги.

— Читай давай скорее, — в нетерпении попросил Сокджин.

— Пишет, что вчера ночью Рин вернулась вся в слезах.. Чинхо её успокаивала около часа.. Пишет, из того, что удалось разобрать, она поняла только, что дело в мужчине.. Говорит, на неё было жалко смотреть.., — быстро пробегал глазами сообщение Джун. — Чинхо считает, что речь шла о том же человеке, из-за которого Рин переживала, когда только приехала в Нью-Йорк.. Она пишет, что, видимо, вчера Рин его встретила, внимание(!), в том же заведении, где ночью были мы!

— Опачки…, — улыбнулся Юнги. — Я чёртов логик! Свээээг!

— Но её же там вчера не было! — возмутился Сокджин.

— Да у нас вечно как у семи нянек дитя без глаза. Тупо не заметили скорее всего, — махнул рукой Шуга, и снова спросил Мона. — Что Чинхо говорит по поводу причины настроя Рин? Он обидел её или…?

— Она уверена, что наша подружка болезненно влюблена в этого парня. Поэтому такая тяжёлая реакция. А вот почему Рин не с ним, она не знает. Рин почти не говорит с Чинхо на эту тему, — проглядев очередное сообщение от своей возлюбленной, ответил Намджун.

— Айщщщ.. Ненавижу вмешиваться в такие дела, но…. они меня уже до ручки довели, — раздражённо признался Сокджин. — Давайте что-нибудь делать с этим уже.

— В таких вещах нельзя спешить, — начал рассуждать Юнги, но его прервал неожиданно вошедший к ним не выспавшийся Тэхён.

Парни настолько резко изобразили непринуждённые позы, что Тэ заподозрил их как минимум в убийстве местного, и застыл в дверях. Потом отмер и обратился к Намджуну:

— Мон, звонил Ши Хёк. Он несколько минут назад говорил по телефону с представителем какого-то американского музыкального агентства. Меня пригласили сняться в очередном трибьюте на песню Джексона, которую пустят в эфир в мае. Он просил тебя поехать со мной.

— Хорошо, Тэ, — удивлённо ответил Мон. — Когда там нужно быть?

— Примерно к четырём, — уточнил Тэхён.

— Окей, я тебя понял, — кивнул ему головой Джун, и Тэхён, кивнув в ответ, тут же вышел.

— Почему не Чонгука? — растерянно почесал голову Джин.

— Не знаю, самому интересно, — проговорил лидер. — Может типаж не тот, может нужен именно вокалист с баритоном.. Скоро узнаем.

— А вот и я, привет, — поздоровалась Рин с хореографом, войдя в тренировочный зал, и кинула спортивную сумку на первый попавшийся на глаза стул.

— Привет, — махнул ей рукой молодой человек, не отрывая глаз от экрана мобильного. — Ты сегодня вовремя.

— Я-то — да. А партнёр мой новый где? Первый день, а он опаздывает. Как-то это неприлично, заставлять девушку ждать, — попыталась пошутить Рин, но получилось не очень, поскольку настроение её было на нуле.

— Он не местный. Может, потерялся? — усмехнулся он.

— А может, передумал, — в надежде, что репетиция чудесным образом отменится, проговорила Рин.

— Зря ты так. Он красава. Смотрю видео с ним. Прямо зажигалка. Как партнёр для этого клипа тебе очень подходит, судя по тому, что я вижу, — улыбнулся молодой человек.

— Да дай же мне посмотреть хоть на этого идеального мужчину. Мне шеф все уши прожужжал по телефону, какое там восьмое чудо света, а кто он — так и не сказал, — подошла к нему девушка и протянула руку, чтобы тот дал ей телефон.

— Ну на, полюбуйся, — протянул он ей свой мобильник, ожидая реакции на увиденное.

Рин поднесла экран на комфортное расстояние от глаз, и мгновенно изменилась в лице. Хореограф тоже перестал улыбаться, заметив, в каком она находится ужасе:

— Эй, что с тобой? Что случилось?

— Только не это, — упавшим голосом пролепетала девушка. — Да за что же мне такое наказание?

— Что не так, объясни? — потребовал молодой человек, но она не успела ничего ответить.

В зал с милой, доброжелательной улыбкой вошёл Рэпмон, и только открыл рот, чтобы вежливо поздороваться, как увидел знакомое лицо.

— Рин?! — поражённо воскликнул он, и застыл на месте.

Шедший позади Тэхён неожиданно налетел на лидера сзади, одновременно услыхав, как Джун произнёс судьбоносное имя. Тэ ухватился за футболку Мона, чтобы не упасть, выглянул из-за его плеча вперёд и не поверил глазам.

— Да ты издеваешься.., — тихо прошептал Тэ, обратившись к Создателю, укоризненно поглядывая в сторону потолка.

Джун сделал вид, что не заметил этого, но для себя сформулировал некоторые выводы, коими собирался потом поделиться с хёнами.

— Намджун? — только и смогла произнести растерявшаяся девушка, но ответила взаимностью, когда Мон подошёл к ней и по-приятельски приобнял, не забыв поприветствовать такого же растерянного молодого человека рядом с ней.

— Вот это встреча! — обрадовался Мон, переходя на английский язык. — Так ты здесь теперь работаешь?

— Э.. Ну, вобщем, да, — неуверенно подала голос Рин, стараясь не смотреть ему за спину.

— Здорово, — искренне порадовался за неё Джун. — А нас отправили в этот зал, сказали, здесь будет проходить репетиция. Тэ пригласили участвовать в требьюте Джексона. Может, мы дверь перепутали?

— Нет, всё верно, — подтвердил хореограф, и спросил, обратившись к Тэхёну. — Вы Ви из БиТиЭс?

— Да. Это я. Привет, — ответил по-английски Тэ, хорошо поняв, о чём его спрашивают, и приветливо махнул тому рукой.

— Тогда вам точно сюда, — обратился к Намджуну молодой человек, и ответил Тэхёну приветственным жестом руки.

— Так.. Ви танцует в паре с Рин? — уточнил расплывающийся в улыбке Намджун.

— Да. Съёмки длятся всего два дня, — пояснил хореограф. — Сегодня учим движения, завтра утром у вокалистов запись партий, а днём уже работа перед камерами в полном антураже.

— Ого, быстро, — удивился Мон.

— Ну, это потому что у многих приглашённых на съёмки звёзд плотный график, — подмигнул ему молодой человек. — Вы же возвращаетесь домой через пять дней, как я слышал?

— Так и есть, — подтвердил Джун.

— Тогда, за работу? — с улыбкой взглянул он вопросительно на Тэхёна.

— Это плохая идея, — вдруг выпалила Рин, бросив на Тэ взгляд, полный самых противоречивых чувств.

Мон и молодой хореограф синхронно обернулись к ней в недоумении. Тэхён тоже разобрал, о чём она говорит, и посмотрел на неё, вопросительно вскинув брови.

— Я думаю, вышло недоразумение, — постаралась спокойно объяснить своему американскому коллеге Рин. — Ви просто не предупредили, кто будет его партнёршей. Если бы он знал, он бы вряд ли согласился участвовать. Мы… дружим, но… что касается хореографии… мягко говоря, мы просто оттопчем друг другу ноги и оба будем на нервах.

Мон открыл было рот, чтобы срочно опровергнуть этот бред, но Рин так зыркнула на него… Если бы взгляды могли убивать, Джун был бы уже мёртв. И он промолчал.

— Не понимаю.., — запутался хореограф, и почесал макушку, вспоминая видео, которые он сегодня пересмотрел.

Тэхёну надоело, что обсуждения проходят без него. Рин что-то говорила странным тоном, кивая головой в его сторону, и его бесило, что, возможно, она снова принимает решения за него. По крайней мере, было такое ощущение.

Тэ подошёл к ним, очаровательно улыбнулся хореографу, и, извинившись, «украл» Рэпмона на пару слов.

— Что она сказала, переведи мне, — нетерпеливо попросил он.

Мон послушно выполнил просьбу. Тэхён усмехнулся в пол, удивляясь тому, как хорошо он успел изучить Рин. Затем уверенной походкой подошёл к девушке, снова очаровательно улыбнулся офигевающему от происходящего хореографу, извинился, схватил Рин за руку, и, отведя её чуть в сторону, что-то шепнул ей на ухо.

Глаза Джуна поползли на лоб, когда он увидел, как молниеносно на лице Рин сменилось две эмоции: сначала она с крайней степенью возмущения уставилась на улыбающегося Тэ, потом, будто приняв некий вызов, также очаровательно улыбнулась ему под маской, и объявила шокированным присутствующим:

— Всё в порядке. Давайте работать.

Молодой хореограф и Намджун странно переглянулись, но спорить не стали. Репетиция благополучно стартовала.

Предложенное Тэхёну и Рин хорео было хоть и не сложным, однако оказалось весьма чувственным. В нём присутствовало достаточное количество движений, которые могли смутить даже видавших виды корейцев-айдолов. Так думал Мон, пока наблюдал за ребятами, но, к своему изумлению, как ни старался, не замечал за ними ни тени смущения. Напротив. Они танцевали с абсолютной отдачей, с первого раза улавливая, что от них требуется. Это был тандем профессионалов, отлично знающих своё дело. Намджун испытывал восхищение и гордость. А ещё его никак не покидало ощущение, что Тэ и Рин танцуют так, будто завтра планета перестанет вертеться.

 

 

Глава 35. 

Не оставляй моё сердце, не отдаляйся.
Если мои чувства ветер унесёт,
Я всегда буду с тобой под одним небом, моя милая… («For You»)

(playlist — SF9: Easy Love)

На следующий день Тэхён и Рэпмон приехали на запись своей партии песни, на которую снимали клип. Тэ отлично справился со своей задачей, оставив о себе у американской звукозаписывающей команды самые приятные впечатления. А днём начались съёмки.

Джун пристально следил за интересующей его парочкой. В сценическом образе они выглядели ещё горячее. А самое главное — они были единственной парой, которая в этот день отсняла всё с первого дубля. Хореограф Рин и Тэхёна заворожённо наблюдал за всем этим «безобразием», и один раз даже не выдержал и признался:

— Не понимаю, почему Рин не хотела его себе в партнёры? Они же просто созданы друг для друга на танцполе..

Мон только улыбнулся ему в ответ. Ему и самому хотелось это знать.

Ближе к вечеру после долгожданных слов режиссёра «Стоп! Снято! Всем большое мерси!» Намджун и Тэхён пошли в свой фургончик. Тэ шёл так быстро, что Джун едва поспевал за ним. Он заметил, как резко изменилось настроение молодого человека, как он хотел скорее скрыться от людских глаз.

Уже в фургончике за закрытой дверью Мон стал допытываться у макнэ:

— Тэ, какого чёрта с вами происходит?

— Джун-хён, будь добр. Не сейчас, — категорично отрезал Тэхён.

— Нет, сейчас, Тэ, — стал распаляться Намджун. — Я же вижу, ты любишь её! Я тебя не понимаю! Почему ей не скажешь? Мы же сейчас уедем! Неизвестно, когда вы теперь увидитесь! Ты вообще осознаёшь, что это не на один день? Это месяцы, годы, Тэхён!

Тэхён делал вид, что не замечает словоизлияний Мона, и продолжал переодеваться.

— Что, снова впадёшь в депрессию и будешь по душевым рыдать?… Эй! Я с тобой разговариваю! — уже почти крикнул Мон, взбешённый тем, что макнэ его игнорирует.

Тэ остановился, взглянул на Джуна так, словно решал, стоит ли посвящать того в очень личное или лучше не начинать, но когда понял, что ещё никогда не видел лидера таким злым, чаша весов склонилась в пользу первого варианта.

— Джун-хён.. я опоздал, — как можно спокойнее ответил опешившему другу Тэ.

— Не понял.., — нахмурил брови тот. — Куда опоздал? Ты любишь её или нет?

— Люблю, хён, — внутренне вздрогнул Тэхён, услыхав собственный голос, произнёсший эти важные слова. — Но она теперь с другим. Она не хочет быть со мной. И не хотела никогда.

— Ты… Ты сам слышишь, какой бред ты сейчас несёшь? — перешёл почти на визжащий шёпот до предела возмущённый недальновидностью Тэхёна Мон. — Её отношение к тебе за версту чуют даже те люди, которые совершенно не в теме! Один ты не замечаешь очевидного!

— Слушай, Мон, не лезьте ко мне со своими доморощенными психологическими консультациями! Вы ничерта не знаете! Я и так живу наполовину! Только начинаю забываться, как она снова возникает на моём пути! Я устал! Я задал ей конкретный вопрос, получил конкретный ответ! Что ещё тебе нужно объяснять? Она не любит меня, ясно? Это её слова! Она мне в глаза смотрела, когда говорила это! Хватит меня мучить этими разговорами, прошу тебя! Это чертовски больно! — наконец, закончил свою внезапную тираду Тэхён, и тяжело опустился на диван, обхватив голову руками.

Намджун несколько секунд молча взирал на него, удивлённо переваривая услышанное, потом сел рядом, и крепко обнял друга.

Вечером хён-лайн собрался на экстренное «совещание» в номере у Шуги. После рассказанного им Намджуном, ребята принялись анализировать ситуацию и думать, что можно предпринять, чтобы как-то вдолбить этим двоим страдальцам, что они жутко тупят, и как они уже всех достали.

— Я предлагаю устроить им романтический ужин-сюрприз, — предложил Джин. — Свечи, шампусик, все дела..

— Вилки, ложки, ножи, — продолжил дальновидный Хоуп. — Они могут поубивать друг друга, хён.

— Я им пластиковые положу, — нашёлся коварный Сокджин.

— Это звучит ещё страшнее, — съёжился Хосок.

— Я одного не пойму: зачем Рин сказала ему, что она не свободна, если на самом деле у неё никого нет? — задал риторический вопрос Юнги.

— Чинхо не может всего знать наверняка, — предположил Хоуп.

— Вероятность этого — меньше одного процента, Хоуп, — не согласился с ним Шуга. — Чинхо даже удалось свистнуть на пару часов телефон Рин, где нет ни следа присутствия другого. Зато она нашла кучу следов присутствия там Тэхёна.

— Айщщщ, так и что сделать, чтобы эти двое перестали морочить друг другу голову? — раздосадованно произнёс Джин, и злорадненько добавил: — Может отравить их свежевыжатым соком с…?

— Это слишком кардинальные меры, хён, — прервал его криминальные мысли Хосок и успокаивающе похлопал того по плечу.

— Юн? — внезапно подал голос сохранявший до этого полное молчание Намджун.

— Чего? — предвкушая что-то любопытное откликнулся Шуга.

— Ты когда-нибудь похищал людей? — совершенно серьёзно спросил того лидер.

Джин и Хосок опустили нижние челюсти, и удивлённо воззрились на до этого всегда рассудительного и адекватного Мона.

— Нет. Но по всей видимости сейчас начну, — широко улыбнулся Юнги. — Что задумал?

— Есть одна идея…, — начал было говорить Рэпмон, но ему помешали.

Внезапно в ванной Шуги послышался грохот, потом мат, а затем дверь резко распахнулась и в комнату на пол вывалились греющие там всё это время уши Чимин и Куки.

Хосок в ужасе прыгнул на колени перепуганного Джина и оба истошно заорали. Намджун округлил глаза и вжался в диван. И только Шуга даже не пошевелился, злобно зарычав на макнэ:

— Да какого ж жёваного крота? Сколько мне ещё, мать вашу за обе ноги, надо отобрать у вас ключей теперь уже от ЭТОГО своего номера?!

— Это всё Чонгук, — вставая и отряхиваясь перевёл на младшенького стрелки хитрый Чимин.

— Мы это, просто мимо проходили, — встал и отряхнулся Чон, больно ущипнув предателя-Чими за задницу.

— Ну вы, блин, даёте, одуванчик мне в стаканчик.., — скидывая Хосока с колен, выдохнул Сокджин, хватаясь за сердце. — Я так и до армии не доживу. Юн, как ты с ними ещё не свихнулся?

— У меня стальные яйца, — усмехнулся Шуга, подошёл к нарушителям спокойствия и агрессивно потребовал:

— Ключи сдали оба. Быстро!

Те стали судорожно совать руки во все карманы, пока не нашли то, что искали. Юнги забрал у них карты от номера, вернулся на своё место у стола, и вдруг сказал:

— Ну раз уж вы всё равно проходили мимо… Чонгук, ты знаешь, что такое хлороформ?…

 

 

Глава 36.

Никогда не сдавайся! Смотри вперёд!

Просто взгляни, это как шоу.
Я доверяю сердцу, и своим мечтам.
Не останавливайся! Только вперёд! («The Stars»)

(playlist — BTS: Fire)

Утро пятницы выдалось в Нью-Йорке погожим: тёплым, солнечным, и безоблачным. Шуга стоял на парковке возле своего такси рядом со зданием музыкального агентства. Его поза казалась довольно безмятежной. Со стороны могло возникнуть ощущение, что молодой человек просто кого-то ждёт, и наслаждается хорошей погодой и пением птичек. Отчасти, так это и было. За исключением того, что он ждал кое-кого кое с кем, чтобы этого «кое с кем» увезти в неизвестном для «кое с кем» направлении.

Юнги глянул в мобильник: часы показывали около 11 утра — он мог бы поспать ещё как минимум лишний час. Но у них был план, и время на его воплощение стремительно истекало. К тому же, этот дерзкий план ему очень нравился. Хотя одновременно и очень пугал, чего молодой человек старался никому не демонстрировать.

Вдали нарисовалась долгожданная фигура Чонгука. Шуга отодвинулся от машины, начиная переживать. Чон шёл один. Это было не по плану.

— Почему ты один? — спросил немного взволнованный Юнги подошедшего к нему макнэ.

— Потому что администратор сказал, что сегодня Рин нет на работе, — озадаченно ответил Чон.

— Блинский блин.. Ну ты хоть додумался у него узнать, где она может быть? — напряжённо поинтересовался Шуга.

— Естественно, — улыбнулся Чонгук. — Она у себя в отеле. Взяла выходной.

— Хреново, — прислонился к автомобилю Юн, и скрестил руки на груди. — План «Б» мы как-то не продумали. Времени почти нет. Придётся импровизировать. Можно ей позвонить и попросить приехать. Повод придумаем.

— Я уже звонил, — отозвался Куки. — Телефон отключён.

— Очень хреново, — задумчиво посмотрел на него хён. — Нам нужно в 12 быть с ней в назначенном месте. А это значит, что если подушка не идёт к Мин Юнги, Мин Юнги идёт к подушке.

— Чоо?? — уставился на него не уловивший сути Чон.

— Нам нужен адрес этого отеля, — решительно заявил Юн.

— Уже есть, я выяснил, — хитро улыбнулся макнэ.

— Говорил же, мы с тобой отличная команда. Садись в машину, — выпрямился Шуга, открывая тому заднюю дверь. — Едем за ней в отель.

В это время в отеле, где остановились бантаны, Намджун тщетно пытался уговорить Тэхёна выйти прогуляться.

— Тэ, не заставляй меня принимать крайние меры, — мягко угрожал ему Мон. — Мы в Нью-Йорке ещё два дня, и ту-ту домой. Вставай, поехали посмотрим тут чего-нибудь интересного. Можем даже в музей сходить, если хочешь.

— Джун, что ты задумал? — подозрительно взглянул на него с дивана Тэхён. — Ты и Джин-хён уже полчаса настырно пытаетесь вытянуть меня на улицу. Это на тебя не похоже. Обычно после первого моего отказа идти с вами ты радостно убегаешь, и даже не пытаешься соврать, что ты этим самым отказом огорчён.

Намджун мысленно чертыхнулся, и подумал, что актёр из него фиговый, но надо было что-то делать, иначе плану конец.

— Я просто волнуюсь за тебя… в свете последних событий, — на ходу сочинял Мон. — Хочу тебя отвлечь.

— Не волнуйся, я в порядке. Просто оставьте уже меня одного, — попросил Тэхён, которого всё это уже начало утомлять.

— Ну уж нет, — категорично заявил Намджун. — Ещё чего. А вдруг приступ? А вдруг решишь что-нибудь с собой сделать?

— Джун, а ты… случайно… не задумал подстроить мне встречу сам знаешь с кем? — вдруг неожиданно спросил у него Тэ.

— Э… Нет. Зачем мне это? — как можно более правдоподобно ответил Мон.

— Вот это было бы на тебя похоже, — прищурился переполненный сомнениями макнэ. — Типа, рыцарь в белом плаще решил помочь двум заблудшим овечкам…

— Ой, да нужны вы мне были со своими соплежуйными романтическими бреднями, — отмахнулся Джун. — Своих проблем хватает.

— Странно. Я был почти уверен, — усмехнулся Тэ.

— Скорее, ты, наверно, на это надеялся, — уточнил Джун. — Ну извини, что не оправдал ожиданий. Так что давай, поднимай свои булки, и поедем развлекаться. Бедолага Джин точно дуба дал в машине, пока нас ждал.

Тэхён тяжело вздохнул, посмотрел на странно нервничающего Намджуна, и сказал:

— Ладно. Поеду. Но я без настроения. Не трогайте меня. Хочу сладкую вату и воздушный шарик, — поставил свои условия молодой человек. — И хот-дог. Нет. Два.

— Да хоть ведро хот-догов. Принято. Пойдём уже скорее, — Джун схватил его за руку, и нетерпеливо потащил к выходу из номера, потом к лифту, а потом и к машине.

— Айщщщщ, Тэ, я почти поседел, пока ты строил из себя недоступную барышню, — пожаловался Джин, когда Мон и Тэ садились на заднее сиденье авто.

Тэхён почувствовал неладное, и тревожно спросил:

— Мон? Почему ты сел со мной, а не впереди, с хёном?

Джун не знал, что придумать, и бросил стадальческий взгляд на макнэ.

— Так. Выпустите меня из машины. Вы какие-то странные. Вы мне не нравитесь, — запаниковал Тэ, и повернулся к двери с намерением выйти.

— Тэхён, стой, — остановил его Мон, натягивая на руку перчатку.

Тэ обернулся к Джуну.

— Тэхён, прости, дружище. Так надо, — с этими словами Намджун молниеносно вытащил из кармана штанов платок, и с силой прижал его к носу распахнувшего от ужаса глаза макнэ, одной рукой крепко обхватив его тело, поскольку тот активно пытался вырваться.

Джин нервно, но с большим интересом наблюдал за происходящим. Когда через пару минут Тэхён затих, мирно погрузившись в вынужденный сон, трясущийся от хлынувшего в кровь адреналина Мон рявкнул:

— Заводи быстрее, погнали!

Сокджин дрожащими руками дёрнул рычаг, вжал педаль в пол, и автомобиль понёс их по намеченному маршруту.

— Фак…. На моих руках кроооовь…, — жутким голосом из фильма ужасов проговорил Намджун.

— На моих ногах сейчас будет нечто похуже, если ты не прекратишь меня пугать, — отозвался взвинченный Джин. — Боже, зачем я — умный, взрослый, красивый мужчина, — связался с вами, дебилами, на свою старую квачхонскую голову..

— Да не кипишуй, — успокоил его Джун. — Ты всего лишь подельник. А на мне, вот, уже один жмурик числится.

— Тьфу ты, дурачина, — улыбнулся Сокджин. — От любого ожидал, но только не от тебя, если честно. Ты его так приложил, будто каждый день этим занимаешься.

— На самом деле, я часто мечтал о подобном, — пустился в плавание по волнам своей памяти Мон. — Иногда они меня так бесят… Теперь я знаю, что делать.

— Да ты маньяк, Намджун, я тебя боюсь. Надеюсь, ты меня любишь больше всех и не будешь обижать? — засмеялся Джин.

— Ага, — подтвердил улыбающийся Джун, и добавил: — Вот сейчас даже чихну в подтверждение своих слов.

И Рэпмон звучно чихнул на всю машину.

— Ну слава артишокам… Я уже начал переживать, что придётся тебя отравить кимчи прежде, чем ты задумаешь что-то со мной сделать, — хохотнул Джин, но ответа не дождался.

— Джун?…. Намджун??…, — позвал Джин, но Мон не ответил.

Сокджин весь на нервах остановил автомобиль сразу, как только представилась такая возможность, и, обернувшись, увидел, что Джун мирно дрыхнет рядом с Тэхёном.

— Айщщщщ! Молочко тебе в очко…. Джун, идиот…, — схватился за голову Джин, сообразив, что, чихая, Мон прикрыл рот платком с хлороформом. — Я же дорогу не знаю… Чёрт, что делать?… Ааааааааа…… Это, блин, вообще не смешно!

— Ну скоро они уже? Я волнуюсь, — переминаясь с ноги на ногу, стоял возле взятой напрокат машины Чимин, скрытый от посторонних глаз чёрной бейсболкой и тёмными солнечными очками.

— Да они только зашли, Чим, — ответил ему не менее дёрганый Хосок в таких же очках и бейсболке. — Харэ уже трястись, я тоже из-за тебя начинаю.

— Ага, не буду. Это ж обычное дело. Всего-то парочку людей крадём, — язвительным тоном отозвался Чимин.

— Ещё громче говори, а то тебя не все слышат, тормоз, — тоже съязвил Хоуп.

Тут у хёна зазвонил телефон. Он принял вызов.

— Слушаю тебя, Джин-хён (…) Шуга занят. План «А» провалился. Пришлось ехать за ней в отель. Юнги сейчас там. Такси отпустили, чтоб не палиться (…) Нет, я не знаю дороги в дом Джуна, он меня не посвящал (…) Так, без паники, хён. Стой на месте. Когда появится Юн, я ему передам, он позвонит. Покури пока (…) Айщщщ, сам пошёл в…

— Хён? — вдруг испуганно позвал Чим. — Этот тип к нам идёт?

Из отеля, куда несколько минут назад проникли Шуга и Чонгук, к ребятам шёл охранник.

— Ёсики-Хососики…, — округлил глаза Хоуп и отключил вызов. — Чо ему надо?… Блин… Точно к нам… Вот непруха!..

— Здравствуйте, — сдержанно по-английски поздоровался подошедший к ним широкоплечий мужчина. — Вы туристы?

— Туристос, туристос, — на ломаном английском подтвердил Хосок, у которого от стресса сердце из груди выпрыгивало. Вдруг сейчас их парни вынесут из отеля ковёр с телом? Как это можно будет разумно объяснить?

Чимин с огромными от страха глазами наблюдал за их диалогом, пытаясь сосредоточиться и понять, чего они там без него обсуждают.

— Что вы здесь делаете? — как можно разборчивее спросил охранник.

— Мы … ждать… друг…, — поняв общий смысл вопроса ответил неангличанин Хосок.

— Друг, друг, — по-английски повторил за ним Чимин слово, внушающее надежду на добрый исход этой встречи.

— Здесь нельзя стоять, отъедьте, пожалуйста, немного дальше, — медленно проговаривая слова, произнёс свою просьбу мужчина, сурово глядя на Чимина, как тому показалось.

Не успел Хоуп попросить повторить охранника фразу ещё раз, как в голове Чимина в следствие плохого знания иностранного языка и недоброго, как ему привиделось, взгляда охранника молниеносно сработала логическая цепочка «он сказал мне «little», а «little» — это значит «маленький», которая была для него как красная тряпка для быка. Со словами на-корейском «Ты чо, меня «мелким» назвал???», Чимин неожиданно подпрыгнул, размахнулся, и со всей своей молодецкой дури врезал не успевшему ничего понять мужчине по лицу. Охранник упал и отключился. Хосок, взирая на всё это с открытым от удивления ртом, тоже хотел упасть и отключиться, но вместо этого нащупал пульс у пострадавшего, выдохнул, и просто тихо сказал Чимину:

— К этому меня жизнь не готовила. Валим.

Оба в полном молчании сели в машину и скрылись в неизвестном направлении.

Тем временем Шуге и Чонгуку удалось подкупить незнакомца, чтобы тот притворился потенциальным клиентом отеля, и заказал номер на час, якобы ожидая там какой-то встречи по работе. Парни не хотели светить своими документами, поэтому просто прикинулись его помощниками.

Они легко преодолели ресепшен. Незнакомец, следуя их указаниям, отправился в «свой» номер, а ребята поехали на лифте дальше, на нужный им этаж.

Свернув в коридор, где, предположительно, должен был располагаться номер Рин, Чонгук, который шёл впереди, неожиданно резко притормозил. Юнги успел сделать то же самое в последнюю секунду, чудом избежав столкновения.

— Чон, твою мать…, — приглушённо ругнулся сердитый Юнги.

— Хён, там какой-то мужик возле её двери стоит, — тихо произнёс макнэ, и они, не сговариваясь, стали вместе пятиться назад за угол.

Оказавшись в безопасности, Шуга прислонился к стене и спросил:

— Как он выглядел?

— Как телохранитель, я думаю, — почесал голову Гук.

— С одной стороны, это плохо. Это лишнее препятствие к нашей цели, — ударился в размышления логик Юнги. — С другой стороны, это хорошо. У него должен быть ключ от её номера, и не придётся взламывать замок.

— Как ты собирался взламывать замок, если Рин внутри? Она же всё услышит и вызовет полицию? — странно посмотрел на хёна макнэ.

— А ты что предлагаешь, выломать дверь нахрен? — съязвил Шуга.

— Я думал, мы просто постучим и она откроет… Мы ж вроде как друзья.., — наивно пояснил свою версию развития событий Чонгук.

Шуга хотел что-то ответить, но понял, что ступил, и решил перейти к дальнейшим размышлениям:

— Короче. Нам надо ликвидировать этого мужика..

— Да легко! — радостно закатал рукава Чонгук.

— Да не так, дурачьё! — остановил его за руку Шуга. — Ты чего, обалдел? Хочешь маме с папой из американской тюрьмы письма слать?

— Юнги-хён, что у тебя за мысли? Я тебе что, Жан-Клод-Чонгук что ли? — возмутился Куки. — Я просто хотел отвлечь его. И рукава поправил, чтобы больше быть похожим на постояльца отеля. Завязывай с блокбастерами.

— Извини. Нервы, — похлопал того по плечу Юнги. — Иди.

Чонгук улыбнулся, и зашагал своей фирменной расслабленной модельной походкой в сторону телохранителя Рин, сунув руки в карманы джинсов.

Шуга притаился за углом, и наблюдал за происходящим одним глазом.

Приблизившись к мужчине, Чон улыбнулся и громко произнёс на добротном английском с корейским акцентом сакральную фразу, которую знал лучше всего, и которая, по его опыту, подходила практически к любой англо-жизненной ситуации:

— Простите, не подскажете, где здесь библиотека?

Пока мужчина вошёл в ожидаемый ступор, Чон резко вытащил из кармана джинсов заготовленный для девушки платок, и зажал им рот телохранителю, при этом мёртвой хваткой удерживая его от попыток вывернуться. Подёргавшись примерно с минуту, мужчина потяжелел и опустился в объятия Чонгука. Юнги быстрым шагом достиг места происшествия, чтобы продолжить осуществлять план, но из-за угла коридора внезапно выплыла горничная. От страха быть пойманными адреналин стал зашкаливать, и мозг ребят чудесным образом чётко заработал.

— Ну что ты, братан, не раскисай! — похлопывал уснувшего на плече Чона телохранителя Шуга, прекрасно изъясняясь на английском. — Ну подумаешь, бросила девушка.. Найдёшь другую, чувак.

Чонгук старался держать бессознательное тело как можно естественнее, при этом изображая его всхлипы.

Горничная укоризненно покачала головой, увидев, как двое мужчин успокаивают третьего, по всей видимости, уже принявшего на грудь, и, ничего не заподозрив, прошла дальше по коридору.

— Пронесло…, — обессиленно скинул мужика на пол Чонгук. — Тяжёлый, зараза.

— В библиотеку? В отеле? Ты нормальный вообще? — покрутил пальцем у виска Шуга.

— А что? Сработало же, — удивился Гук.

— Надо его затащить в номер Рин, — сказал едва живой от переживаний хён.

— Я не нанимался тут вам тяжести таскать, — отказался Чонгук. — Одно дело — красивая стройная девушка, другое — этот мешок костей и пачка жира.

— Так. Стройная-красивая — не твоя, это подарок Тэхёну. Так что достань губозакаточную машинку и губу свою закатай, — сурово предупредил Юнги.

Чонгук недовольно надулся, но спорить не стал.

— Так, ключ я нашёл, — торжественно объявил Юнги, обыскав карманы на одежде уснувшего. — Теперь стучимся.

— А ключ зачем? — удивился Чон.

— Как неоднократно показал наш опыт, вариантов решения проблемы должно быть больше одного, — пояснил Юнги и постучал в дверь.

Через минуту тишины стало ясно, что ключ всё-таки понадобится, и «похитители» открыли дверь своими усилиями, не забыв очень тихо и осторожно занести в комнату телохранителя, которого они бережно сложили в небольшой прихожей.

Рин спала на диване в наушниках, поэтому не слышала никаких странных звуков.

— Вау… Впервые вижу её без маски…, — пришёл в восторг Чонгук. — Красивая.. Жаль, что ей нравится Тэ.

— Осподи.. Два глаза, нос, рот, два уха.. Чо красивого? Всё как у меня, — попытался отвлечь макнэ Шуга, хотя тоже готов был подписаться под каждым его словом.

— Надо было Чинхо рассказать о плане, она бы помогла, — шепнул Чон.

— Возможно, но сначала она бы прикончила Рэпмона, — предположил шёпотом Юнги. — Хотя.. она и так его порешит, когда узнает.

— И когда он собирается ей сказать? — улыбаясь, спросил Чонгук.

— Когда мы с Рин будем уже далеко от отеля, — улыбнулся в ответ Шуга.

— Чего дальше делаем? Как её отсюда выносить? — полюбопытствовал макнэ.

— Есть у меня одна мысль, и я её думаю. Доставай платок, — подмигнул ему Юнги.

Через двадцать минут до смерти паникующие парни в наспех похищенной униформе работников прачечной компании гордо уносили уже не по своей воле спящую Рин в ворохе «грязных» простыней и матрасов, оставив её охраннику успокаивающую записку от лица девушки.

— Дерьмо! Хосок, где вас черти носят? Я же сказал, где ждать! — тихо возмущался по телефону Шуга, не обнаружив того с Чимином на месте. — (..) Какого мужика? (..) Да, лежит тут какой-то.. (..) Чимин ЧТОООО сделал???

Тут Юнги очень крепко выругался, отчего у Чонгука слегка завяли уши. Ему сейчас жутко захотелось домой, кушать, и спать в тёплой кроватке. А вместо этого он стоял под непонятным нью-йоркским деревом с чужим телом в простыне, и слушал всякие непотребности про женские и мужские половые органы в мастерском исполнении Шуги.

— Никуда мы отсюда не пойдём! Несите свои задницы сюда и забирайте нас, пока я вас не убил нахрен! — отключил вызов взбешённый Юн, посмотрел на лежащего неподалёку охранника, и, тихо матерясь, ушёл оттаскивать того на лавочку.

Когда автомобиль Хосока подъехал к загородному дому Намджуна в Нью-Йорке, купленному им пару лет назад, Джин просто изошёл на радостные обнимашки.

— Наконец-то! — набросился он на бантанов с объятиями. — Я тут один чуть не свихнулся! У нас проблемка с Моней, он сам себя отрубил. Спит уже порядка двух часов. Мне не с кем поговорить!

— Джун в своём репертуаре, наш любимый рукожоп…, — улыбнулся Хосок, заглядывая в машину, где крепко посапывал их смелый лидер.

— Рукожоп? Да Намджун — боженька! — воскликнул Сокджин. — Ты бы видел, как ловко он отключил Тэхёна.. Это было так кинематографично, я плакал.

— Джин, не до сантиментов сейчас, часики тикают, — прервал его Шуга. — Ты отнёс Тэ в дом?

— Да давно уже. И закрыл его там на случай, если проснётся раньше, чем нужно, — отрапортовал хён.

— Давай сюда ключи, — потребовал Юнги. — Мы с Куки отнесём туда нашу девчулю, а ты пока полезай к нам в машину и проведи лекцию о ничтожном значении роста в жизни человека для Чимина. Пока он никого не угробил.

— Айщщщ, ты меня пугаешь.., — отдал Шуге ключи от дома встревоженный не на шутку Джин, и поспешно пошёл выполнять его просьбу.

Чонгук и Юнги аккуратно вытащили Рин, бережно завёрнутую в простыню, из авто, и понесли по газону в небольшое симпатичное двухэтажное строение.

В доме было тихо. На диване, лёжа на животе, всё ещё спал Тэхён. Ребята подняли Рин с ткани и положили её рядом с Тэ. Шуга стал собирать с пола простыню, Чон направился к выходу. Когда хён повернулся к спящим, чтобы в последний раз убедиться в успешном завершении дела, он заметил, что ладонь Тэхёна почему-то лежит на груди девушки. Юнги бросил грозный взгляд в сторону весело удаляющегося в сторону двери шаловливого макнэ, обречённо покачал головой, и, переложив ладонь Тэ на низ живота Рин, с довольным выражением лица покинул помещение.

Дверь в дом заперли снаружи.

 

 

Глава 37. 

Я нуждаюсь в тебе.
Почему я люблю тебя и пытаюсь забыть тебя так сильно?
Я нуждаюсь в тебе.
Почему я по-прежнему нуждаюсь в тебе несмотря на то,
Что знаю, что это сделает мне больно? («I need you»)

(playlist — NU’EST W: Help me)

Тэхён открыл глаза, но ему сразу же пришлось их резко закрыть, поскольку в висках неслабо кольнуло, а потом голова закружилась и появились первые признаки тошноты. Молодой человек замер без движений в ожидании исчезновения неприятных симптомов, стараясь контролировать своё психологическое состояние. И вскоре источник боли действительно постепенно успокоился и затих.

Тэ попробовал повторно открыть глаза, только уже намного осторожнее и медленнее.

В помещении, где он находился, царил полумрак. Тэхён рискнул пошевелить ногами и руками. Всё ужасно затекло, будто он спал неделю.

Макнэ приподнялся на одной руке и стал оглядывать окружающие предметы. Место было совершенно незнакомым.
Его взгляд потихоньку закончил кружить по гостиной, и опустился на диван, на котором он лежал. Испуганные глаза внезапно сфокусировались на неподвижном женском теле, где покоилась его левая ладонь. Тэ стремительно отдёрнул руку к себе, и торопливо отпрянул в сторону. Потом уселся на колени, наклонился к лежащей рядом девушке, чтобы рассмотреть её лицо, и в шоке прошептал:

— …. Рин?? …. Боже… Что с тобой?… Это Я сделал?… ЧТО я сделал?… Убил?… Изнасиловал?… Зацеловал до смерти?…. Блин, где телефон?

Тэ судорожно хлопал себя руками по карманам, но мобильного не обнаружил. Зато через мгновение заметил рядом с диваном торшер. Молодой человек аккуратно дотянулся до него, отыскал пальцами выключатель, и нажал на кнопку. В комнате стало гораздо светлее.

Тэхён снова вернулся к Рин, взял в свои ладони её лицо и начал щупать пальцами кожу висков и головы в поисках повреждений. Их не было. Тэ не знал, радоваться этому или нет. Он вообще не мог понять, какого лешего происходит, и почему они вместе в этом странном доме. Он ничего не мог вспомнить после того момента, как утром они с Моном и Джином поехали гулять по городу.

Рин вроде бы спала, но как-то неестественно: сколько бы он не дотрагивался до её лица, сколько бы не встряхивал её легонько за плечи — девушка не просыпалась.

Тэ решил исследовать помещение в надежде найти кого-то или что-то, что могло бы объяснить, как он и та, которую он навсегда хотел забыть, оказались здесь.

Входная дверь была заперта. Дверь на задний двор тоже отказалась сотрудничать с Тэхёном.

В соседней комнате располагались совмещённые столовая с кухней. Тэ подошёл к крану, взял стоящий рядом стакан и набрал воды — во рту всё пересохло. Только он поднёс стакан к губам, как боковым зрением заметил движение за окном. Молодой человек быстро поставил стакан на стол, и, разогнавшись в два шага, подъехал к окну в тапках по гладкому паркету.

— Не может быть…, — прошептал Тэ, и, энергично размахивая руками, уже громче стал звать: — Юнги!!!…. Юн!!! Я здесь!!!! … Блин, да посмотри же ты сюда, балда!… Ююююнгииии!!!!!

Шуга не слышал криков макнэ, зато услышал, когда тот стал старательно стучать по стеклу. Рэпер ухмыльнулся, и свернул по направлению к пленнику.

— Юн! Слава богу! — закрыв глаза и благодаря небо выдохнул Тэ. — Ты нашёл нас! Помоги открыть дверь, мы с Рин застряли в этом странном месте.. Сам не в курсе, как мы здесь оказались. Честно, я ни при чём!

— Знаю, — через стекло ответил Шуга и улыбнулся. — Зато я при чём.

— Не понял? — забеспокоился Тэхён. — Это… ты нас сюда привёз?

— Не совсем я. Вообще-то нас было человек …шесть, если ты понимаешь, о чём я, — подмигнул Юнги.

— То есть… ты не собираешься помогать? — нахмурился Тэ.

— Не собираюсь. Я слишком много нервных клеток сегодня из-за вас потерял. Так что.. Ты сам себе очешуительно поможешь, — подтвердил Юн, и собрался уходить.

— Юнги-хён! Что за херня? — разозлился Тэхён.

Шуга обернулся, его лицо озарила хитрая ухмылка. Он подошёл близко к окну и сказал спокойным голосом:

— Это дом Намджуна. Вы здесь пробудете до тех пор, пока не выясните отношения как нормальные взрослые люди. Если понадобится, мы с парнями сдадим обратные билеты в Сеул, впитал? Ключи у меня. Мобильных у вас нет. Связи с внешним миром в доме нет. Есть вода и еда. А ещё есть то, что вы вдвоём всеми способами стараетесь прое…

— Если ты думаешь, что это весело, то очень ошибаешься. Мне ничерта не весело! Открой дверь, или дружбе конец, Юн! Не лезьте не в своё дело! — взорвался Тэхён.

— Я всё сказал, — непоколебимо держался Сахарок, хотя в душе невероятно сильно переживал, и уже начал сомневаться, что они выбрали правильный вариант для помощи. — Упустишь этот шанс — на твоей совести будет шесть разбитых братских сердец, Тэ. Кроме шуток. Мы сегодня нарушили закон раз пять точно. Так что, удачи и хороших…. нет. Сладких вам снов, ребята. Мы вернёмся утром в воскресенье.

— Супер…., — почти беззвучно произнёс ошеломлённый Тэхён, глядя на удаляющегося Шугу.

— Тэхён?!?!?! — раздался почти крик за спиной несчастного молодого человека так внезапно, что он чуть не отбил себе бедро об кухонный комод, когда резко повернулся на звук знакомого пронзительного возгласа.

— Рин, это не то, что ты думаешь! — сходу стал оправдываться Тэ.

— А что я думаю?!!? Что ты меня накачал какой-то гадостью, похитил и держишь неизвестно где?! — вопрошала разъярённая девушка.

— Ну почему? Известно где. Это дом Рэпмона, — попытался прояснить неясности Тэхён. — То есть… Слушай, успокойся, я ни при чём! Я сам очнулся здесь так же, как и ты!

— Ну да, конечно! А розовые слоники — это муравьеды, переевшие малиновых кексиков! — с иронией в голосе воскликнула Рин.

— Ты сейчас серьёзно?… Про слоников… розовых.., — вдруг искренне завис Тэ.

— Я тебя сейчас голыми руками придушу! — пришла в негодование Рин. — Открывай дверь, иначе я за себя не отвечаю! И телефон верни!

— Да нет у меня ни ключей, ни телефонов, говорю тебе! Нас ребята закрыли! — повысил голос Тэхён, и еле увернулся от летящего в него стакана с водой.

— Не впутывай ребят! У них не было причин так поступать! Учись отвечать за свои поступки сам! — вышла из себя Рин, и запустила в Тэхёна попавшуюся под руку тарелку, от которой он тоже чудом спасся.

— А у меня какие причины так поступать, скажи на милость? — возмутился Тэ.

— Да какие угодно! — крикнула девушка. — Эгоизм! Детство в одном месте! А может вообще захотел позабавиться напоследок перед возвращением к своей Хёрин!

В эту секунду терпение Тэхёна лопнуло. Он за пару шагов преодолел расстояние между ними, рывком схватил руки Рин и яростно завёл их ей за спину:

— Знаешь, Рин, когда я прощаюсь — я прощаюсь. В последнюю нашу встречу я вычеркнул тебя из своей жизни навсегда. У меня не было желания ни видеть тебя, ни слышать тебя. Мне это больше не нужно. Нет у меня никакой «моей Хёрин», не было и не будет. Ты так часто её упоминаешь… Может, ты не хочешь признаться себе, что ты ревнуешь? И сделать кое-какие интересные выводы на свой счёт? И может если ты напоследок найдёшь в себе смелость признать что-то важное, глядя мне в глаза, я найду ключи раньше воскресного утра.

Рин настолько ошарашили его слова, что она слышала только, как пульсирует её кровь в венах.

— Я буду спать на диване внизу. Тебе достанется второй этаж. Надеюсь, мы не будем пересекаться здесь слишком часто. Доброй ночи, — добавил Тэ, резко отпустил её руки, и вышел из столовой.

Позже, сидя в спальне на кровати и потирая пострадавшие запястья, Рин прокручивала в голове то, что сказал Тэхён, когда они ссорились.

«Не было Хёрин?.. Нет Хёрин?.. Как это понимать?.. Все шесть с лишним месяцев я только и видела в газетах, журналах и в интернете их совместные счастливые фото, она участвовала почти в каждом их ливе.. Не было Хёрин, ха.. А как же та ночь, когда он побежал к ней буквально из моей «постели»? Я, дура, думала, что у него действительно ко мне… что-то есть.. А он распробовал с одной, и любопытного мальчика понесло по другим.. Во что он хочет заставить меня поверить?… Но … Он так искренне это сказал, что её у него нет.. Не могу понять…. А ещё он сказал про ключ. Ключ точно у него есть. Скорее всего, носит с собой. И мне нужно его достать. Но как?… Сделать так, чтоб Тэ ночью вышел из комнаты, и проверить его одежду? Под подушкой поискать?.. Где ещё этот маньяк может его прятать?.. Думай, Рин. Не в трусах же?… А что если.. там?.. Ну что ж, придётся выдержать и это испытание, если я хочу попасть домой».

В ванной комнате шумел душ. Рин некоторое время стояла снаружи за дверью, раздумывая. Потом всё-таки решилась и тихонько вошла.

Тэхён был в душевой кабине. Её взгляд пробежал по его расплывчатому силуэту за толстым запотевшим от пара стеклом, который она помнила до мелочей по сей день.

Прошло около минуты, когда Рин усилием воли заставила себя отвернуться и заняться тем, что было сейчас важнее. Девушка осторожно на-цыпочках подошла к стиральной машине, на которую Тэхён сложил свою одежду, и стала перебирать ткань пальцами в поисках ключа.

Держа в руках его футболку, Рин почувствовала до боли узнаваемый запах, который уже долгое время периодически начинал пробиваться сквозь туннели её памяти наружу. И вот теперь, кажется, она почти вспомнила.. Зал хореографии.. Её танец.. Шум за дверью.. И .. Этот запах в коридоре.. Неужели это был Тэхён?..

Рин так сильно задумалась, что не заметила, как давно затихла вода в душевой кабине.

— Ну и что ты здесь делаешь? — вдруг послышался сзади спокойный, но немного удивлённый голос Тэ.

Девушка вздрогнула, и быстро повернулась к нему, застигнутая врасплох. Молодой человек стоял в полотенце на бёдрах и, прищурившись, ждал объяснений несанкционированного проникновения на занятую территорию.

— Мне срочно понадобился ватный тампон, — наивно захлопала глазами Рин.

— Прямо срочно? — ухмыльнулся Тэхён.

— Да. Я постучала, ты не ответил. Я попробовала открыть дверь, она оказалась не заперта, — продолжала тараторить девушка.

— И что, нашла что искала? — проницательно взглянул ей в глаза Тэ.

— Нет, — честно ответила Рин.

Тэхён неспеша подошёл к ней, почти касаясь её роскошным обнажённым торсом, который благоухал ароматом тропического геля для душа, поднял руку над головой девушки, и, достав с полки упаковку ватных тампонов, протянул ту Рин.

— Спасибо, — пролепетала она, почти теряя сознание от его близости, и стала протискиваться между машинкой и молодым человеком к двери.

Тэ как ни в чём не бывало взял зубную щётку, и продолжил вечерние водные процедуры.

Рин вдруг обернулась перед выходом и решилась задать вопрос:

— Ты знаешь меня дольше, чем я тебя?

— Да, — почти без паузы для обдумывания ответа подтвердил её подозрения Тэ.

— Ты.. следил за мной во время моих тренировок? — снова спросила девушка.

— Да, — снова честно ответил Тэхён.

— Зачем? — поинтересовалась Рин.

Тэ прополоскал рот, вытерся полотенцем для лица, повернулся к ней, и с совершенно безразличным видом неожиданно сказал:

— Теперь мой ответ не будет иметь такого значения, как полгода назад. Ничего личного. Это вышло случайно.

Рин опустила взгляд, размышляя над его загадочным замечанием.

— Дай мне пару минут, я почти закончил, сейчас освобожу ванную, — попросил Тэ, и она, согласно кивнув, вышла за дверь.

Рин не могла уснуть. Во-первых, кровать была не её. Во-вторых, беспокойные мысли обо всём, что она узнала за этот вечер, не давали нормально жить. В-третьих, там, на первом этаже находился человек, без которого она тосковала долгие месяцы, и все её чувства обострились в сотни раз, стоило им оказаться рядом друг с другом. А ещё.. у него был ключ. Ключ к свободе. И Рин необходимо было его заполучить ради собственного спасения.

Через полтора часа безуспешных попыток попасть в объятия Морфеича, девушка решила попытать счастья в гостиной.

Бесшумно спустившись вниз по лестнице, она увидела Тэ. Везунчик спал на диване без задних ног, укутавшись в одеяло как гусеница в кокон. Это смотрелось так мило, так уютно, по-родному, что Рин не выдержала, подошла, и бережно поправила спящему Тэхёну одеяло. Заметив, что с другого края тоже неплохо было бы его подвернуть, девушка перекинула ногу на другую от молодого человека сторону, как бы сев над ним на колени. Тэ зашевелился, открыл заспанные глаза, и слабым хриплым голосом спросил:

— Что ты делаешь, Рин?

— Я просто поправила одеяло, — объяснила она.

— Сидя на мне? — перевёл взгляд Тэхён на её неоднозначную позу.

— Извини, что разбудила, уже ухожу, — тихо ответила девушка, но уходить не спешила.

Тэхён вопросительно взглянул на неё:

— И?

Рин мгновение сомневалась, потом стала медленно наклоняться к его лицу. Тэ не двигался. Когда их головы были уже на расстоянии пары сантиметров друг от друга, Тэхён вдруг с молниеносной скоростью обхватил Рин за талию, и подмял её под себя. Девушка охнула от неожиданности, но сопротивляться не думала. Тэ внимательно посмотрел в её глаза, и разочарованно произнёс:

— Почему всем важным для меня женщинам нужно что-то от меня, но не нужен я сам? Матери нужно было, чтобы я рос покорным, Хёрин нужен был билет в светлое будущее, тебе .. нужен ключ от этой двери..

Рин округлила глаза, осознав, что он давно догадался о её планах, и тут ей стало дико стыдно за своё поведение. А ещё стало жалко этого сильного мужчину, которому с детства приходится страдать.

— Вот только не надо меня жалеть. Я не этого хочу, — устало попросил Тэхён, прочитав всё в её взгляде. — Иди спать, Рин. У меня реально нет ключа. Если бы был, я бы ушёл ещё вчера.

Он перевернулся на бок, освободив ей путь к отступлению, подобрал к себе одеяло, и затих.

Рин не смогла сдержаться, и к собственному ужасу вслух сказала:

— Значит всё-таки Хёрин что-то от тебя хотела? Интересно, подобным способом?

Она тут же пожалела об этом, но отправившийся поезд было не остановить.

Тэхён облокотился на диване, изумлённо уставившись на девушку, которая не поняла намёка, и раздражённо выдал:

— То есть всё-таки тянет на ночь выяснения отношений? Ладно. Всё равно спать уже перехотелось.

Он с силой сдёрнул с себя одеяло, сел рядом и спросил:

— Рин, может я тупой, но объясни мне, какого фига далась тебе эта Хёрин? Три раза за день — это уже не похоже на простое любопытство. Почему я слышу в твоём голосе ревность и желание поймать меня на измене, которой не было? Ты утверждаешь, что больше не интересуешься мной, не хочешь копаться в прошлом, у тебя есть мужчина, но ты упорно ждёшь от меня чего-то. Чего ты хочешь от меня, Рин?

— Ты прав. Прости. Я просто хотела получить ключ. И заодно уколоть тебя в отместку за твою язвительность. Хёрин замечательно в этом помогает, — выкрутилась она.

— Врёшь. Опять. Даже себе врёшь, поразительно, — обречённо покачал головой Тэхён. — Скажи что думаешь на самом деле. Скажи мне это.

— Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать, Тэ. Мне правда нечего тебе сказать. Я просто хочу домой. Я устала. Прости, — Рин встала с дивана, и опустошённо поплелась к себе на второй этаж.

Тэ смотрел ей в след до тех пор, пока она совсем не исчезла из виду. Затем психанул, упал на свою подушку, яростно рванул на себя одеяло, и стал пытаться заснуть.

 

 

Глава 38. 

Не покидай меня, не оставляй меня,
Поверни обратно ко мне свои чувства.
Безумно желаю тебя, я готов отдать за тебя жизнь.
Веди меня навстречу яркому свету («Even If I Die, It’s You»)

(playlist — SHINee: Odd Eye)

Из-за бессонной ночи Рин проснулась поздно. Был уже полдень. На улице за окном светило ласковое солнце, и это обстоятельство в какой-то степени подняло ей настроение, несмотря на тягостное положение, в котором девушка пребывала второй день.

Рин сползла с высокой кровати Джуна, застелила её, и отправилась в другой конец спальни исследовать его шкаф с одеждой в надежде найти что-то похожее на халат. И её поиски дали свои плоды. Девушке удалось отыскать халат. Женский. И не только халат. В шкафу обнаружилась целая полка женской одежды, которая по размеру была чуть свободнее той, что носила Рин. Это открытие показалось ей очень занятным, поскольку оно означало, что скромный одиночка-Рэпмон вовсе не был таковым.

Девушка накинула махровый халат светло-лилового цвета на нижнее бельё, в котором спала, и направилась в ванную комнату.

Позже, спускаясь вниз по лестнице, Рин быстрым взглядом окинула диван, на котором ночевал Тэхён, и не обнаружив там молодого человека вдруг ощутила потрясающий аромат свежеприготовленного кофе, доносящийся с кухни.

Он не сразу заметил её присутствие в столовой.

— Латте будешь? — спросил Тэхён, обращаясь к прислонившейся к дверному косяку и зачарованно наблюдавшей за его кулинарными манипуляциями Рин.

— Ты не говорил, что умеешь варить кофе, — сказала впечатлённая девушка.

— Ты не спрашивала, — пожал плечами Тэ. — Так что, на тебя готовить?

— Если тебе это не сложно, — скромно согласилась Рин, тайно любуясь его утренним обликом: сексуально взъерошенные после сна волосы, не до конца проснувшиеся глаза, еле заметно припухшие щёчки, свободная футболка и такие же штаны небесного цвета, видимо позаимствованные в гардеробе Намджуна..

— Мне не сложно, — с теплом взглянул на неё молодой человек, но тут же добавил: — Только взамен хотел попросить тебя рискнуть сообразить нам что-нибудь похожее на сэндвичи. Если не трудно. Честно говоря, мой желудок уже сам себя переваривать начал.

— Не вопрос, — живо откликнулась на его просьбу Рин, поскольку чувствовала то же самое, и полезла в холодильник, чтобы определить размеры бедствия. — Оу.. Думаю, Джун был слишком щедр. Мы можем полноценно позавтракать.

— Эта новость греет мою душу. И пищевод, — дружелюбно отозвался Тэхён. — Спасибо.

— Взаимно, — улыбнулась девушка, и приступила к готовке.

Некоторое время каждый из них занимался своим делом, погружённый в собственные размышления, но вскоре Тэ нарушил молчание:

— Рин?

— М?

— У меня есть предложение, — неожиданно сказал он, ставя перед ней чашку готового латте.

— Предлагай, — стараясь не выдать своего внезапного напряжения, произнесла девушка.

Тэхён неторопливо уселся за стол, глотнул своего кофе, и заговорил:

— Поскольку мы оба хотим.. как можно скорее покинуть это замечательное место, мне пришла в голову мысль.. Я уверен, что парни следят за нами. Не всё время, конечно. И насколько я понял, они хотят, чтобы мы с тобой наладили отношения. В смысле…. Ну….

— В смысле, поженились, завели попугая и нарожали ораву детей? — улыбнулась Рин, раскладывая по их тарелкам спаржу.

— Типа того, — с оттенком грусти подтвердил Тэ, устремил взгляд в окно и продолжил: — Вобщем, может быть мы.. сделаем вид, что во всём разобрались, что у нас всё в порядке, и тогда им придётся вернуть нам ключ раньше. Например, сегодня вечером. Как на это смотришь?

— Я весьма благодарна Мону за гостеприимство, — ответила с иронией девушка. — Но злоупотреблять им не хочу, не то воспитание. Одобрямс.

— Окей, — удовлетворённо кивнул Тэхён, потом перевёл взгляд на её халат: — Тебе идёт.

— Я нашла это у Джуна в шкафу, можешь себе представить? Он, оказывается, не так прост, как кажется, — поделилась с ним озарением Рин, протягивая молодому человеку его завтрак в тарелке.

— Я уже знаю, — принял от неё тарелку Тэ, и сообщил: — Вчера случайно наткнулся в его вещах на их совместное с Чинхо фото.

— С кем?? — чуть не поперхнулась латте Рин.

— Ну, Чинхо, знаешь? Наш визажист. Хрупкая симпатичная брюнетка с родинкой на подбородке. Она сейчас в отъезде, — пояснил Тэхён.

— Я в курсе. Она уже полгода живёт со мной здесь, в Нью-Йорке, — приходя в себя от осознания многих, казавшихся раньше странными, вещей ответила она.

— Мда.., — зажёвывая лист салата, произнёс поражённый своей наивностью Тэхён. — Это многое объясняет. Надеюсь, Мон понимает, как больно я буду его бить, когда мы с ним увидимся. Вероломный предатель.

Рин засмеялась, подумав, что ей тоже придётся серьёзно поговорить с псевдо-подругой, когда она вернётся домой.

Остаток завтрака ребята провели за приятной лёгкой беседой на отвлечённые темы, слепо не замечая, как им комфортно проводить время вдвоём.

Спустя пару часов Тэхён ушёл на разведку на второй этаж, чтобы попытаться наткнуться на любой гаджет, который смог бы хоть как-то помочь им наладить связь с миром. Ему не верилось, что Джун оставил в доме только телевизор и игровую приставку.

Рин осталась на первом этаже. Она успела переодеться в свой вчерашний спортивный костюм, и, сидя на полу у дивана, тыкала телевизионные каналы, надеясь на чудо. И чудо произошло. На канале аниме девушка с восторгом поймала начальные титры любимого мультика, который, как и когда-то в детстве, без промедлений полностью затянул её в свой драматичный сюжет.

На середине 11-й серии первого сезона мультсериала сквозь гипертрофированные переживания главных героев до неё донёсся громогласный возглас Тэхёна «Лунная клизма, дай мне силу!!!», который он произнёс синхронно с главной героиней аниме-эпопеи. Рин обернулась и свалилась на пол в приступах дикого хохота: Тэ стоял на диване и пытался изобразить все движения Усаги Цукино во время её перевоплощения в Сейлормун.

— Тебе нравится «Луна в матроске»? — спрыгнул к ней с дивана Тэхён, и сел рядом на пол, наслаждаясь её искристым смехом.

— Нравилась. Пока ты всё не испохабил, — вытирая слезинки в уголках глаз, ответила всё ещё улыбающаяся Рин. — Это мультфильм моего детства. Обожала его. Каждый день в пять часов вечера наша улица пустела — все дети бежали за телевизоры, потому что начинался этот мультик.

— В России показывают японские аниме? — удивился Тэхён.

— Показывают, — подтвердила девушка. — У нас, кстати, очень популярен Миядзаки.

— Ваа, круто. Я пересмотрел все его мультфильмы, — улыбнулся Тэ, почему-то умирая от счастья, что у них с Рин обнаружился ещё один общий интерес. — Музыка Хисаиши потрясающая.

— Согласна. Когда впервые слушала главную тему к «Порко Россо» — вся в слезах была. Я вообще перед скрипками бессильна. Если только в песне есть скрипичная тема — пиши пропало, рыдаю как дитя, — усмехнулась Рин.

— Правда? — продолжал улыбаться Тэхён, стараясь запомнить каждое слово. — Я думал, мы с Чимином одни такие чувствительные на этой планете.

— Что ж, принимайте меня в свой клуб, — весело предложила девушка.

Через минуту сюжет мультфильма затянул уже обоих. Заставку следующей серии они подпевали хором.

По прошествии получаса мысли Рин незаметно обратились к Тэ, сидевшему сбоку. Она наконец-то ощутила этот покой, это тепло, этот уют, которые окутывали её с ног до головы, когда он находился возле неё. Это было не описать словами. Как будто они жили вместе уже много лет. Как будто он самый родной человек, который у неё есть. Она боялась этого чувства как огня, но и желала испытывать его так же сильно, как и боялась.

Рин повернула голову к Тэхёну, и один взгляд на него заставил её принять очередное нелогичное, сумасбродное решение.

Девушка обняла его за шею одной рукой, Тэ изумлённо повернулся к ней, она притянула его к себе и поцеловала.

Молодой человек не ответил на поцелуй, мягко отстранился, странно посмотрел на неё и тихо спросил:

— Зачем ты это сделала?

Сердце Рин бешено колотилось. Она готовилась соврать ради того, чтобы добиться желаемого:

— Я… заметила в окне кого-то из ребят.. Ты же сам предложил делать вид, что… что мы…

Тэхён мельком глянул в окно, не дал ей договорить, обнял за талию, наклонился и легким нежным поцелуем прикоснулся к её приоткрытым губам. Затем ещё один мимолётный короткий поцелуй. Ещё один. Ещё..

Он действительно хотел просто притвориться, что целует её. Его губы едва скользили по податливой мягкой поверхности губ Рин. Тэ думал, что таким образом он ещё и наказывает девушку за все свои мучения. Однако он не рассчитал своих возможностей и не заметил, как его собственные дразнящие прикосновения к ней лишили его самого способности держать под контролем свои желания.

Испытывающая мучительные физические страдания от этих несерьёзных ласк Рин уже было начала впадать в отчаяние, как вдруг молодой человек с силой нажал своими вмиг ставшими твёрдыми губами на её губы, настойчиво раздвинул их и его горячий язык не медля ни секунды уверенно проник в уютное пространство её рта. В это мгновение Тэхён начисто потерял голову от неожиданно пылкого ответа Рин на его нескромное вторжение. Стоило её чувственному языку вскользь коснуться его языка, как по телу молодого человека начала растекаться сметающая всё на своём пути волна разрушительного возбуждения. Тэ перестал понимать, что он делает. Его губы ненасытно обхватывали влажные губы Рин каждый раз, когда он снова и снова всё глубже заполнял её рот своим присутствием, заявляя на неё свои права. Поцелуй плавно перетёк в полутантрическую имитацию занятия любовью.

Рин только в эти сладкие минуты ощутила, как нестерпимо соскучилась по Тэхёну. Она позволила себе отпустить паруса и плыть по течению, разрешила себе в полной мере отдаться чувству, которому долгое время не давала показаться наружу, не давала дышать. За эти месяцы оно набрало в девушке такую невероятную мощь, что сейчас Рин пронизывал неизведанный доселе страх от сумасшедших эмоций, которые она получала во время самых обычных ласк.

Магия этого долгожданного для обоих интимного момента закончилась за долю секунды.

Тэхён внезапно почувствовал, как ладонь Рин очутилась под его футболкой. Его мозг как по команде сразу включился, и вернул телу контроль над собой. Бегущей строкой в голове молодого человека проносились предупреждения «Она не свободна!», «Она не любит тебя!», «Беги!». Он мысленно больно ударился о реальный мир, и мгновенно пришёл в себя.

Тэ так неожиданно оторвался от её губ, что Рин резко распахнула глаза и с тревогой и непониманием посмотрела в его глаза.

— Они ушли, — тяжело дыша произнёс Тэхён, наспех убирая свою руку с талии девушки.

— Кто… «они»? — ловя ртом воздух, растерянно спросила Рин.

— Парни.., — указал взглядом на окно Тэ. — Я… пойду почитаю.. что-нибудь. Буду в кабинете Мона.

Молодой человек вскочил на ноги, и почти бегом поднялся вверх по лестнице на второй этаж.

Рин проводила его взглядом, полным горечи, сожаления, досады, даже злости, запрокинула голову на сиденье дивана и закрыла лицо руками.

А на экране телевизора болезненно неуклюжая Банни споткнулась и живописно чебурахнулась носом прямо в туфли Мамору Джиба..

— Завтра вечером приеду сюда, постираю постельное бельё, — планировал Джун, сидя в машине с Шугой рядом со своим загородным домом.

— Боюсь, на всякий случай придётся подумать и о новом обеденном столе, — намекнул расплывшийся в улыбке Юнги.

— Ковёр в гостиной точно придётся заменить, — огорошил их запрыгнувший в авто Хосок, услыхав последнее замечание Шуги.

— Ты точно уверен? — с надеждой в голосе спросил Намджун.

— Точно. Видишь мои глаза? Вот я ими только что всё видел так же, как и тебя сейчас вижу, — улыбнулся Хоуп.

— Фак…, — опустил голову Мон.

— Не хочу тебя расстраивать, но…, — давясь от смеха подал голос Юн, обращаясь к лидеру. — Знаешь, ещё советую посетить магазин бытовой техники и присмотреть хорошую прочную стиральную машину. И душевую кабину.

— Всё. Продам нахрен дом. Новый куплю, — расстроился Джун.

Юнги и Хосок заржали в голос.

Тут в окно автомобиля громко постучали и снаружи послышался истеричный женский ор:

— Намджун Ким!!! Сейчас будешь завещание писать!!! Вышел из машины!!! Живо!!!

— Ну, Мон, вот тебе и жопа пришла, — подытожил добрый друг Шуга.

— Спасибо за поддержку, — иронично улыбнулся Джун и понуро вышел из автомобиля.

Минут пять за пределами салона ребята слышали оправдывающийся и успокаивающий голос Мона, и лютый, взбешённый визг Чинхо.

Потом всё как-то разом стихло, и до парней донеслось лишь нежное «Прости, чаги, любимая, так надо», произнесённое голосом Намджуна.

— Вот это звездец так звездец… Мон вообще с катушек слетел, направо и налево всех косит своим бодучим платком, — начал бояться их лидера-маньяка до этого весьма смелый Шуга.

— Да чтоб у меня по телику одну рекламу показывали…., — прижался носом к окну Хосок, чтобы убедиться в словах Юнги. — И куда её теперь? В багажник?

— Хоуп, садись на моё место, я поеду сзади. Сегодня ночуешь с Чонгуком, мне нужно решить один вопрос, — жёстко сказал решительно настроенный Мон, открыв дверь и стараясь при этом не уронить прижатую к машине отрубившуюся девушку.

— Хорошо, хорошо, Джун, я вообще могу в машине жить, — тихо пролепетал Хоуп, опасаясь внушающего ему ужас коварного Рэпмона, и полез вперёд.

— Жми, — приказал Мон Юнги, и они в гробовом молчании поехали в отель с незапланированной третьей пленницей.

 

 

Глава 39. 

Не плачь, лучше мне расскажи, для чего это всё? Почему?
Зачем принесла себя в жертву?
Прости, разве я могу у тебя что-то спрашивать и просить опять?
Я лишь хочу быть с тобой. («Stigma»)

(playlist — BTS: House of cards)
(playlist — Luna X George: Do you love me)
(playlist — Changmin: Heaven’s day)

В кабинете Намджуна стоял книжный шкаф. С низу до верху он был забит разной художественной и не очень литературой, попадались даже комиксы. Мон старался много читать, и постоянно пополнял свои запасы, где бы он ни был.

Оказавшись в этой небольшого размера комнате Тэхён быстрым шагом достиг книжных полок, дрожащей рукой схватил первую попавшуюся книжку, с размаху уселся на стул у письменного стола, и уронил голову на его поверхность.

Его тело слегка потрухивало, в затылке отдавал никак не желающий униматься пульс, мысли роились и путались. Лёгкие работали на износ. Он так устал переживать эту боль вновь и вновь, держать своё счастье в руках и знать, что оно скоро растворится в воздухе, став смыслом жизни кого-то другого. Тэхён был точно уверен, что Рин тянется к нему, хочет быть с ним, но не мог понять, почему она не может полюбить его, что с ним не так? Возраст? Неадекватность? Может ей кажется, что он недостаточно искренен, надел очередную маску и играет в чувства? Неужели она не видит, что только с ней он может быть настоящим, может не притворяться, может говорить то, что думает, может делать то, что на самом деле хочет? Да, признание в любви к ней состоялось не в том месте и не в то время, — возможно, она не поверила ему. Но глаза не могут лгать, она-то должна знать это. Может, стоит ещё раз поговорить, добиться от неё правды, сказать, насколько сильно она важна для него?

Но времени было мало. Утром их выпустят, и они снова расстанутся на неопределённый срок. Он опять будет думать о ней, мечтать о ней, вспоминать её, терзать себя мыслями о том, что она сейчас с другим..

Тэхён не сразу понял, что за звук донёсся до него откуда-то поблизости. Это было что-то, напоминающее сигнал сообщения в каком-нибудь мессенджере. «Да, точно! Это он и есть!», — возликовал про себя Тэ, и начал лихорадочно шарить по столу, заглядывая под каждую бумажку, копаясь в каждом его ящике. На третьем ящике ему несказанно повезло — выдвинув его почти полностью, Тэ увидел их с Рин телефоны, преспокойно лежащие здесь уже второй день. Наверняка Джун догадывался, что им не придёт в голову читать книги в такой щекотливой ситуации, поэтому без тени сомнения сложил их добро здесь, в своей святыне.

Первым порывом было позвонить в полицию, но он моментально улетучился, когда Тэхён представил, как полисмены скручивают его известных братьев и везут в обезьянник. Поэтому второй порыв оказался как нельзя логичнее.

Тэхён-Мону: Мониил Козлеич, ответь мне немедленно!

Через пару минут тягостного ожидания в мессенджер пришёл ответ.

Мон-Тэхёну: Тебе там что, заняться нечем, что ты мне пишешь в такой поздний час?

Тэхён-Мону: По этому поводу я ещё с тобой переговорю по-братски. Позже.

Мон-Тэхёну: Я ничего такого не сделал. Наоборот. Любезно позволил тебе погостить в своём загородном доме в приятной компании.

Тэхён-Мону: Любезно? Похитив меня насильно и заперев? Вези ключи. Сейчас. Я жду!

Мон-Тэхёну: Вы что, опять поругались?

Тэхён-Мону: Зачем ты влез в это, Мон?

Мон-Тэхёну: Потому что волнуюсь. Потому что хочу, чтобы ты был счастлив.

Тэхён-Мону: У тебя мозги есть? Как я могу быть счастлив с НЕСВОБОДНЫМ человеком? Привези ключи, я прошу тебя. Я больше не могу здесь быть.

Мон-Тэхёну: Сколько тебе вдалбливать? Рин ОДНА, у неё НИКОГО НЕТ.

Тэхён-Мону: Чинхо ошибается.

Мон-Тэхёну: Возьми телефон Рин, если есть возможность. Полюбуйся.

Тэхён-Мону: Каким образом любоваться? Он запаролен! И что я там должен найти?

Мон-Тэхёну: Много интересного. Не отдавай ей, пока не посмотришь. Обещай. Сейчас узнаю пароль.

Тэхён-Мону: Говоришь загадками.. Как ты его узнаешь? Ты хакер что ли?

Мон-Тэхёну: Вот номер Чинхо: *******. Сейчас она тебе напишет. Обещай, что будешь счастлив.

Тэхён-Мону: Вы там все что, королевскими грибами отравились? Так сложно ключи привезти?

Мон-Тэхёну: ДЕЛАЙ КАК Я ГОВОРЮ. ПОКА Я ДОБРЫЙ. ДОБРОЙ НОЧИ!

Тэхён тихо выругался.Телефон предсказуемо тренькнул.

Чинхо-Тэхёну: Ви, привет. Это Чинхо. Не обижайся на Намджуна, он очень сильно за тебя переживает. Поверь, если бы мы не были уверены в том, что делаем, мы бы этого никогда не сделали. Про похищение я не знала, Джун мне сказал поздно, я не успела вас предупредить или отговорить его. Мне очень жаль, что ребята так неделикатно с вами поступили. И поскольку они ничуточки не раскаиваются, я прошу прощения за них. Прощаешь?

Тэхён-Чинхо: Ты не виновата. А их я поубиваю к чёртовой бабушке. Так и передай. Желательно произнести это голосом Дэдпула.

Чинхо-Тэхёну: :D Теперь о телефоне Рин. Ты наверно уже знаешь, что я была с ней рядом эти полгода. Когда она решила уехать из Сеула, Намджун случайно услышал их с Ши Хёком разговор, и поделился со мной. Я решилась поехать с ней, чтобы быть рядом, поддержать её и выяснить, почему она решила так внезапно сбежать. Ши Хёк не заподозрил подвоха, и отпустил меня с ней. Я следила за поведением Рин, много с ней разговаривала, мы стали подругами. Насколько я знаю, ближе меня подруг у неё нет, поэтому ты можешь полностью доверять моим словам. У Рин нет мужчин, и не было всё это время.

Чинхо-Тэхёну: Мне удалось по просьбе Джуна на некоторое время взять её телефон. Я советую тебе посмотреть его, и я уверена, ты много чего для себя прояснишь, тебе будет легче понять Рин. Кроме телефона, из моих наблюдений, добавлю, что как только на экране телевизора у нас в номере появлялась твоя подруга Хёрин, телевизор сразу же выключался, или просто переключался на другой канал. А ещё Рин каждый день засыпала в наушниках. Не знаю, что она слушала, может песни, которые много для неё значили. Знаю, что этот плейлист постоянно стоял на повторе. Просмотри всё внимательно, возможно ты увидишь больше, чем я.

Тэхён-Чинхо: Вообще-то, копаться в чужих телефонах нехорошо. Пароль знаешь?

Чинхо-Тэхёну: Я думала, ты догадаешься)) Пароль — «TaeTae». Удачи. И доброй ночи. П.С.: Не обижай её, пожалуйста.

Тэхён-Чинхо: Не буду. Спасибо. Доброй ночи.

Тэ закрыл программу мессенджера, взял телефон Рин, и некоторое время вертел его в руках, обдумывая слова Чинхо. Он никогда раньше не рылся в чужих вещах. Подобные проделки по отношению к бантанам не в счёт.

Сбоку донеслось тиканье настенных часов. Время шло. И его оставалось всё меньше.

— Значит «ТэТэ», Рин? Очень интересно, — тихо проговорил, усмехнувшись, молодой человек и набрал пароль.

В ожидании увидеть на её рабочем столе как минимум розовых пони — максимум Тэ Ёна из NCT, Тэ удивлённо уставился на самого себя, глядящего на него с фотографии экрана мобильного девушки. Этот снимок был сделан самой Рин в тот день, когда они были в галерее, на фоне картины Мунка «Крик».

Складывая в голове 3D-паззл из ответов на свои вопросы, Тэхён в нетерпении стучал кончиками больших пальцев по папкам и файлам её телефона, и с каждым разом увиденное там делало его глаза ещё шире. Только в альбоме скриншотов он утонул в нескольких сотнях своих фотографий! Рин качала их отовсюду: твиттер, ливы, концерты, клипы.. А когда Тэ добрался до аудио-файлов, как просила сделать его Чинхо, через несколько минут поисков он нашёл единственный плейлист, состоящий из одного файла и поставленный на повтор, под названием «Be my sky». Тэхён понизил звук до минимума, и нажал пуск.

Аудио-композиция длилась 24 минуты, но он не смог дослушать и двух. А ведь она слушала это каждый день, забываясь спасительным сном.

Абсолютно шокированный обнаруженным контентом Тэхён медленно поднялся из-за стола, неспеша разложил телефоны по карманам брюк, и двинулся к выходу из кабинета навстречу правде, которую он сейчас собирался получить от Рин любыми, даже нелегальными способами.

Рин лежала на отведённой ей кровати на втором этаже. Она смотрела в потолок, и так же как Тэ в соседней комнате, слушала как тикают настенные часы, отнимая у неё последние драгоценные мгновения жизни.

В дверь постучали, затем послышался родной сердцу голос:

— Рин, ты не спишь? Могу я войти?

Девушка приподнялась, подтянула к себе подушку, обняла её, и села в позу лотоса:

— Заходи.

Тэхён неторопливо вошёл в спальню, аккуратно прикрыл за собой дверь, и, прислонившись к двери спиной, попросил:

— Расскажи мне о своём избраннике. Какой он?

— С чего вдруг тебя это заинтересовало? — удивилась и, как заметил Тэ, напряглась Рин.

— Честно? Просто хочу понять, почему он не поднял на уши всю Америку в поисках тебя за эти пару дней. Почему ты ни разу, пока мы были здесь, не упомянула о том, что, например, он будет волноваться и искать тебя. Почему позволяешь мне целовать тебя. Потому что будь я на его месте, ты бы давно уже была дома со мной, а я был бы уже как минимум в реанимации.

Рин нервно сглотнула: она осознала, как расслабилась за эти дни, перестала контролировать ситуацию, и теперь ей придётся каким-то образом на ходу выпутываться из паутины собственной лжи.

— Он… сейчас в командировке, — начала сумбурно импровизировать Рин. — Мы созваниваемся только по скайпу. Он знает, что если я не на связи, то очень занята или очень устала. Вот такие отношения, тебе не понять. А о… произошедшем между нами здесь, я надеюсь, ты никому не расскажешь. Это эмоции. Ностальгия. Не знаю, мне сложно подобрать правильное слово.

— Мне не сложно. Но я подожду, пока ты сама его найдёшь, — загадочно произнёс Тэ. — Звучит правдоподобно, однако мне всё равно странно такое представить. Так… какой он?

— Красивый, — быстро нашлась Рин, и отвела глаза.

— И всё? А какие волосы, глаза, рост? Какой характер? Что любит? — завалил её вопросами Тэхён.

— Зачем тебе всё это знать, Тэ? Какая тебе разница вообще? — в отчаянии отозвалась девушка.

— Может, у меня комплексы. Хочу знать, почему ты выбрала его, а не меня, — пояснил Тэхён, не собирающийся отступать.

— Тэ, не надо так…, — умоляюще попросила Рин.

— Тебе так сложно ответить? — улыбнулся молодой человек. — У меня возникает чувство, что этого парня тупо не существует.

— Хорошо. Ладно. Если тебе так интересно.., — раздражённо начала Рин. — Он высокий. Стройный. Глаза тёмно-карие. Что ещё? Волосы средней длины..

— Какого цвета? — внезапно спросил Тэ.

— Цвета?… Э… Он постоянно перекрашивается. Сейчас… сейчас рыжий, — ответила девушка, и, обратив взгляд к Тэхёну с рыжими волосами, быстро отвернулась, поздно поняв свою ошибку.

— Какое совпадение, — ухмыльнулся он.

— Он добрый, милый, очень нежный, заботливый, надёжный, интересный, с ним не соскучишься, он восхищается совершенно неожиданными вещами, он вообще сама неожиданность.., — затараторила Рин, боясь, что Тэхён снова успеет задать каверзный вопрос, грозящий тут же выдать её. — У нас много общих интересов, мы поддерживаем друг друга. Ему тоже нравится музыка, ещё любит комиксы, аниме.. Достаточно подробно?

Она подняла глаза на Тэ, и увидела, что он откровенно любуется её барахтанием в болоте вранья, будто что-то подозревает. Но кроме того Рин прочла в его глазах… неподдельное счастье?

— Вполне, — с едва сдерживаемой улыбкой ответил Тэхён. — Ты любишь его?

— Да, конечно, — буднично сказала девушка.

— Скучаешь без него? — продолжал мучить её Тэ.

— Да, — как по протоколу отвечала Рин.

— Он снится тебе? — вдруг спросил Тэ.

— Каждую ночь, — взглянула на него девушка.

— Ты хочешь быть с ним? — стал медленно подходить к ней Тэхён.

— Каждую секунду, — как под гипнозом проговорила Рин.

— Ревнуешь его? — произнёс он негромким низким голосом, и присел на корточки рядом с кроватью у её ног, глядя на девушку снизу вверх.

— Как сумасшедшая, — тихо ответила она.

— Разрешаешь ему пользоваться своим телефоном? — почти шёпотом спросил Тэхён.

— Между нами нет секретов, — ещё тише сказала Рин.

Тэ, не отводя от девушки глаз, достал из кармана брюк её мобильный, включил его, отдал ей в руки и задал главный вопрос:

— Неужели он так доверяет тебе, что его совершенно не беспокоят 384 моих фотки в твоей галерее?

Рин держала свой телефон в ладони, и с ужасом взирала то на него, то на усмехающегося Тэхёна.

— Ты… ты… ты прятал мой мобильник всё это время??!! Ты врал мне, что он у ребят! — взбесилась Рин. — Так тебе этого оказалось мало, ты ещё и залез в него!!!… Да как ты мог?? .. Проваливай из моей комнаты!!! Ненавижу тебя!!!

Девушка вскочила с кровати и швырнула в него подушку, начиная плакать от обиды.

— Во-первых, я не врал, наши телефоны я нашёл полчаса назад, — ловко поймал подушку решительный Тэ. — Во-вторых, это комната Рэпмона, поэтому я никуда не пойду. В-третьих, ты не ответила на вопрос.

— Тэхён! Выйди! Или я кину в тебя всё, что попадётся под руку! Уходи! — кричала в слезах рассерженная, уязвлённая Рин, которой хотелось как можно быстрее остаться одной, и вдоволь наобижаться на молодого человека.

Тэ вышел из себя, пнул с ноги подушку на матрас, подлетел к Рин, выхватил у неё из рук телефон, отправил его метким броском на напольный ковёр, повалил девушку на кровать, запрокинул её руки вверх, уселся на неё так, чтобы она не могла критично двигаться, наклонился к ней и повторил вопрос:

— Почему ему пофиг на триста моих фоток в твоём телефоне?! Отвечай!

Рин перестала вырываться, со злостью посмотрела на него и воскликнула:

— Потому что он знает, что мне нравятся BTS! И про биасов он в курсе! Ты не можешь быть моим биасом? Что-то имеешь против?

— Я почти поверил, — рассерженно ответил Тэхён. — Только есть одна загвоздка. Если я для тебя всего лишь биас, друг, я не знаю, «ностальгия», как ты выразилась недавно.. Зачем каждую ночь ты засыпаешь под это?!

С этими словами он вытащил одной рукой из кармана брюк свой телефон, включил его, нашёл нужный файл и нажал на пуск.

«Я, Рин…, обещаю…: если ты, Тэхён, поцелуешь меня… так…, как тебе этого хочется…, я не буду сопротивляться… Если захочешь… пойти дальше…, я не буду … тебя… останавливать…», — раздались слова, которые она знала наизусть, а затем запись продолжилась, поскольку в ту ночь диктофон работал, пока не закончилась зарядка её мобильного.

Рин побледнела, стук её сердца будто отражался от стен комнаты, настолько громким он ей сейчас казался. Она начала тихо всхлипывать:

— Выключи…, пожалуйста…

— Нет. Пока не скажешь правду, — изо всех сил старался быть твёрдым до конца Тэхён.

— Что тебе нужно? — отвернула от него голову Рин, продолжая ронять слёзы под мотив разрывающих душу на части аудио-стонов его телефона.

— Твой мужчина существует? — весь будучи на нервах спросил Тэ.

— ….Нет…, — закрыла мокрые глаза девушка.

— Тогда кого ты мне описала, когда говорила о нём? — всё сильнее сжимал он её руки.

— … Тебя…, — сильнее зажмурилась она.

— Когда ты говорила о нём, ты сказала, что любишь его. Кого ты имела в виду? — напирал Тэхён, находясь на пределе своей выдержки.

— …. Тебя…, — очень тихо произнесла Рин, тщетно пытаясь унять слёзы.

— Посмотри на меня, — приказал Тэ, и видя, что она всё ещё не подчинилась повторил уже настойчивей: — Рин, посмотри на меня!

Она открыла заплаканные глаза и безоружно взглянула на него.

— Смотри на меня… Скажи это снова… Говори же… Давай…, — почти умолял он.

Рин зажмурилась, не в силах удержать нахлынувший от неизбежности признания поток слёз, потом снова взглянула на молодого человека, у которого в этот момент сердце было не на месте в ожидании долгожданных слов, и сквозь плач заголосила:

— Тебя!… Я люблю тебя!… Я не хотела любить!… Я не должна была!…

Как никогда встревоженный Тэхён отпустил её руки. Рин тут же накрыла ладонями лицо, но он обхватил её пальцы своими и прижал их к своей груди.

— Почему?…., — с мольбой в голосе произнёс только что заново родившийся Тэ.

— Потому что… я очень сильно боюсь… потерять тебя… Я не переживу это ещё раз… Я думала, что больше никогда не полюблю человека так сильно… Но полюбила ещё сильнее…, — заплакав, отвернулась Рин.

У Тэхёна с души будто сорвалась и ухнула в пропасть связка кирпичей.

— Рин, родная моя, жизнь моя…, — он стал осыпать её мокрое от слёз лицо лёгкими, ласковыми поцелуями, потом заставил повернуть голову и посмотреть на него. — Я — не он, Рин. Послушай меня очень внимательно. Я расскажу тебе кое-что.

Тэхён осторожно погладил её по голове, словно успокаивая, и заговорил:

— Однажды мой день не задался до такой степени, что хоть вешайся. Утром я где-то посеял свой пропуск в агентство. Чуть позже мне позвонил отец, и начал прессовать мозг тем, что я позорю его и всю нашу семью перед соседями и друзьями своими «идиотскими похабными выкрутасами» на сцене. Днём на тренировке из-за этих нервов я пару раз запорол хорео, и парни начали издеваться надо мной. Они как бы шутили, но я был на взводе, и мне казалось, что они делают это с какой-то злобой. Я пытался улыбаться, но когда Юнги решил меня копировать, мне стало так жалко себя, так обидно за себя, что я еле выдержал до конца репетиции. Я почти ненавидел их всех. Вечером, когда я собирался возвращаться в общагу, я как обычно копался в телефоне, хотел отвлечься, почитать комментарии на наши видео-ролики, зайти в KakaoTalk.. В одном из комментариев к нашему новому на тот момент клипу одна из фанаток написала очень много «хорошего» обо мне, моём образе, моём вокале.. Многие другие её поддержали. Знаешь, что со мной случилось? Меня накрыло. Накрыло так, что я убедил себя в своей никчёмности, в том, что я не должен здесь быть, что не достоин, что я лишний в этом мире.

Рин слушала его, закусив нижнюю губу почти до крови, горячо переживая боль того дня вместе с ним.

— У меня в рюкзаке был перочиный нож. В тот вечер я уходил с намерением избавить всех от своего присутствия в их жизни. Я оглядывался назад и понимал, что живу так уже много лет, просто раньше старался не замечать издёвок, обид, унижений. Это было так тяжело. И капец как больно. Я не мог найти, за что ухватиться, чтобы не упасть в пропасть, у меня не было ничего и никого. И вот… она появилась из неоткуда. Девушка. Я не знал её, не знал имени, ничего о ней не знал. Я просто увидел её, проходя мимо. Она как раз нехило так навернулась в тот момент. Я машинально хотел помочь, мне показалось, что она ногу сломала — такой был хруст.. Но… она сама всё себе прекрасно вправила и поднялась. Превозмогая боль. Ещё и троллила себя за это пару минут. И я вдруг понял, что улыбаюсь. Это было так забавно.. Она не заметила меня. А я наблюдал, как она встала и пошла вперёд. Снова упала, и снова пошла. В ней было столько силы, столько света, столько надежды.. Она спасла меня тогда. Она даже не представляет, что она для меня до сих пор значит.

На Рин снова нахлынула невыносимая горечь, ведь она только что призналась ему в любви, а оказалось, что у него есть та, которая важнее всех. Зачем только он рассказывает ей это? Хочет отомстить за то, что так долго скрывала от него свои чувства?

— Рин, — заметив, как она вдруг переменилась в лице, позвал её Тэхён. — Ты думала, что я и Хёрин….? Ты поэтому сбежала?

Девушка кивнула.

— Глупая, — улыбнулся он. — Неужели я пошёл бы на такое? После того, как впервые в жизни пережил такой крышесносный опыт на заднем дворе твоей общаги? Да я после кроме тебя ни о ком думать больше не мог.. Ты фантастическая..

— Это было во всех новостях. И Мей радовалась за вас с этой девицей.., — покраснела при упоминании заднего двора Рин.

— Мей…, — закатил глаза Тэ. — Я же просил тебя не верить заголовкам. Есть я. Спрашивай, если имеются вопросы, с радостью во всём признаюсь. С Хёрин ничего не было. В клубе сугубо танцевали. У неё дома я даже не был, просто проводил до двери. Я просто не знал как быть дальше после нашей с тобой последней…кхм… встречи. Всё как-то странно вышло.. Мне нужно было подумать, отвлечься, и я совершенно случайно встретил её. А она сделала эти фото в своих корыстных целях. Я об этом понятия не имел.

— А эта… девушка.., которая спасла тебя.. Ты до сих пор к ней что-то чувствуешь? — с тревогой спросила Рин.

— Конечно, — улыбнулся Тэхён. — У меня к ней, скажем так, болезненное чувство. Она всегда в моём сердце. Она — первая, о ком я думаю, когда просыпаюсь утром, и единственная, о ком я думаю, когда ложусь спать.

Рин тяжело вздохнула, ощущая, как к глазам снова подбирается предательский водный поток:

— Тогда… Дай мне уйти. Я не смогу делить тебя с кем-то. Даже если этот кто-то просто в твоих мыслях. Я попытаюсь пережить это.

— Не дам, — извиняясь замотал головой Тэ. — Я уверен, ты тоже её полюбишь.

— О боже.. Ты ещё и влюблён в неё? Зашибись.., — отвернулась Рин, окончательно расстроившись и почувствовав себя дурой.

— Влюблён — не то слово. Иногда мне кажется, я не смогу дышать, если больше её не увижу, — с мечтательной улыбкой признался Тэ.

— Ну тогда и иди к ней. Может, она и есть твоё счастье. Не мучай меня, — попросила девушка, снова начиная всхлипывать.

— Я уже пришёл. Но она почему-то нещадно тупит, — наигранно устало вздохнул Тэхён. — Рин, ты всё ещё не поняла, что я говорил о тебе?

Рин недоверчиво уставилась на него:

— Шутишь? Я же никогда не ломала но…… чёёёрт…… осенью в зале хореографии?

— Аха, — расплылся в улыбке Тэхён. — После этого я каждый свободный вечер приходил туда наблюдать за тобой. И жутко расстраивался, когда тебя не было.

Рин вытерла глаза от слёз, аккуратно отодвинула молодого человека в сторону, и села рядом с ним.

— Тэ, помнишь, что я говорила, когда ты впервые поцеловал меня в общежитии? — спросила она, опустив голову.

— Помню. Это было жёстко. Но я заслужил, — извиняясь произнёс Тэхён.

— Я весьма не образцовая женщина, в венах которой течёт ненормальная русская кровь. Я не хочу и не буду другой в угоду кому-то. Я знаю, что … у вас есть традиции, нормы поведения, я могу пойти на некоторые компромиссы, но заставить меня быть такой, какой нужно быть, ни у кого не получится. У тебя в том числе, — со всей серьёзностью взглянула на него Рин.

— Почему мне кажется, что ты тоже смотрела моё интервью столетней давности, где я описал совершенно абстрактный образ существа, которое могло бы стать моей девушкой? — усмехнулся Тэ. — Не скрою, временами ты меня вводишь в ступор, но… мне не надо другой Рин. Мне нужна именно эта. Кстати. Как ты относишься к галстукам?

— Чего…? — ничерта не успела понять Рин, как Тэ дотянулся до прикроватной тумбочки и достал оттуда два галстука Намджуна.

— Ты меня два дня подряд до ручки доводила, — резко свалил он девушку на матрас, сел на неё, осторожно придавил одну её руку своим коленом, а другую схватил, поднял вверх и стал привязывать галстуком к спинке кровати. — Я только что придумал, как ты за это извинишься.

— Эй! Это кто ещё кого доводил! — попыталась вырваться Рин, предчувствуя нечто очень нехорошее, пока Тэхён хладнокровно привязывал галстуком к прутьям кровати вторую её руку. — Тэхён, мне реально страшно!

— Мне тоже, — наклонился к ней Тэ, и тронул её губы манящим поцелуем. — Будешь признаваться мне в любви, пока я не посчитаю, что уже достаточно.

— Разве так себя ведут хорошие корейские мальчики? — возмутилась Рин.

— А кто сказал, что я хороший мальчик? — удивился Тэ, и ещё раз поцеловал её в губы. — Я в душе не имею, как ведут себя в таких ситуациях корейские мальчики. Свечку не держал. Начинай признаваться.

— Ага, заставь меня, — показала ему язык Рин.

— Как скажешь, — пожал плечами Тэхён, наклонился и стал с жаром целовать её в шею. — Я не слышу…

— Не буду.., — стараясь дышать ровно, немного подрагивающим голосом сказала Рин.

Тэ поднял на неё глаза, ухмыльнулся одним уголком рта, и Рин стало совсем неспокойно.

— Тэхён?… Что ты задумал? — только и успела спросить девушка, когда Тэ рывком расстегнул молнию её олимпийки. — Не смей, слышишь?!

Молодой человек молча положил свои ладони на её обнажённый живот, и стал медленно вести их всё выше, пока не накрыл ими аккуратную упругую грудь Рин. Дыхание обоих стало потихоньку прерываться. Девушка напряглась, почувствовав, как он тянет ткань её топика наверх.

— Скажешь что-нибудь..? — взглянув на Рин глазами, полными страсти и вожделения, напомнил Тэ, и, не дождавшись от потерявшей всякий дар разговаривать жертвы, произнёс, переведя взгляд на два вздымающихся от её участившегося дыхания округлых холмика: — Как же я скучал…

Он исступлённо ласкал её грудь своими требовательными губами и горячим, проворным языком так, что Рин инстинктивно начала выгибаться ему навстречу, стараясь постанывать как можно тише, чтобы не проиграть Тэхёну. Но долго продержаться ей не удалось.

— Я… люблю тебя…, будь ты проклят…, — хрипло дрожащим голосом произнесла Рин.

Тэ не сразу отреагировал на её слова, но когда их смысл до него дошёл, молодой человек нехотя оторвался от её тела, посмотрел в её мутные от страсти глаза, едва улыбнулся, навис над девушкой, а потом поцеловал до умопомрачения чувственно. — Ещё..

Тэхён снова приник к её разгорячённой груди, задрав руками топик Рин повыше.

— Я люблю тебя…, — снова простонала она, надеясь, что пытка закончится.

— Ещё…, — оторвавшись от неё и не поднимая головы почти шёпотом приказал Тэ, начиная спускаться обжигающими тело поцелуями к её рёбрам.

— Я.. мне… трудно говорить…, когда ты… так делаешь…, — еле смогла выговорить она.

— Старайся…, — приглушённо отозвался Тэхён, и подобрался губами к небольшой вытянутой впадинке на животе девушки.

— Я……. люблю … тебя……., — подозревая, что ей приходит конец, выгнулась вперёд Рин.

Тут она ощутила его горячее дыхание прямо у пояса своих спортивных леггинсов с заниженной талией. Её зрачки испуганно расширились, а тело вытянулось в струну:

— Нет… Не надо, Тэ,.. пожалуйста!..

Тэхён учуял страх в интонациях её голоса, и напряжённо навис над ней.

— Тебе не нравится, когда…, — не успел он закончить свой вопрос.

— Мне… Я… ни разу.., — запинаясь пыталась объяснить девушка. — Я.. не готова…

Тэ слегка нахмурился, когда понял, каким недалёким уродом оказался её бывший муженёк, а после наклонился к её уху и прошептал:

— Я хочу, чтобы ты принадлежала только мне. Каждой своей клеточкой. Доверься мне, Рин. Я люблю тебя. Закрой глаза.

Не сразу, но она сделала то, о чём просил молодой человек. И вскоре почувствовала, как его пальцы потащили вниз все элементы одежды, прикрывавшие её ягодицы и ноги. А дальше Рин пришлось мёртвой хваткой вцепиться в спинку кровати, чтобы вконец не лишиться рассудка от безумных манипуляций, которые он совершал своим, как оказалось, весьма искусным ртом между её бёдер.

Через довольно продолжительный промежуток времени сквозь звенящий в ушах гул своего пульса и громкие, необузданные стоны Рин Тэхён смог расслышать её просьбу, которая заставила его притормозить.

— …пожалуйста…, Тэ…, развяжи…, — умоляла полуживая девушка.

— Сейчас, родная…., — едва переводя дыхание отозвался он, и с трудом приподнялся над девушкой, чтобы избавить её от пыточных пут и полностью наверстать всё то, что они потеряли по глупости за долгие месяцы разлуки.

 

 

Глава 40. 

Ни о чем не думай,
Ничего не говори, ни слова,
Просто улыбнись мне.
Я всё ещё не могу поверить в это,
Всё это кажется сном.
Не пытайся исчезнуть….
Останешься ли ты со мной?
Обещаешь ли ты мне?
А то вдруг я трону тебя и ты улетишь? Рассыплешься?
Боюсь, боюсь, боюсь этого.. («Butterfly»)

(playlist — BTS: Butterfly)

Было примерно около десяти часов утра. Тэхён давно не спал. Он лежал на боку, подпирая голову рукой, и не сводил влюблённых глаз с девушки, которая умиротворённо спала рядом. Тэ был спокоен и жутко счастлив, как никогда в жизни. Но всё же ему периодически приходила в голову навязчивая мысль, что если он отвернётся, Рин может исчезнуть, и всё окажется прекрасным сном, видением, как это происходило почти каждое сеульское утро без неё.

Внезапно на его телефон пришло сообщение, которое одновременно и обрадовало, и огорчило молодого человека. Тэхён осторожно встал с кровати, быстро натянул свои брюки, и спустился в гостиную.

За входной дверью стоял Мон, ожидающий условленного стука, означающего, что он может войти, не создав паники или других неудобств.

Тэ легонько постучал по плотному пластику. В замке повернулся ключ, и в дом зашёл такой же не выспавшийся Намджун.

— Утро доброе? — абсолютно искренне улыбнулся Тэхёну Рэпмон, разглядев у того на лице безмятежность, покой, и полную гармонию с собой и миром.

— У меня — да. У тебя сейчас может стать не таким добрым, как тебе хотелось, — вспомнил Тэ старые обиды.

— Да ладно тебе, Тэ, — по-дружески мягко ткнул его кулаком в плечо счастливый Мон. — Я больше не буду, обещаю.

— Зачем припёрся? — улыбнулся в ответ Тэхён.

— Вот, ключи привёз, как просил, — удивлённо ответил Мон.

— А давай ты сейчас уедешь, и приедешь как сейчас, только часика через четыре, — добровольно-принудительно предложил ему хитрый Тэ.

— А давай, — усмехнулся Рэпмон, и положил ключи обратно в карман джинсовки, и с беспокойством добавил. — Только прошу, осторожно с моей мебелью.

— Как нетактично с твоей стороны, Мон, — укоризненно зацокал языком Тэхён. — За всё, что ты со мной сделал, ты мне этот дом вообще подарить должен.

— А морда у тебя не треснет? — тихо засмеялся Джун. — Мог бы и «спасибо» сказать.

— Спасибо, — растянулся в улыбке Тэ. — А теперь вальсуй отсюда в темпе престо.

Мон весело подмигнул ему, и вышел за дверь, опять закрыв её на ключ, заперев бабочку в клетке Тэхёна ещё ненадолго.

Тэ вернулся в спальню, взобрался обратно на кровать. Рин всё ещё не проснулась. Он неспеша наклонился и прикоснулся губами к её тёплым от сна губам. Её ресницы чуть зашевелились, и девушка открыла глаза.

— Привет, чаги, — потёрся он кончиком носа о её красивый носик.

— Привет, оппа, — улыбнувшись тихонько ответила она. — Ты настоящий?

— Самый-пресамый, — подтвердил самый счастливый мужчина на свете, и поцеловал её.

— Только мой, — нежно погладила его по щеке Рин.

— Только моя, — улыбнулся Тэхён, и заключил её в объятия, чтобы больше никогда не отпускать.

Save me (Be my sky) обновлено: Май 13, 2019 автором: bewthme
Рейтинг: 0

Автор публикации

Аватар 0
не в сети 1 неделя

bewthme

Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 12-05-2019


Y Фикрайтер.ру

Опубликовано

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика