Фанфик - Реабилитационный центр для инвалидов и детей инвалидов Фикрайтер

Реабилитационный центр для инвалидов и детей инвалидов

1 Балл2 Балла3 Балла4 Балла5 БалловОценка: 5,00 ( голосов: 1)
Загрузка...


Другие фанфики автора

реабилитационный центр для инвалидов и детей инвалидов

Антейку — дешевый придорожный мотель на полузаброшенной трассе. Вокруг только бесконечная череда помоек, притонов и биотуалетов. На верхних этажах всегда кто-то трахается: прилежные ученицы-отличницы, отцы семейств, наркоманы и прочий сброд. Внизу обслуживающий персонал делает вид, что работает. Над входом болтается грязная табличка «Добро пожаловать». 
 
Вайоминг — штат равноправия. Вайоминг — отсоси за двадцать баксов. 
 
Канеки Кен ебал это все, на самом деле. Канеки Кен катает по барной стойке стакан и смотрит на Ариму Кишо: абсолютно равнодушно, будто из-под толстой корки льда или грязного зеленого стекла пивной бутылки. В полуподвальном помещении бара накурено и жарко. Пестрые гирлянды слепят глаза. Арима наклоняется чуть ближе, чем позволяют правила приличия. Тоука пристально следит за ними из-под густо накрашенных ресниц. 
 
Канеки бросает ржавые ключи на стойку. 
— Поднимайся на второй этаж, номер двести шесть. Я подойду через полчаса. 
 
Пока они вытирают липкие столы, Киришима весело щебечет про своего нового парня. Как у них все хорошо, как он здорово ее трахает, счастье, любовь, анальный секс по вторникам. Канеки цинично щурится и кивает Нишио, мол «боже, блять». Потом отвлекается на нервный всхлип со стороны лестницы. В бар буквально вваливается трясущаяся проститутка, которую Кен, кажется, видел с одним из постоянных постояльцев. Нишики брезгливо отшатывается, Тоука помогает девушке встать. Клиент-больной-ублюдок — дело обычное. Правда, чаще всего такие вещи обговариваются заранее. 
 
Молодая проституточка размазывает по лицу кровь и помаду, содрогаясь и подвывая. У нее, должно быть, симпатичная мордашка и черные кружевные трусики под изодранной юбкой. Канеки протягивает ей кеторолак и кетопрофен как мудацкий Морфеус. Спашивает: 
— Какая твоя любимая порнозвезда? 
 
Девочка всхлипывает. 
— Джоанна Энджел. 
— Ну вот она тоже с этого начинала. 
 
Канеки Кен, конечно же, врет. 
 
Он кивает «коллегам» и поднимается в высветленный рождественскими огоньками холл. Безразлично скользит взглядом по ряду совершенно одинаковых безликих дверей. На одной из обшарпанных досок висит выцветшая табличка «Реабилитационный центр для инвалидов и детей инвалидов». Дверь плотно закрыта, но в Антейку стены будто картонные, так что оттуда отчетливо слышится приглушенная ругань, рыдания и хлесткие звуки ударов. Канеки улыбается разбитым ртом. Моральных уродов, к сожалению, не любят даже там. 
 
Кен открывает дверь в двести шестой и захлебывается кашлем: Арима опять надымил своими чертовыми дешманскими сигаретами. Кишо сидит на кровати и расстегивает рубашку. Канеки слегка подташнивает, и сигаретный дым тут не при чем. Кишо раздевается и говорит что-то: долго, бесконечно долго, почти не меняя интонации. У Кена зубы сводит от этой нравоучительной тягомотины. 
 
— Ты красивый, — улавливает Канеки, и перед глазами у него темнеет. Холодный липкий ад подступает со спины, лижет ступни, нежно касается бедер. Холодный липкий ад зовут Арима Кишо и он носит человеческое лицо. 
 
Канеки судорожно сглатывает едкое «отъебись», потому что оно отравлено истерической паникой. Потому что каким бы клиентом Арима не был, платит он прилично, и это кое-что решает. В общем-то, только на эти деньги Кен и живет. Зарплаты бармена/уборщика/местной пробляди хватает только на анальгин и дизельное топливо. Во всяком случае, такое оправдание до определенного момента работает. Канеки Кен расцарапывает кровавую корку на шее. Канеки Кен не хочет оборачиваться. 
 
Он думает: полтора часа или два? 
Он думает: интересно, сегодня он опять будет бить? 
Он думает: пожалуйста, только не по лицу. 
 
…по лицу тоже попадает. Правила устанавливает тот, кто платит, поэтому Канеки стискивает зубы и старается не засмеяться от иррациональной жалости к себе. Кишо встает с кровати и отходит в темноту комнаты. Шелестит бумажником. 
 
Вайоминг — штат равноправия. Вайоминг — насилие за четыреста баксов. 
 
Канеки молча вытирает с лица кровь и сперму. Глотает кеторолак и закуривает. Крутит в голове как бегущую строку телевещания, как блядскую мантру: 
 
Джоанна Энджел тоже с этого начинала. Тоже с этого начинала. Тоже с этого начинала. 
 
(нет) 
 
В холле кто-то включает идиотскую рождественскую песенку. Стены в Антейку будто картонные, поэтому отчетливо слышно «Счастливого Рождества» и бла-бла-бла-бла. 
 
Счастливого, мать твою, Рождества. День, который, в общем-то, не становится счастливым. День, когда Арима Кишо говорит «прости меня, детка, я люблю тебя». День, когда Канеки говорит «все в порядке, ага, я тебя тоже». День, когда в очередной раз ничего не меняется. 
 
День, когда Канеки Кен, конечно же, врет.

Реабилитационный центр для инвалидов и детей инвалидов обновлено: Ноябрь 5, 2016 автором: Murakaru
Рейтинг: 1

Автор публикации

24
не в сети 3 месяца

Murakaru

жёнам чужим задирали юбки.
наши планы ничего не стоят. нужны поступки.

Комментарии: 2Публикации: 24Регистрация: 14-04-2016


Y Фикрайтер.ру

Опубликовано

 

Please log in to vote

You need to log in to vote. If you already had an account, you may log in here

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика