Фанфик - Господи, храни Америку Фикрайтер

Господи, храни Америку

1 Балл2 Балла3 Балла4 Балла5 БалловОценка: 5,00 ( голосов: 2)
Загрузка...


Другие фанфики автора

господи, храни америку

Хибари двадцать два, и это одна из его проблем. 
 Вторая — это, безусловно, весь окружающий ебучий мир, который с каждым годом смыкается плотнее. Кея хочет свои шестнадцать, когда его безумно любили старшеклассницы и яростно ненавидели все остальные. Когда он подбрасывал вверх монетку и насмешливо скалил белые зубы. 
 
Когда по его спине не ходил Савада Тсунаеши, вдавливая позвоночник в грудину. 
 
Хибари не спит уже четвертые сутки. Весь багажник его джипа засран кровью и, ну да, такое иногда случается. Такое случается, если ты Внешний советник Вонголы и слегка вспыльчивая личность. Если тебе двадцать два и ты девственник. Если тебя зовут Хибари-больной-ублюдок-Кея. 
 
Если хотите спросить, как Хибари Кея оказался вонгольской подстилкой, то идите нахуй. Ему даже не платят. Нет, серьезно, как это вообще работает? Вот ты симпатичный шестнадцатилетний noname-кун, а вот сидишь в душном джипе и думаешь, как бы избавиться от трупа. И думаешь, как ты адово заебался. И думаешь, что Савада Тсунаеши — точно не тот, кого ты представлял на месте своей личной нестерпимой одержимости. Кея смеется, да, он смеется. Хибари смотрит на дорогу, и мир кренится у него перед глазами. Хибари не спит уже четвертые сутки. 
 
После трех стаканов виски Кея чувствует себя чертовой Алисой в Стране чудес из дешевой водки и кокаина. Хибари умный мальчик, кто бы там что ни говорил, он все понимает. Совсем все. Даже то, чего хотел бы не понимать. У него в багажнике труп, который начинает подгнивать. Реборн будет зол, когда узнает. Если узнает. Господи, храни Америку. 
 
Ладно, окей, нахуй Америку. 
 
Господи, храни Саваду Тсунаеши. 
 
Ебаного Саваду-как-же-все-заебало-Тсунаеши. 
 
Хибари правда не знает, когда это все началось. Может быть в двадцать, шестнадцать, восемнадцать или позавчера. Тсунаеши — улыбчивый, ласковый мальчик Тсунаеши — сворачивается у него в груди мотком колючей проволоки, водородной бомбой. Сначала маленькая червоточина, потом она начинает множиться, как раковые клетки, и разрастается во все нутро. И теперь Савады в нем так много, что становится трудно дышать. Легким и сердцу не хватает места в клетке ребер. Хибари думает, что где-то жизнь его наебала, но с нее уже не спросишь. Ему никто не говорит, что делать, когда ты находишь себя разбитым, раздробленным, упавшим. Или дрочащим на своего босса. Или еще что-нибудь, что выходит за рамки рамок рамок. С ним вообще редко разговаривают. 
 
Иногда Кея задается вопросом: сколько бы стоила любовь Савады? Держать его за руку, целовать в шею, зализывать раны, прижигать запястья сигаретой. Трахать в раздолбаном внедорожнике где-нибудь на дороге из желтого кирпича. Хибари, в общем-то, согласен и на прокуренную квартиру в захолустье Италии. Сколько? Много. Кее и за несколько жизней не насосать это «много». В баре, где Хибари надирается выпивает, начинается какая-то потасовка. Кея раздраженно рычит сквозь зубы, бросает на липкую стойку пару долларов и выходит в мороз ноябрьской ночи. Пока он лениво бредет до стоянки, телефон надрывается заунывными воплями Нины Симон. 
 
«It’s a new dawn 
It’s a new day 
It’s a new life 
For me 
And I’m feeling good» 
 
Бесконечно жизнеутверждающий наеб. 
 
Звонит, конечно же, Гокудера. Никто больше не умеет так хрипло рыдать в трубку, прерываясь только на отборный итальянско-японский мат. Хибари закатывает глаза и осматривается. На крытой стоянке он один. 
— Ты знаешь, что Десятый пропал? 
 
Кея ловит себя на том, что не дышит. Он знает. Все знают. Рыдающая девушка-хер-пойми-кто Сасагава Киоко, рыдающая мать Савады, рыдающий Гокудера Хаято. Все знают. Хибари закуривает. И что? 
 
— И что? 
 
Он почти уверен, что Гокудера на том конце надрывно всхлипнул в кулак. Гокудере двадцать, и уж он-то точно спал этой ночью. 
— В общем, он официально признан мертвым. Да здравствует Одиннадцатый, да здравствуют новые Хранители. Ты уволен, проще говоря. 
 
Хаято ревет в голос. Хибари слышит фоновым шумом утешения Ямамото и нервный смех Мукуро. Хибари не спит четвертые сутки. Он говорит: 
— Я надеюсь, вы все сдохнете. 
 
И кладет трубку. 
 
Кея устало трет переносицу. Он еще раз оглядывается и открывает багажник: от запаха мертвечины слезятся глаза. Карие 
радужки смотрят с упреком. Сломанные руки, дырка в груди, клочья обожженных волос — возможно, Хибари следовало быть более осторожным. Но, знаете, возможно, Саваде Тсунаеши следовало быть менее равнодушным мудаком. 
 
Хибари двадцать два, и это одна из его проблем. 
 
Вторая — это, безусловно, весь окружающий ебучий мир, который с каждым годом смыкается плотнее. 
 
Третья, пожалуй, это труп Десятого босса Вонголы в багажнике душного джипа. Может быть. Кея еще не уверен. Реборн точно его убьет, когда узнает. Если узнает. Хибари закуривает. Хибари не спит уже четвертые сутки. Кея знает все о смертной казни, гейской порнушке и способах спрятать тело. 
 
Мир вконец ебанулся, и Хибари ебанулся вместе с ним. 
 
Господи, храни Америку. 
 
Ладно, окей, нахуй Америку. 

Господи, храни Америку обновлено: Ноябрь 5, 2016 автором: Murakaru
Рейтинг: 1

Автор публикации

24
не в сети 2 года

Murakaru

жёнам чужим задирали юбки.
наши планы ничего не стоят. нужны поступки.

Комментарии: 2Публикации: 24Регистрация: 14-04-2016


Y Фикрайтер.ру

Опубликовано

 

Please log in to vote

You need to log in to vote. If you already had an account, you may log in here

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика