Фанфик - Enemies forever Фикрайтер

Enemies forever

1 Балл2 Балла3 Балла4 Балла5 БалловОценка: 3,00 ( голосов: 2)
Загрузка...



Enemies forever

Добавлено в закладки: 0

Категория: Аниме, Мультфильм, Исторические эпохи, Персонаж из сериала, Персонаж из фильма

Статус: Завершен  

Размер: Макси (Max)  

Возрастное ограничение : 12+

Описание фанфика: -

Описание:

Много лет живут два могучих кибервоина на планете Земля. В бесконечных сражениях: больших и малых, безвестных и знаменитых, оттачивается их мастерство, всё страшнее и страшнее, но, вместе с тем, всё желаннее и желаннее становится для них встреча друг с другом…
А как съехались богатыри на чистом поли,
Ай ударились они палицами боёвыми,
И друг дружки сами они не ранили
И не дали раны к ретиву сердцу.
Как тут съехались во второй након,
Ай ударились они саблями‑ти вострыми
(Поединок Ильи Муромца и Добрыни Никитича)
      Подняв облако пыли, лихой взмыленный конь вороной масти, круто развернулся на полном скаку. В тот же миг хищное слегка изогнутое лезвие, казавшееся налитым кровью в лучах клонящегося к закату солнца, словно сквозь воздух, прошло через черенок толщиной почти с руку взрослого мужчины. Спустя мгновение, послышался металлический звук от падения висевшего на нём шлема.
─ Такого рубаку, авось, и лошади на себе противно носить, ─ очевидно, будучи не вполне доволен результатом, проворчал богатырского сложения всадник.
Вынув из подвешенной с правой стороны седла налучи дорогой венецианский лук, он приготовился отъехать на десяток шагов с тем, чтобы, вновь пустив скакуна во весь опор, попрактиковаться в стрельбе, но услышав конский топот, опустил своё оружие. Приподнявшись на стременах, он смог разглядеть несущуюся издалека, почти от самого горизонта, чёрную точку. Последняя с каждой секундой увеличивалась, постепенно принимая очертания конника в дорогих, начищенных до какого-то мрачно-торжественного блеска доспехах, выдававших в нём человека из ханской свиты.
─ Здравствуй, мурза, ─ остановившись, по обычаю, в некотором отдалении, снял подбитую железом шапку гость.
─ Здравствуй и ты, ─ учтиво (ровно настолько, насколько это подобало его званию) ответил прервавший тренировку воин, ─ что привело тебя ко мне?
─ Мой повелитель, да продлятся годы его, сообщает тебе, что наши лазутчики видели в стане московском княжеского роду мужа с указанным тобой шрамом. Также хан, чья милость известна, как на небе, так и на земле, оказывает тебе великую честь, позволяя единственному из всего войска, вызвать этого ратника на бой перед началом сражения.
─ Передай хану мою благодарность. ─ Говоривший старался сохранить спокойствие, но радостная улыбка против воли понемногу появлялась на обветренном лице. ─ Да скажи, что за подобную милость мои лук, копьё и сабля, помимо этого, убьют ещё тысячу врагов во славу его.
─ Другого ответа от тебя и не ждали, ─ произнёс гонец, пришпоривая коня.
Один из лучших бойцов в многотысячном войске продолжил упражняться в искусстве стрельбы на скаку. Но теперь ни стрелы, аккуратно поразившие пустые глазницы висевших на кольях шлемов, ни те, что улетали куда-то в сторону чернеющего вдалеке леса, не занимали его. В черноволосой голове, должно быть, до того самого момента, когда её хозяин увидит впереди отблески солнца на островерхих шлемах, поселился воин со шрамом. Он хорошо помнил, как подобным образом отметил лицо своего заклятого врага, хоть с тех пор и прошло немало лет.
Это было так давно, что никто ещё и не думал считать время. И почти также как теперь, но только в шатёр из мамонтовых шкур, натянутых между бивнями этих животных, вошёл молодой вестник, драпированный выделанной кожей оленя.
─ Люди Реки наступают, ─ произнёс юноша вместо приветствия.
─ Я понял тебя, ─ поднявшись с постели, бывшей когда-то огромным пещерным медведем, лучший охотник людей с Холмов, взял деревянное метательное копьё и другое, короткое, но более тяжёлое с намертво привязанным искусно обработанным кремневым наконечником, ─ идём.
Стоило двоим воинам (бывшим, кроме того, охотниками, портными, кузнецами и ещё много, кем) выйти, как один из них был убит коротко свистнувшим в воздухе дротиком, словно в мягкое масло, вошедшим в горло. Второй такой же снаряд, прихватив с собой мочку уха Старого Лиса (в те годы его звали именно так), впился в покрышку его жилища. Секунду спустя, он увидел пустившего обоих смертоносных посланцев.
Правда, один из сильнейших людей Реки был практически полностью закутан в шкуру матёрого волка, но собственные его глаза, глядевшие из пустых глазниц убитого зверя, говорили: это именно он. Набег возглавляло существо, с которым задолго до этих событий тот, кого теперь звали Старым Лисом, впервые сошёлся на гладиаторской арене, развлекая хозяев бесконечно далёкого мира задолго до появления и народа Реки, и Холмов, да и всех остальных людей ─ тоже. Сильный и мужественный воин, которого он много лет считал мёртвым, теперь стоял на расстоянии полёта деревянного копья. И в следующее мгновение это, последнее, насквозь пробив его левую щёку, вылезло из правой. Казалось, не обратив внимания на серьёзное ранение, охотник в волчьей шкуре, схватив тяжёлую палицу, ринулся на врага. Но в толпе соплеменников торчащий сразу с двух сторон дротик сильно мешал ему, да и потеря крови лишала человека Реки сил, а, значит, возможности пользоваться основным преимуществом дубины ─ её весом. Кремневый наконечник без особого труда поразил могучего охотника, которому лишь прибытие товарищей, атаковавших Лиса настоящим градом камней, после чего отступивших, прихватив с собой раненного вожака, позволило избежать печальной участи одного из главных блюд на праздничной трапезе в лагере противника.
Прошло несколько десятков тысяч лет ─ срок приличный даже для представителя древней кибернетической расы, для землянина ─ запредельный. Два великих, до того не виданных войска встретились на залитой солнцем равнине при Каннах. Восходящее светило заставляет начищенные медные шлемы и рукояти мечей полыхать так, как, видимо, горел когда-то божественный Огонь, принесённый на землю Прометеем. Неужели не испепелит он подлых врагов, пришедших на священную землю? Ещё недавно была возможность принять бой в горах, где, конница, на которую больше всего надеются полководцы противника, потеряла бы почти всю силу, в то время, как пехотинцы ─ обрели укрытия и множество мест, где можно устраивать засады.
Но так ли всё это важно? Разве гордые воины Республики настолько слабее своих врагов, чтобы, подобно Гектору целиться в единственное слабое место врага? Сражение начнётся на их земле, а значит, не бывать чужакам победителями. Вот, прозвучал сигнал к битве, разом рванули глубокие, закованные в железо колонны, в едином натиске стремясь сокрушить своих врагов. Конники этих, последних, упустили выгодный момент, они уже отступают, вот-вот их боевые порядки будут рассеяны. Но что это? Почему удары сыплются не только спереди, но и с флангов, даже с тыла?! Кажется, численность войск противной стороны выросла, по крайней мере, вдвое. Кругом всё, будто, кишит этими жестокими варварами. В рядах легионеров начинается паника, лишающая их главных преимуществ ─ сплочённости и дисциплины. Если ещё минуту назад бой мог быть выигран, то теперь собрать воедино ту разрозненную массу людей, которой в одночасье стало лучшее в мире войско, попросту, невозможно. Да ведь и боя уже нет, есть продолжающееся убийство, убийство почти исключительно сынов Вечного города дикими пришельцами. Лишь немногие десятки (не говоря уж о сотнях) сумели сохранить какое-то подобие единства и отражать удары многократно превосходящего противника. Среди них ─ высокий и крупный сотник, возглавляющий отряд из двадцати бойцов ─ всё, что осталось от центурии. Выстроившись в боевой порядок, они, будто дровосеки в зарослях колючего кустарника, прорубают себе путь к своим товарищам, к прочным стенам родных крепостей, к свободе, к жизни.
Стремясь утолить жажду крови, не дав никому из солдат противника избежать жестокой расправы, на них налетает небольшой отряд кавалеристов. Первый натиск успешно отбит, но вот командиры… Центурион не спешит уводить своих людей, либо вести их в контратаку, конник ─ перестраивать подчинённых для повторного нападения. Они узнали друг друга. Правда, один из старых воинов в седле, а другой ─ пеший, но для настоящего поединка это ─ не помеха. Кинув поводья кому-то, даже не взглянув, кому именно, и не поставил ли он этим своих людей под возможный удар, варварский командир приближается к своему врагу. Вот, их мечи скрестились со звоном, казалось, способным заглушить молнию Юпитера… Центуриона заставила очнуться сильная боль от швов, накладываемых хирургом. На этот раз он проиграл.
И вот, в очередной раз судьба сводит их. Вот уже стоят лицом к лицу два богатыря, равных которым, кажется, нет в целом свете. Ещё мгновение, и копья взяты наизготовку, могучие боевые кони, подчиняясь лёгкому прикосновению пяток, пускаются вскачь. Слышен треск копья, судя по всему, пробившего-таки дорогой пластинчатый доспех, противник начинает валиться из седла. Но что это? Почему перед его глазами ─ белые махины облаков на светло-голубом поле? Почему собственная лошадь, словно какой-то неведомой силой, была выдернута из-под одного из лучших воинов могущественного хана? Почему его грудь пронзает сильнейшая боль? Похоже, это ничья.
Значит, ничего ещё не закончено. Значит, будет храбрый мурза и поручиком Преображенского полка, тяжело раненным шведским штыком, и «красным мундиром», зарубившим одного из лучших командиров мятежных колонистов, и драгуном, опрокинутым штуцерной пулей на брусчатку Сенатской площади, и предводителем янычаров средь хаоса мин и траншей почти насмерть застрелившим храбреца-мичмана. И никого из них не будет удовлетворять ни одна из одержанных побед, а поражения ─ лишь подзадоривать, заставлять быть ещё храбрее и искуснее, чем при прошлой встрече.
Спустя годы и годы после того, как этим воинам выпала честь открыть одну из крупнейших битв своего времени, в очередной раз стоят они в строю войск, готовых вот-вот наброситься друг на друга. Но от прошлых этот раз, всё-таки, отличается. Разница в том, что теперь они не защищают интересы одних землян от других, они вновь среди своих собратьев ─ двух ветвей древней расы детей Праймуса. Теперь не мечи, не шпаги и не копья нацелили они друг на друга, пушки, и не кровь, а электролит прольют отчаянные храбрецы в очередной схватке. И так будет до тех пор, пока один из них не обратит другого в металлические опилки. Хотя нет, ведь если победитель не будет до конца удовлетворён, он вытащит противника из Олспарка только за тем, чтобы ещё хоть раз помериться силой с врагом, который ему дороже близкого друга, с противоположностью, благодаря существованию которой, он и стал самим собой.
Конец?…
Enemies forever обновлено: Июнь 6, 2017 автором: DOOMer10
Рейтинг: -1

Автор публикации

не в сети 2 часа

DOOMer10

113

Сейчас все неплохо — другая эпоха,
И древнего рода менялась природа,
Лишь вид небосвода столетиям не изменить!

Антарктида. Город: Запупыринск
Комментарии: 4Публикации: 91Регистрация: 27-04-2016


Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Y Фикрайтер.ру

Опубликовано

 

Please log in to vote

You need to log in to vote. If you already had an account, you may log in here

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Яндекс.Метрика