Фанфик - Absolute darkness Фикрайтер

Absolute darkness

1 Балл2 Балла3 Балла4 Балла5 БалловОценка: 3,67 ( голосов: 3)
Загрузка...


Другие фанфики автора

аbsolute darkness

Описание:

История, обычная для «врачей» из подземной тюрьмы: маленькая девочка-мутант застрелена при попытке к бегству. Ну, и что, что у директора, спустя какой-то год после контакта с ней, появилась такая же дочь? Ну и что, что ей было больно, что она плакала? «Наука требует жертв» — всё, что можно сказать по этому поводу, и найдётся ли кто-нибудь, способный воспротивиться этому?

 

Ничей глаз не сжалился над тобою… 

но ты выброшена была на поле, по презрению 

к жизни твоей, в день рождения твоего.

(Библия. Ветхий Завет. Книга пророка Иезекииля. Глава 16)

 

I.

      Заставляя подземные коридоры исполнять заунывный мотив без слов и мелодии, по ним наперегонки носились ветры. Иногда самые озорные из них забегали и в кабинеты, откуда уже не вырывались, но, прежде чем задохнуться, в бессильной ярости стучали дверями, обрывали занавески и раскидывали бумаги, лежащие на столах. Один из них влетел таким манером в просторную, с высоким потолком, выложенную белым кафелем комнату. Не найдя себе иной предсмертной забавы, он лишь немного погремел висящими на стене кандалами, да взъерошил розовые волосы до того мирно дремавшей на полу девочки лет пяти.

      Открыв серо-зелёные глазёнки, малышка, всё ещё мало что понимая, села, беспокойно озираясь по сторонам. Первыми предметами, о назначении которых она вспомнила, были большое зеркало, занимавшее чуть не половину противоположной стены, вторым ─ установленная чуть повыше него электромагнитная пушка. Увидев этого металлического монстра, она задрожала всем своим голеньки тельцем и, быстро поднявшись, непроизвольно вытянулась в струнку… Только тут девочка поняла, что она в принципе способна ложиться и вставать, что ручонки она может располагать либо вдоль тела, либо перед ним, либо впереди, а цепи, ещё недавно сковывавшие маленькие запястья, безобидно висят за её спиной.

      Теперь уже не просто страх, а настоящий ужас объял её. Ведь если в и без того ужасной жизни той, у которой даже не было имени, сколько она себя помнила, была одна лишь эта комната с зеркалом и с каждым разом всё больнее бьющими металлическими шарами, то что же должно было случиться теперь? Может, за ней скоро придут, чтобы отвести в какой-то «крематорий», о котором, наверно, думая, что их не слышат, говорили люди за зеркалом? А что такое этот «крематорий»? Наверное, что-то ещё более болезненное, чем эти шары. Ведь в последнее время Санбан вела себя плохо: капризничала, мало ела, не так хорошо, как могла, использовала свои невидимые руки, а значит, заслужила наказание… Ножки Третьей подкосились, и, упав на пол, она громко заплакала. Впрочем, продолжалось это недолго, быстро осёкшись, она закрыла рот ладошками и, когда убедилась, что ни единого крика из него больше не вырвется, принялась поспешно вытирать слёзки. Слишком уж хорошо знала маленькая узница подземной тюрьмы, что может быть, если «ревёшь». Если после двух предупреждений, доносившихся из зарешечённого окошечка под зеркалом, плач не прекращался, оковы появлялись и на ногах, если и тогда она не умолкала, цепи на руках начинали тянуться вверх, и так, пока не замолчишь, а это было очень больно, и плакать хотелось только сильнее. 

      Тут внимание Санбан привлёк проём, до того закрытый металлической дверью. Наверное, так ей давали понять, что надо куда-то идти. И, уж конечно, там её должны были встретить люди с ружьями, чтобы отвести в «крематорий»… или на ещё какую-то «аутопсию», куда, как она слышала, отвезли Рёку-куна ─ мальчика на пару лет старше неё, какое-то время прикованного к той же стене. Однажды, уснув, облокотившись на специальную жёрдочку, каждый вечер просовываемую охранниками в белую комнату, где они жили, он так и не проснулся, и был увезён на странной кровати с колёсиками на ту самую «аутопсию». Глубоко вздохнув, девочка поднялась и на ватных ногах вышла в коридор.

      Здесь никого не было. Санбан смутно помнила, как ещё очень давно какая-то, очевидно, за что-то очень сердитая на неё тётка, разрезав ножницами платьице, подстригла и помыла девочку, так что мыло ещё очень долго щипало глаза, а потом потащила за руку по коридору. Тогда здесь было очень много людей: и в форме, и в белых халатах, все они куда-то спешили, разговаривали: и по телефону и так, хлопали дверьми. Теперь, наверное, они все сидели за дверью справа, куда, как припомнилось Санбан, её привели и тогда, прежде чем поселить в белой комнате и начать кидаться шарами. Постучав (кажется, так надо делать, если хочешь быть хорошей девочкой, которую не растягивают, не бьют больно щиплющимися «шокерами» и не отправляют в крематорий), но не получив ответа, она всё-таки, робко вошла в эту комнату.

      Здесь тоже оказалось пусто. Никто не сидел за тремя столами (хотя стоящие на них белые штуки, называющиеся, кажется, «компьютеры», были включены и что-то показывали), не было никого ни на красном диване, стоящем рядом с дверью, ни у большого окна, выходившего в какую-то комнату, очень похожую на ту, из которой она только что ушла. На подоконнике лежала какая-то чёрная штучка с приклеенной к ней бумажкой, на которой крупными символами катаканы (единственной азбуки, которую она немного знала) было написано «Нажми!», ниже была нарисована стрелка, указывающая на красную кнопку. Санбан всё так же робко прикоснулась к ней пальчиком, ─ эффекта не последовало. Приложив некоторое усилие девочка, всё-таки, смогла заставить её слегка утопиться. В ту же секунду, заставив Третью вздрогнуть всем телом, эта странная вещь произнесла:

─ Охаё, Санбан!

─ О… охаё… ─ пятясь назад, пролепетала та, к кому обращался этот, казалось, возникший из ниоткуда голос.

─ Не пугайся, если не хочешь быть наказанной.

─ А? Хай! ─ Санбан, как тогда, спустя минуту после своего пробуждения, вытянулась по стойке «смирно».

─ Если ты не узнала, то это я, директор Курама, ─ продолжил голос, ─ и не нужно ничего говорить, ибо так я тебя, всё равно, не услышу.

─ Хай!

─ Повторяю: не нужно ничего говорить, лучше послушай. В последнее время ты была очень плохой девочкой. И если хочешь, чтобы тебя простили, ты должна кое-что сделать. Ты должна найти ответ на мой вопрос: как тебя зовут? Скажу сразу: Санбан ─ не имя, а номер, который мы дали тебе, когда ты поступила сюда. Ты должна вспомнить, как тебя звали до этого. Будешь реветь ─ получишь три часа растяжки, будешь просто сидеть здесь ─ придут охранники с шокерами. А теперь посмотри налево и вверх.

Подняв голову, девочка обнаружила на потолке маленькую трещину, из которой прямо ей на лицо падал узкий лучик света, хотя и медленно, но увеличивавшийся в размерах.

─ Это, ─ продолжил голос, ─ самое страшное, что может быть. Если не вспомнишь своё имя до вечера, эта дыра продолжит расти, и поглотит весь мир. Ну, а если вспомнишь, то, может быть, я даже разрешу тебе пойти в парк недалеко отсюда и немного поиграть там с другими детьми. Помнишь, я тебе рассказывал об этом? Да, теперь так вышло, что я, другие работники и вообще, все люди исчезли, но это значит лишь то, что в поисках своего имени ты теперь можешь идти куда хочешь. Если же ты будешь недостаточно хорошо стараться, то мы можем и вернуться, чтобы тебя наказать. Я надеюсь, ты это поняла. Теперь, возле двери, через которую ты вошла, должен быть шкаф. Там для тебя будет одежда, моя подсказка, как её надевать, и игрушка, чтобы было не так страшно ходить одной. Теперь я засекаю время, и если за десять минут ты не оденешься, то плохо же тебе придётся.

 

Absolute darkness обновлено: Апрель 20, 2017 автором: DOOMer10
Рейтинг: 1

Автор публикации

95
не в сети 4 недели

DOOMer10

Сейчас все неплохо — другая эпоха,
И древнего рода менялась природа,
Лишь вид небосвода столетиям не изменить!

Комментарии: 4Публикации: 94Регистрация: 27-04-2016


Y Фикрайтер.ру

Опубликовано

 

Please log in to vote

You need to log in to vote. If you already had an account, you may log in here

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика